Анкара, Лондон — Главный европейский дипломат улыбался в камеру, когда в конце июня совершал полет на вертолете над спорными водами острова Кипр. В вертолете Жозеп Боррелль (Josep Borrell), расположившийся рядом с министром обороны Кипра, сигнализировал таким образом свою поддержку этому острову и его союзникам в жестком споре с Турцией по поводу доступа к огромным запасам природного газа в этом регионе.

Внизу под вертолетом турецкое буровое судно «Явуз» (Yavuz) преследовало буровую платформу, лицензию на использование которой получили французская компания «Тоталь» (Total) и итальянская компания «Эни» (Eni). Однако Анкара считает это соглашение недействительным. Проправительственная турецкая пресса назвала полет г-на Боррелля на вертолете «отвратительной провокацией».

Но и саму Анкару обвиняют в провокационном поведении. Под руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана Турция сделала выбор в пользу более напористого ответа на то, чтобы быть исключенной из региональных усилий, направленных на разработку газовых месторождений в этом регионе. Следует сказать, что на эти месторождения претендуют, по меньшей мере, восемь стран — от Ливии до Египта и Израиля. Подобное вмешательство может поставить под угрозу миллиардные инвестиции, поскольку многие страны этого региона пытаются таким образом укрепить свою энергетическую безопасность.

«Мы рвём и выбрасываем карты Восточного Средиземноморья, которые делают нас узниками на материковой части страны», — заявил в июне нынешнего года Фуат Октай (Fuat Oktay), заместитель Эрдогана.

Этот регион может стать в будущем одним из крупных игроков в области ископаемых видов топлива, — там может оказаться достаточное количество природного газа для поставок в лишенные других энергетических источников страны региона, и при этом еще останется значительное его количество для экспорта. Открытие огромных залежей природного газа за последние 10 лет, которые десятилетиями эксплуатировались недостаточно и были плохо разведаны, создало потенциал для преобразования энергоснабжения в регионе и создания альянсов между странами, казавшиеся ранее немыслимыми.

Египет и Израиль сотрудничают в этом деле. Греция, Кипр и некоторые другие страны считают, что только они имеют право использовать эти огромные запасы природного газа, и это поможет их экономикам отказаться от такого загрязняющего окружающего среду топлива, как уголь. Первоначальная цель состоит в том, чтобы обеспечить энергоносителями развитие растущей экономики Египта. Что касается более отдаленных планов, то, по мнению руководителей энергетических компаний, появится возможность поставлять природный газ в южную часть Европы, сократив таким образом ее зависимость от России.

Однако Турция, — она была исключена из этих проектов из-за сложных отношений со многими другими игроками в регионе, — может помешать реализации подобных амбиций. Г-н Эрдоган ответил на проведенное его соседями исключение его страны тем, что направил турецкие военные корабли для запугивания судов с буровыми установками, принадлежащих международным нефтяным компаниям, а также свои собственные суда, занимающиеся геологической разведкой.

Вначале это был конфликт между Турцией и Кипром, но затем он стал подогревать силовую региональную игру, в которую оказались втянутыми даже страны Персидского залива, вызывающую серьезную озабоченность ЕС и Соединенных Штатов. Самой последней по счету горячей точкой стала Ливия, где Турция в этом году расширила свое военное присутствие после заключения договора с поддерживаемым ООН правительством в Триполи, и это может позволить Анкаре проводить буровые работы в поисках нефти и природного газа у берегов Ливии.

Открытое вмешательство Турции в конфликт североафриканской страны и члена ОПЕК может привести к прямой военной конфронтации с Египтом, Объединенными Арабскими Эмиратами и Россией, которые поддерживают ливийского мятежного генерала, ведущего вооруженную борьбу с расположенной в Триполи администрацией.

«Эта ситуация превратилась в стратегический вопрос», — подчеркивает Доротея Шмид (Dorothée Schmid), эксперт по Турции расположенного в Париже Французского института международных отношений (French Institute of International Relations). По ее словам, многие в Европе считают Анкару «весьма агрессивным игроком, который ведет боевые действия в нескольких частях этого региона и занимает крайне агрессивную позицию в отношении Евросоюза».

