В течение 17 месяцев своего пребывания на посту советника по вопросам национальной безопасности Дональда Трампа Джон Болтон (род. в 1948 г. в Балтиморе) говорит, что поставил перед собой цель добиться покончить с чавизмом в Венесуэле. Этот политик консервативного толка, ветеран всех республиканских администраций, начиная с Рональда Рейгана, считает, что Николас Мадуро был готов бежать на Кубу 30 апреля 2019, однако, как пишет газета АБС, кубинцы этого не допустили. После нескольких жестких споров с Трампом он подал в отставку (или, по версии Трампа, был отправлен в отставку) 10 сентября прошлого года после того, как бойкотировал приезд талибов (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) в Вашингтон, на котором так настаивал президент. Покинув свой пост, Болтон написан книгу воспоминаний под названием «Кабинет, в котором это произошло» (издательство Simon & Schuster). Белый дом безуспешно пытался воспрепятствовать ее выходу в свет. В четверг наш корреспондент взял у Болтона интервью в Вашингтоне.

АБС: С учетом нынешнего положения в Белом доме, считаете ли Вы все еще возможной смену режима в Венесуэле?

Болтон: Полагаю, что в конце концов Мадуро уйдет со своего поста. Это в большей степени связано с внутренними условиями в Венесуэле, чем с тем, кто является хозяином Белого дома. Оппозицию поддерживает 90% населения. Режим держится на небольшой группе высокопоставленных лиц, которые получают доходы от наркоторговли и рэкета, а также финансируются Кубой и Россией. Эти страны активно способствуют тому, чтобы Мадуро удержался у власти. При этом я считаю важным, чтобы другие страны Западного полушария продолжали оказывать экономическое давление на Мадуро. И еще важнее позиция США, где существует широкая поддержка Гуайдо и разногласия между демократами и республиканцами. Хотя Трамп и высказывает время от времени мысль о встрече с Мадуро, думаю, что это было бы ошибочно. Он это понимает, поэтом и не пошел до сих пор на такой шаг.

- Вы считаете, что президент говорит об этом всерьез? Вы считаете, что он мог бы встретиться с Мадуро или это провокация?

— Он же встречался с Ким Чен Ыном, став первым президентом США, который встретился с северокорейским лидером. Ему нравится встречаться с авторитарными лидерами, даже когда он ничего не получает взамен. И тем самым придает им легитимность. В случае с Ким Чен Ыном он придает легитимность кровавому диктатору. Думаю, что встреча с Мадуро станет для него ошибкой. А риск того, что он на это пойдет, существует всегда. Да, думаю, что Трамп вполне серьезно говорит о встрече с Мадуро. К счастью, до настоящего времени нам удавалось это предотвратить.

- В своих мемуарах Вы уделяете немало места восстанию, которое произошло 30 апреля 2019 года. Вы действительно считаете, что Мадуро готов был сесть на самолет и покинуть Венесуэлу?

— Думаю, он был на это готов. Но подобные шаги сопряжены с немалым риском. Я считаю, что многие высокопоставленные руководители, которые вели переговоры с оппозицией, повели себя недобросовестно или пошли на попятную в последний момент. Но самое главное заключается в том, что оппозиция настолько сильна, что, если мы проявим последовательность, Мадуро неизбежно уйдет.

- Вы не жалеете о том, что поверили чавистам Владимиру Падрино и Майклу Морено?

- Я был не единственным, кто поверил, что они сдержат слово. Не могу сказать, что я им тоже доверял. Не думаю, что кто-то из оппозиции им доверяет. Просто тогда мы думали, что режим Мадуро рухнет, и они займут правильную позицию, исходя хотя бы из своих собственных интересов, из интересов своей безопасности. Возможно, они лгали с самого начала, возможно, испугались по мере развития событий. Когда-нибудь мы об этом узнаем. Осталось узнать, какова была роль кубинцев. Уверен, что Вы об этом знаете. Утверждают, что супруга [Мадуро] хотела уехать из страны, однако кубинцы увезли ее в Форт Тюна, не дав ей возможности бежать. С моей точки зрения это показывает ту опасность, которую представляют кубинцы и русские на нашем континенте.

- Почему США доставляли гуманитарную помощь в Кукуту военными самолетами?

— Когда Агентство США по международному развитию предоставляет гуманитарную помощь в случае стихийных бедствий, оно обычно использует военный транспорт, исходя из возможностей тылового обеспечения, которыми обладает армия. Именно это и было причиной, ни о каком запугивании военной силой речь не шла.

- Вспоминаю, что 3 мая 2019 года Вы отправились в Пентагон и открыто заявили, что намереваетесь ознакомиться с планами военной интервенции в Венесуэлу. Это действительно так?

