9 июля в России произошло важное событие. Губернатор Хабаровского края — одного из основных региональных центров российского Дальнего Востока — Сергей Фургал был арестован по подозрению в убийстве. Фургал выиграл губернаторские выборы в сентябре 2018 года, наголову разбив тогдашнего главу края, ставленника центра и правящей партии «Единая Россия». Фургал состоит в оппозиционной Либерально-демократической партии России. Сама по себе победа Фургала на выборах носила сенсационный характер. Уже став главой исполнительной власти края, он принимал и осуществлял ряд решений, которые не вполне вписывались в «руководящую линию» Путина. Поэтому Кремль смотрел на Фургала с плохо скрываемым недоверием.

Арест губернатора Хабаровского края был широко растиражирован российскими СМИ, детально показывавшими и рассказывавшими о его процедуре — как Фургала грубо задерживают оперативники и почти заталкивают в фургон, который на скорости уезжает с места ареста. Эти сцены носили явно демонстративный характер, которые неизбежно наводили на мысли о том, что «Кремль показывает всей стране, что не простит строптивости губернатора».

Конечно, если Фургал действительно имел отношение к организации убийства людей, это ужасно. И такие деяния должны быть наказаны по всей строгости закона. Известно, что Фургал в бытность бизнесменом показывал свой решительный и жесткий характер. А в условиях начального «дикого» капитализма в России вполне вероятно, случались жестокие «разборки» типа устранения конкурентов и т.д. Однако уголовные события, в которых подозревают Фургала, имели место в 2004-2005 годах. И то, что его не арестовали именно тогда, как минимум странно.

Разве в отношении губернаторов, принадлежавших к правящей партии «Единая Россия», не возникало уголовных дел в связи с разными неблаговидными деяниями? Но в том, что касается Фургала, остаются сильные подозрения, что его дело прежде всего политическое. Показательно и время ареста — сразу же вскоре после «Рубикона» всенародного голосования по новой Конституции, которое состоялось за неделю до этого, 1 июля.

Самый близкий к Японии дальневосточный регион России традиционно известен сильными антипутинскими настроениями. Существовало такое мнение, что в Хабаровском крае бывший губернатор Фургал значительно опережал по популярности президента Путина. Сразу после обнародования информации об аресте Фургала в центре Хабаровска начали собираться его жители, протестующие против действий властей. 11 июля на улицы вышло порядка 20 000 — 30 000 протестующих.

В правительстве России за состояние дел на Дальнем Востоке отвечает вице-премьер и полномочный представитель президента в дальневосточном федеральном округе Трутнев. Выехав в регион сразу после событий с Фургалом, Трутнев заявил, что «работа краевой администрации в Хабаровском крае шла не без ошибок».

Судя по публикуемому каждый месяц рейтингу руководителей субъектов федерации России, который готовит «Агентство политических и экономических коммуникаций» (АПЭК), Фургал занимал в нем 81 место, пятое снизу. Следовательно, особыми успехами своего руководства он похвастаться не мог.

Конечно, изначально этот рейтинг скорее демонстрирует близость того или иного регионального руководителя к центральной власти Путина. Например, из раза в раз там на первом месте оказывается мэр Москвы Собянин, а на втором — президент Чечни Кадыров. Но все же список отражает и успехи регионов в социально-экономическом развитии. Остается фактом, что за полтора года после прихода на пост губернатора, Фургал не добился значительных достижений в экономике и социальном развитии края. Уровень его поддержки населением неуклонно снижался.

Вот в чем он стал заметен, так это в некоторой «фронде» по отношению к сложившемуся в стране порядку во власти. Он даже демонстрировал готовность защищать интересы своего региона в противовес политике и решениям центра. И это было оценено частью жителей края. Поэтому многие хабаровчане вполне искренне выступили против ареста своего губернатора.

Фургал достаточно ловко применял пусть и популистские, но находившие в народе некоторый отклик меры. Так, он снизил себе зарплату, предпринял попытку выставить на аукцион государственную яхту прежнего губернатора Шпорта и так далее. Фургал старательно позиционировал себя не элитой, а представителем простого народа во власти. И этим тоже заработал себе некоторые симпатии земляков. Обычно в России простые люди даже радуются арестам и наказаниям преступников от власти, но в том, что касается именно Фургала и именно Хабаровского края, дело пошло иначе.

Либерально-демократическая партия России — это партия крайне правого толка?

Здесь необходимо сказать несколько слов о Либерально-демократической партии России (ЛДПР), принадлежность к которой декларировал Фургал. Поскольку лидер этой партии Владимир Жириновский с самого начала отличался близкими к экстремистским высказываниями по поводу «северных территорий», то в Японии ЛДПР стали считать партией крайне правого толка. Однако на самом деле радикальные заявления Жириновского рассчитаны больше на театральный эффект и самопиар, и сам лидер ЛДПР прекрасно это осознает. Он отлично чувствует себя в этой роли.

В путинской системе власти существует одна правящая партия — «Единая Россия» — и несколько партий так называемой «системной оппозиции». Это ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия». Это умная система, в которой «оппозиционные» партии не наносят правящей никакого вреда, а существуют для демонстрации «многопартийности» в России. Партия Жириновского прекрасно вписывается в эту конструкцию и даже играет в ней весьма заметную роль. При этом не упускает возможностей для зарабатывания привилегий и денег.

В сентябре 2018 года на выборах хабаровского губернатора Кремль проиграл, не сумев «продавить» своего ставленника Шпорта. Однако «рождение» губернатора Хабаровского края — представителя ЛДПР — не представлялось для Москвы таким уж тяжким поражением. Прежде всего потому, что эта партия не выступает против режима. Но занявший губернаторское кресло Фургал вдруг стал вести себя «не по правилам», что не понравилось Кремлю. И апофеозом таких настроений в центральной власти стал арест губернатора.