Решение направить турецкие буровые корабли и боевые фрегаты в спорные воды характерно для более силовой внешней политики, проводимой г-ном Эрдоганом в последние годы, которая вызвала беспокойство у традиционных союзников Турции и встревожила ее региональных врагов.

«Г-н Эрдоган и некоторые его союзники считают, что Турция восстанавливает свое значение в глазах западных союзников, — отмечает Озлем Кайгусуз (Ozlem Kaygusuz), доцент кафедры международных отношений Университета Анкары. — Они рассуждают так: чем более напористым будет поведение Турции, тем оно будет ценнее, а её влияния уже не смогут игнорировать западные интересы в этом регионе».

Энтони Скиннер (Anthony Skinner), директор программы ближневосточных исследований консалтинговой фирмы Verisk Maplecroft, исходит из того, что Анкара, в конечном счете, намерена заключить сделку с Кипром после проведения переговоров, и тогда можно будет избежать более широкого регионального конфликта, однако подобные переговоры могут состояться лишь через много лет. А пока, по его мнению, воды Восточного Средиземноморья будут оставаться неспокойным местом. «Склонность Эрдогана к рискованным действиям и готовность сдать назад только тогда, когда ситуация становится на самом деле опасной, — все это свидетельствует о постоянной возможности эскалации существующего конфликта», — добавил он.

Региональная конфронтация

Конфронтация в Восточном Средиземноморье уходит корнями в давно существующий конфликт по поводу Кипра. Прошло уже почти 50 лет после того, как этот остров был разделен между греческими киприотами на юге и турецкими киприотами на севере. Анкара считает себя защитником турецких киприотов, и Турция является единственной страной, признавшей этот анклав в качестве независимого государства.

Озабоченность Турции возросла в конце 2000-х, когда Кипр заключил контракт с энергетическими компаниями о поиске месторождений углеводородов близи этого острова. В декабре 2011 года американская компания «Нобл энерджи» (Noble Energy) объявила, что ей удалось обнаружить «значительные месторождения природного газа». Через четыре года компания «Эни» обнаружила гигантское месторождение Зор (Zohr) в египетских водах, в котором, как полагают, содержится 850 миллиардов кубометров природного газа.

После этого компания «Эни» со своими партнерами начала активно проводить работы в этом месте, демонстрируя тем самым потенциал региона. В свое время президент Кипра Димитрис Христофиас назвал «историческим событием» находку компании «Нобл энерджи». По его словам, это открытие может стать «инструментом для укрепления мира и сотрудничества в регионе». Однако все состоявшиеся раунды мирных переговоров по Кипру не дали результата, а споры вокруг природного газа привели к региональной конфронтации.

С одной стороны этого конфликта находятся Турция и Северный Кипр. С другой стороны — Кипр, Греция, Египет и Израиль, а также Объединенные Арабские Эмираты и Франция, которая в феврале направила в Восточное Средиземноморье свой авианосец «Шарль де Голль» для демонстрации своей поддержки консорциуму «Тоталь» — «Эни» перед лицом давления со стороны Турции.

Кипр утверждает, что проводимые вокруг острова буровые работы с целью поиска углеводородов соответствует международному праву. Он также указывает на свою эксклюзивную экономическую зону, установленную в соответствии с принятой в 1982 году Конвенцией по морскому праву, которая была ратифицирована 167 государствами, а также Евросоюзом. Однако решимость Никосии продолжать разведку, несмотря на отсутствие сделки, разозлило Турцию, которая не подписала эту Конвенцию ООН и возражает против применения содержащихся в ней правил.

Анкара утверждает, что Кипр вторгается в район континентального шельфа Турции, а также нарушает права северной части этого острова. Ухудшившиеся в течение последнего десятилетия отношения Турции с многими странами региона Восточного Средиземноморья открыли для Кипра определенные возможности. Кроме того, эта ситуация подстегнула к сотрудничеству Израиль и Египет. Вместе с Грецией они разработали план по добыче природного газа и по его экспорту, в котором участие Турции не предусматривается. А в прошлом году к ним присоединились Италия, Иордания и Палестинская администрация, управляющая Западным берегом [реки Иордан], и все вместе они создали официальный Газовый форум Восточного Средиземноморья.

