Коррупция — это одна из бед, разрушающих украинскую демократию. Сейчас такого мнения придерживаются почти 80% украинцев, обвиняя руководство страны в том, что оно ей попустительствует. Явление начало приобретать размах с самого начала независимого существования Украины. На фоне экономических реформ, появления частной собственности, формирования сильной группы олигархов в ситуации, когда законы не поспевали за переменами, появлялись коррупционные схемы, справиться с которыми государство не может до сих пор. Впрочем, на протяжении многих лет борьба с коррупцией находилась на последнем месте в списке интересов всех президентов и правительств.

Коррупция на Украине: ни шага без взятки

О коррупции говорилось практически официально. Считалось, что практически в каждой сфере нужно иметь «крышу», то есть покровителя, который извлекает из своей помощи соответствующую финансовую или политическую выгоду. Коррумпированными были пограничники, для которых каждый путешествующий вкладывал в паспорт взятку (это считалось практически обязанностью). Взятки брали автоинспекторы, чиновники за улаживание элементарных вопросов, персонал гостиниц за доступ к факсу, учителя за повышение оценок, вузовские преподаватели за сдачу экзаменов. Все полагали, что без взятки ничего невозможно сделать. Специалисты говорили об экономической и чиновничьей коррупции.

Классическим примером была ситуация с польскими визами. На дверях консульства в Киеве висел огромный плакат, сообщавший большими буквами на русском, украинском и польском языках, что они выдаются бесплатно. Мало кто, однако, в это верил, ведь даром ничего не бывает. Среди стоящих в очереди людей кружили мошенники, собирая по 100 долларов за оформление документов.

На вопрос о коррупции 66% респондентов отвечают, что она свойственна природе украинцев и стала неотъемлемой составляющей их жизни. В результате ничего не работало нормально. Люди начали осознавать, что коррупция оказывает влияние не только на их частную жизнь, но и на экономическое развитие всей страны.

Украинские олигархи и деньги в конвертах

Гораздо большую опасность представляла политическая коррупция, то есть взаимопроникновение политики и большого бизнеса. Это сейчас самая серьезная проблема в стране. Крупные влиятельные олигархи, используя в качестве трамплина одномандатные округа, сами приходили в политику, подкупая избирателей. Помимо этого они финансировали политические партии. Предприниматели оказывались в Верховной раде и в правительстве. Достаточно вспомнить Юлию Тимошенко, которая даже исполняла обязанности премьера, или Виктора Медведчука — главу администрации Леонида Кучмы. Зятем президента был Виктор Пинчук — король стальных труб. В свою очередь, Петр Порошенко, шоколадный король, прежде чем стать президентом, занимал министерские посты при двух правительствах. Классическим примером служит также самый богатый украинец, глава донецкого клана Ринат Ахметов, который без проблем побеждал на выборах в Донбассе, поскольку практически все жители региона работали на его предприятиях. Именно он финансировал Партию Регионов и деятельность Виктора Януковича. Кроме того, можно упомянуть стального и медийного магната Валерия Хорошковского, который был главой Службы безопасности, министром финансов и премьером, а также газовых магнатов, а по совместительству политиков Дмитрия Фирташа, Сергея Левочкина и Юрия Бойко.

Каждый олигарх располагал в парламенте собственной группой депутатов: те получали деньги на кампанию, а потом были готовы поддержать любой закон, какой требовался их покровителям. Все знали и знают, кто чей человек в Верховной раде, кто кого может подкупить, кто заинтересован в том, чтобы выступить против. Вопрос был один: сколько это стоит. Передававшиеся из рук в руки конверты с деньгами были обычным зрелищем, а их содержимое обсуждалось без малейшего стеснения. Можно сказать, что вся экономика контролировалась, а реформы выглядели весьма сомнительными. Борьба с коррупцией мешала слишком большому количеству слишком больших бизнес-предприятий.