Среди региональных руководителей от ЛДПР в России есть еще губернатор Владимирской области Владимир Сипягин и Смоленской области Алексей Островский. По отношению к ним центр ведет себя вполне лояльно. ЛДПР тоже всячески демонстрирует, что к протестам в Хабаровске не причастна.

Всенародное голосование по поправкам к Конституции и Дальний Восток

Как известно, общепринятым выводом по официальным данным о всенародном голосовании по новой Конституции является то, что европейская часть России (за исключением Москвы) подавляющим большинством проголосовала за поправки. Однако в Сибири, на крайнем Севере и Дальнем Востоке уровень их поддержки был довольно низким. В дальневосточном регионе в целом за новую Конституцию проголосовали 40,8% имевших избирательное право граждан, а в Хабаровском крае вообще только 27,6%. Здесь, судя по всему, существенную роль сыграло то, что в декабре 2018 года столица Дальневосточного федерального округа была перенесена из Хабаровска во Владивосток. Хабаровчан это решение глубоко задело. «Центральные власти относятся к нам хуже, чем к приморскому региону», — с обидой говорят они. Вполне вероятно, что это проявилось и в результатах общенародного голосования.

Ситуация сама по себе парадоксальная. Ведь Путина ни в коем случае нельзя обвинить в том, что он «не дорабатывает» в отношении российского Дальнего Востока. Совсем наоборот. Еще со времени Владивостокского саммита АТЭС 2012 года Путин стал прилагать целенаправленные усилия к подъему дальневосточного региона. Здесь и создание новых зон приоритетного развития и особых экономических зон, здесь и многочисленные огромные энергетические проекты, и многое другое. В связи с резким осложнением отношений с Америкой и Западной Европой и «переключением» политики России на Восток и, прежде всего, Китай, Дальний Восток начал приобретать статус «окна в Азию». В сентябре каждого года Путин проводит во Владивостоке Дальневосточный экономический форум, на котором усиленно «столбит» место России в процветании Азиатско-Тихоокеанского региона.

Особая ментальность российского Дальнего Востока

Так почему же, несмотря на внимание Путина к Дальнему Востоку, в этом регионе вдруг вспыхивают протесты местного населения против местной власти?

Здесь я хочу привести выдержки из бесед со знающими людьми, которые хорошо разбираются в проблемах Сибири и Дальнего Востока.

Первым из них является Анатолий Штыров, который в 2002-2010 годах являлся главой республики Саха (Якутия):

«Уровень жизни россиян на Дальнем Востоке значительно ниже, чем в среднем по России. В советское время существовала разветвленная система централизованных субсидий и привилегий по снабжению, заработной плате, образованию и так далее. Так что уровень жизни здесь на 30% превосходил общероссийский. Сегодня при более высокой оплате труда в регионе уровень жизни в нем ниже. Невообразимо выросли цены на товары первой необходимости. Из-за дороговизны авиаперелетов регион оказался изолированным от центра. За последние 25 лет здесь нет никакого прогресса в жилищном строительстве, развитии культуры, социальных вопросах.

Тем не менее нельзя не признать, что усилий по развитию региона власть прикладывает немало. Это и строительство космодрома, и новых нефтехимических и газовых производств, и новых судоверфей. Расширяется дорожная сеть. Однако простые жители региона пока не ощущают результатов этого на себе. В промышленности региона больше людей пришлых, а не местных. Все важные экономические решения принимаются в Москве. Никаких волшебных метамарфоз местное население не видит».

Политолог Алексей Чадаев, бывший до января 2019 года советником спикера Госдумы Вячеслава Володина:

«Президент Путин инициирует гигантские инвестиции в огромные национальные проекты, долженствующие доказать, что Россия — это великая держава, а сам Путин обеспечивает стабильность ее развития. Однако простой российский народ этого не понимает и не ощущает. Такое различие в подходах центральных властей и простых россиян характерно для всех регионов страны. Но во многих местах это скрывается за инертностью населения. Однако на Дальнем Востоке в народе широко распространено представление, что местные жители живут на рубежах Российской империи и охраняют ее границы. Поэтому они более социально активны. По малейшему поводу здесь часто проходят протестные митинги, на которых дело доходит до лозунгов об отделении от России. Центральной власти в силу удаленности Дальнего Востока и особой ментальности его жителей сложно бороться с такими настроениями. На Дальнем Востоке традиционные путинские политические методы зачастую не срабатывают».

Некоторые журналисты отмечают особый образ мышления дальневосточников, отличающий их от жителей центральных регионов России. Они традиционно, еще с царских времен, независимы в своих мнениях от центральных властей, уважают свободу мысли и самовыражения. В этом жители Дальнего Востока похожи на американских первооткрывателей. Сегодня они экономически и психологически стали ближе к жителям окружающих их стран — Китая, Южной Кореи, Японии.

Если же заглянуть в историю России, то можно вспомнить, что после большевистского переворота 1917 года самый серьезный очаг противостояния большевикам и белого движения располагался как раз в Сибири и на Дальнем Востоке, откуда правитель Колчак начал свой поход на центр.

Не может ли произойти так, что нынешний бунт в Хабаровске рассыплет угли народного недовольства и на другие области Дальнего Востока и сотрясет всю Россию?

Многое покажет нынешняя осень, когда 13 сентября в стране пройдет Единый день голосования по выборам в федеральные и местные органы власти, а также выборы в Госдуму, которые должны состояться в будущем году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.