Среди самых грандиозных планов этого форума можно назвать строительство трубопровода для создания нового экспортного рынка этого региона за счет транспортировки природного газа в Грецию. Однако многие наблюдатели с определенным скептицизмом относятся к этим планам из-за тех вызовов, с которыми столкнется трубопровод, длина которого составит почти 2000 километров и который будет пролегать на большой глубине. Следует учитывать также, что цены на природный газ в последнее время снизились из-за значительных накопленных запасов, поэтому транспортировка его на такое расстояние может сделать предлагаемый проект экономически несостоятельным.

«Пока не ясно, нуждается ли Европа вообще в этом газе, поскольку она получает этот вид топлива из России, Алжира и Норвегии, — отмечает Жан-Батист Бузар (Jean-Baptiste Bouzard) из консалтинговой компании «Вуд Маккензи» (Wood Mackenzie). Более реалистичная цель, по его словам, это поставки природного газа в Египет, а также «возможное использование терминалов по перевалке сжиженного природного газа для дополнительного экспорта».

«Пиратское государство»

Турция, оказавшаяся в условиях все большей изоляции, попыталась помешать работе нефтяных компаний, которые проводили буровые работы по выданным Кипром лицензиям. В начале 2018 года турецкие боевые корабли блокировали принадлежащую компании «Эни» буровую платформу у берегов Кипра — это было первое из нескольких подобного рода эпизодов. Клаудио Дескальци (Claudio Descalzi), генеральный директор этой итальянской компании, после этого заявил, что не хочет, чтобы «война перекинулась на буровые скважины».

Позднее в том же году Турция начала проводить собственные изыскательские работы. В октябре 2018 года ее первое судно глубоководного бурения, — оно получило название «Фатих» (Fatih) по имени султана Оттоманской империи, захватившего византийский Константинополь, — начало при поддержке военных кораблей работы в спорной акватории.

Официальные лица настаивают на том, что Турция намерена диверсифицировать таким образом поставки энергоносителей. Ее значительная зависимость от экспорта нефти и природного газа приводит к образованию постоянного дефицита текущего счета и ограничивает пространство Турции для маневра в отношениях с такими ключевыми поставщиками как Россия и Иран. Но многие в отрасли рассматривают ее действия как разрушительную тактику, а не как подлинное стремление развивать ресурсы, которые она рассматривает как свои собственные.

«Турция находится в идеальной позиции для того, чтобы помешать дальнейшему развитию Восточного Средиземноморья, — подчеркивает Ричард Бронз (Richard Bronze), один из основателей консалтинговой фирмы „Энерджи аспектс" (Energy Aspects). — Однако ее действия продиктованы в равной степени как политическими, так и экономическими соображениями».

Это мнение разделяет и руководство Кипра, которое в ответ на незаконные, по словам его представителей, буровые работы выпустило ордера на арест членов команды одного из турецких судов. Кроме того, правительство Кипра выступило с целой серией осуждений действий Анкары. В январе, когда Турция объявила о скором начале проведения новых буровых работ, ведомство президента Кипра обвинило Турцию в том, что «она превращается в пиратское государство».

Кроме того, Кипр начал активно добиваться поддержки со стороны Евросоюза, который в 2004 году принял спорное решение о принятии этого острова в свои члены, несмотря на его разделенный статус. Этот союз, в состав которого входят 27 государств, неоднократно называл проведение Турцией буровых работ «незаконными» и призывал Анкару прекратить их.

Анкара, в свою очередь, обвиняет Брюссель в том, что он поддерживает одну сторону в этом конфликте. «Создается впечатление, что Евросоюз полностью находится в заложниках у максималистской позиции Греции и греческих киприотов», — отметил в интервью газете «Файнэншл таймс» Кагатай Эрцийес (Cagatay Erciyes), генеральный директор управления по морским делам Министерства иностранных дел Турции. Евросоюз, по его словам, «предпочитает быть составной частью проблемы, вместо того чтобы попытаться ее решить».