Время от времени разгорался какой-нибудь скандал, но быстро выяснялось, кто за ним стоит, и почему он заинтересован в огласке. Обычно речь шла отнюдь не о ведомствах, в чьи задачи входит борьба с коррупцией. В стране, где несколько связанных с политикой олигархов владеют капиталами, которые превышают по объему национальный доход или государственный бюджет, власти сложно называть себя независимой. Именно так выглядит ситуация Украины.

В этой сфере мало что изменилось. Достаточно напомнить, что Игорь Коломойский, один из самых влиятельных олигархов, финансировал кампанию Владимира Зеленского. О предыдущих деловых связях президента с олигархом тоже было известно.

Украина в конце концов взялась за коррупцию

Украинцы сказали решительное «стоп коррупции» в ходе «революции достоинства» 2013-2014 годов. Майдан потребовал разобраться с бедствием, которое отравляет страну. Президент Петр Порошенко, а также премьеры Яценюк и Гройсман тоже объявили коррупции войну, хотя велась она с переменным успехом.

Организованная борьба с коррупцией сталкивалась с сопротивлением разнообразных групп интересов. Порошенко пригласил в правительство иностранных специалистов, надеясь, что они, не будучи частью украинских преступных схем, окажутся более эффективными. Большинство из них не смогли, однако, добиться впечатляющих успехов, поскольку их противником выступал изъеденный политической коррупцией парламент.

Тем не менее украинцам удалось создать независимые органы: Национальное антикоррупционное бюро, Специализированную антикоррупционную прокуратуру и Антикоррупционный суд, хотя в процессе возникали препятствия и предпринимались попытки ограничить круг их компетенций. Также удалось обязать политиков и чиновников отчитываться о своем имуществе, хотя с проверкой деклараций у нового Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции возникли серьезные сложности. Кроме того, заработала площадка для государственных публичных закупок Прозорро.

Всего этого могло бы не появиться, если бы не давление международных финансовых организаций во главе с Международным валютным фондом, который увязал выделение очередных траншей кредита с успехами в борьбе с коррупцией. Давление оказывали также Европейская комиссия, американский Госдепартамент и президент. Когда процесс начал притормаживать, журналисты влиятельного портала «Украинская правда» направили членам ЕС письмо, подчеркивая в нем, что визы для украинцев можно будет отменить только при наличии успехов в антикоррупционных мероприятиях. Они также призвали приостановить помощь Украине, поскольку та отказывается от реформ. Введение безвизового режима входило в список важнейших интересов украинцев, так что запахло новым майданом. Было ясно, что еще немного, и граждане решат расправиться с политиками.

МВФ четко заявил, что Киев получит очередные транши кредитов, только если он завершит работу по формированию независимых органов по борьбе с коррупцией. А следует напомнить, что шла война в Донбассе, и без помощи украинская экономика обойтись не могла.

Порошенко тоже не был чист

Между тем в стране шел ожесточенный спор между Генеральной прокуратурой и Антикоррупционным бюро, дело доходило даже до рукоприкладства. Порошенко пришлось выслушивать обвинения в том, что он спустил борьбу с коррупцией на тормозах. Скандал с «Панамскими документами» показал, что он тоже не был чист. Позднее это сыграло роль в его поражении на выборах.

В июне 2018 года наконец был принят закон о создании Высшего антикоррупционного суда. «За» проголосовали всего 254 депутата из 450. В состав ВАКС входят 38 судей, которых выбирают под надзором международных экспертов. 27 судей работают в суде первой инстанции, а 11 — в Апелляционной палате. Этому органу должны быть переданы все дела, связанные с коррупционной тематикой.

Суд приступил к работе в сентябре прошлого года, когда президентом уже был Зеленский, обещавший привлечь к ответственности всех коррупционеров, вне зависимости от того, в каких структурах те работают. Также при Зеленском появился закон об ограничении депутатской неприкосновенности (такое обещание, президент, впрочем, дал в ходе своей кампании).

Проблема заключается в том, что пока осудить за преступления коррупционной направленности не удалось ни одного высокопоставленного чиновника.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.