— Мы с президентом Трампом были едины в мнении о том, что военное решение вопроса не исключается. Оно не было приоритетным, но существовало. Русские, китайцы и в особенности кубинцы должны были знать, что мы не позволим им развернуть еще одну военную базу на этом континенте. Я действительно считаю, народное недовольство режимом Мадуро настолько сильно, что достаточно лишь небольшой поддержки извне, надавить на Мадуро. Мы должны и дальше следовать этим курсом.

- Вы часто упоминаете Россию. Когда Вы работали в Белом доме, Кремль бросился спасать Мадуро. Почему?

— С одной стороны, думаю, у них были финансовые интересы в области нефтедобычи. Россия была и остается главным внешним фактором кризиса. С другой стороны, русские поняли, что, закрепившись в Венесуэле, они усилят свои позиции на всем континенте, создадут проблемы в Южной Америке, в Карибском бассейне, в зоне Панамского канала, вблизи Кубы и Никарагуа. Несомненно, Венесуэла весьма привлекательна для России своей нефтью, природными ресурсами.

- Вы тесно работали с испанскими дипломатами, когда были полномочным представителем при ООН. Хорошо знаете Испанию. Почему Вы считаете, что нынешнему правительству Испании не хватило лидерских качеств, чтобы разрешить венесуэльский кризис?

— Как нынешнее правительство Испании, так и то, что находилось у власти в 2019 году, до тех пор, пока я не ушел в отставку, было левым. И Мадуро, последователь Чавеса, выставляет себя в качестве героя левых сил, хотя по сути дела он авторитарный правитель, опирающийся на военную силу. Левое правительство в Испании не желало брать на себя сколько-нибудь значительную роль. Мы действительно активно работали с ними с тем, чтобы они стали играть более значительную роль внутри ЕС именно с целью ужесточения его позиции. А в итоге получилось так, что правительства других стран, в частности, Великобритании (которая на тот момент все еще была в составе ЕС), Италии, Германии и даже Франции стали играть более решительную роль. Так что причиной стала та идеология, которой придерживалось испанское правительство. Она меня удивила и разочаровала, потому что для меня было бы большим подспорьем, если бы Испания оказала мне поддержку на американском континенте вместе с другими правительствами, которые недружественно отнеслись к венесуэльской оппозиции, в частности, правительство Мексики. Но этого не произошло.

- То есть, помощи от них никакой не было.

— Не то, чтобы от них помощи не было. Не хочу создавать ошибочное впечатление о том, что они сделали. Но очевидно, что они не хотели предпринять активных действий и оказать нам помощь, чтобы заставить Мадуро уйти.

- С учетом дипломатической и военной мощи США, санкций, действий спецслужб, как получилось, оказанного давления на Венесуэлу оказалось недостаточно, чтобы сместить Мадуро?

— Мы были весьма близки к достижению этой цели 30 апреля прошлого года. Если бы дело пошло чуть по-другому, то уже ранним утром Гуайдо перестал бы быть временно исполняющим обязанности президента. Помимо этого, хочу сказать еще о двух важных факторах. Первый — это доходы от нелегального оборота наркотиков, осуществляемого при помощи вооруженных группировок, называющих себя «Революционные вооруженные силы Колумбии» и «Армия национального освобождения». Мы оказывали серьезное давление на режим, но мы не добились желаемых успехов в борьбе с наркоторговлей в Колумбии, Мексики и других странах. Не стоит забывать и об огромной финансовой помощи, получаемой режимом от России и Китая, а также о присутствии кубинских военных и сотрудников спецслужб. Это имеет большое значение, потому что кубинцы внедрились в венесуэльскую армию. Мы с оппозиционерами хотя и полагали, что в итоге военные поддержат оппозицию, но в итоге они не смогли ослушаться своих генералов. Борьба продолжается. США и другие страны должны оказать большее давление.

- Какие результаты, по Вашему мнению, имел визит Гуайдо в Вашингтон в феврале нынешнего года?

— Хорошие для Гуайдо и оппозиции. Думаю, это стало очевидным во время приема, который ему устроили члены Палаты представителей и Сената, представлявшие обе партии. Ему аплодировали все, как республиканцы, так и демократы. Вы это знаете по вашей работе, связанной с Белым домом. Политика в США весьма зависит от того, к какой партии тот или иной деятель принадлежит. Но этот раз стал исключением. И поэтому я верю и надеюсь, что данный визит придал большую легитимность Хуану Гуайдо с тем, чтобы он в эти непростые времена продолжил помогать народу Венесуэлы и попытался свергнуть Мадуро.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.