Турция оказалась в еще большей изоляции, после того как Конгресс США снял эмбарго на поставку оружия Кипру и увеличил иностранную помощь этому острову, демонстрируя таким образом поддержку проведения работ по поиску месторождений природного газа. Сенатор Роберт Менендес (Robert Menendez), один из инициаторов этих шагов, сделал в тот момент такое заявление: «Мы ясно дали понять, что мы больше не намерены мириться с агрессией Турции в регионе Восточного Средиземноморья».

«ЭксонМобил» (ExxonMobil), крупнейшая американская нефтяная компания, планирует продолжить поисковые работы на обнаруженных в 2019 году месторождениях, в связи с чем возникает вопрос: а пойдет ли Анкара на риск военной конфронтации с кем-либо из гигантов американской промышленности?

Нигар Гоксел (Nigar Goksel), турецкий директор «Интернэшнл крайзис груп» (International Crisis Group), международной организации по предотвращению конфликтов, считает, что всегда существовала надежда на достижение прорыва, будь то мирные переговоры по Кипру или диалог Турция — Евросоюз. «Однако в настоящее время есть только палки, и никаких морковок. Ничего хорошего не предвидится», — добавила она.

Ливийская сделка

На этом фоне Турция подписала имеющую историческое значение сделку с поддерживаемым ООН правительством национального согласия в Ливии, и это еще больше втянуло Анкару в ливийский конфликт. Однако это позволило Турции получить довольно редкого союзника в своих углеводородных битвах.

Турция и раньше активно вмешивалась в этот конфликт, направляя военную поддержку находившемуся в сложном положении правительству в Триполи, когда этот город осаждали войска генерала Халифы Хафтара, регионального военного правителя, пытавшегося установить свой контроль над ливийской столицей.

У Анкары несколько пересекающихся интересов политического, геополитического и делового характера в Ливии, — генерала Хафтара поддерживают некоторые заклятые враги Турции, включая Египет и Объединенные Арабские Эмираты. Но природный газ тоже имеет критически важное значение. В ноябре прошлого года Турция и Ливия подписали соглашение о демаркации новой морской границы между ними.

Министр иностранных дел Греции Никос Дендиас (Nikos Dendias) назвал эту сделку «смехотворной» из-за того, что в ней не учитывается факт существования Крита. Евросоюз заявил о том, что эта сделка «нарушает суверенные права третьих стран, и, кроме того, она противоречит морскому праву».

«Целью этой сделки является блокирование строительства любого трубопровода, проходящего через Средиземное море», — признает один турецкий чиновник.

Дипломаты готовятся к серьезной эскалации напряженности в том случае, если Турция продолжит разведку в территориальных водах Крита. Вот что сказал один европейский чиновник: «Если Турция будет проводить буровые работы у берегов Крита, Греция вынуждена будет отреагировать».

После заключения морского соглашения г-н Эрдоган усилил поддержку администрации в Триполи и направил туда больше военной техники, советников, а также несколько тысяч сирийских наемников, воевавших под эгидой Турции в Сирии. Это помогло изменить расклад сил в этом конфликте, и генерал Хафтар вынужден был отступить.

Однако многих это возмутило. Объединенные Арабские Эмираты добавили свой голос к совместной декларации Кипра, Греции, Египта и Франции, в которой осуждается региональная политика Турции. Кроме того, Анкара обвиняется «в незаконных действиях» в Восточном Средиземноморье, а также в попытках «подорвать региональную стабильность» своими действиями в Ливии. Турция в ответ обвинила эту группу государств в попытке сформировать против нее «альянс зла».

Хотя никакого решения пока на горизонте нет, некоторые аналитики и представители энергетических компаний считают, что экономика в конечном счете возьмет верх над политикой.

«Я надеюсь, что в один прекрасный день мы увидим некоторую логику, и Турция тоже станет частью этого развития, поскольку это огромный рынок, расположенный прямо на пороге, — подчеркивает Матиос Ригас (Mathios Rigas), генеральный директор котирующейся на Лондонской бирже компании „Энерджин" (Energean), которая занимается реализацией проектов в этом регионе. — Энергетика может стать решением, а не проблемой, и именно таким образом политики должны смотреть на это».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.