Вы заметили, как резко изменилась военно-политическая ситуация в Восточной Азии, в которой, собственно, и расположена Япония?

Бушующая в мире и в нашем регионе пандемия коронавируса принесла драматические изменения в сложившуюся здесь расстановку сил и ситуацию с обеспечением безопасности окружающих стран. Дошло до того, что в связи с отказом от размещения американских систем ПРО наземного базирования в Японии в стране уже вовсю приступили к обсуждению вопроса о «допустимости упреждающего удара по базам противника, расположенным в иностранных государствах».

Как представляется, такая постановка вопроса является чересчур поспешной, резкой и в общем-то неглубокой.

Сначала Японии следовало бы коренным образом пересмотреть стратегию своей внешней политики. И в основу такого пересмотра должно лечь реальное и непредвзятое понимание сложившейся вокруг Японии ситуации с точки зрения обеспечения ее безопасности. Если говорить конкретно, то нам нужно дать принципиальную оценку следующим важнейшим факторам: «китаизации» Гонконга и обострившемуся американо-китайскому противостоянию, «кореизации» Южной Кореи, усилению «русскости» России и нашим действиям по отношению к безудержной политике США «Америка превыше всего!».

«Китаизация» Гонконга

Введение Китаем в действие нового Закона о национальной безопасности в Гонконге, как представляется, явилось тем фактором, который полностью поменял правила игры в этой части Азии. Теперь порядок «Одна страна — две системы», признание Китаем высокой степени автономии и свободы в Гонконге в условиях развития там капиталистической системы поставлены под вопрос. Думается, что китайское высшее руководство долго размышляло, прежде чем решиться на такие действия. Пекин не может допустить повторения победы «демократической оппозиции», достигнутой ею в прошлом году в ходе местных выборов в городских округах, на предстоящих в сентябре нынешнего года выборах в законодательное собрание Гонконга. В то же время центральные власти Китая понимают, что применение Закона поставит под угрозу существование в Гонконге основных демократических свобод и его роль в качестве важнейшего мирового финансового и инвестиционного центра, что нанесет колоссальный ущерб интересам самого Китая. Понятно, что исполнение Закона о национальной безопасности будет находиться в руках центральных китайских властей.

В этой связи в принципе жесткую реакцию на введение Закона со стороны американской администрации можно понять. Конечно, нельзя отрицать того, что в формировании отношения к этому самого Трампа могут лежать его предвыборные соображения. И все же в основе действий Вашингтона находится понимание того, что если сейчас демократический мир проявит «попустительство» в отношении поведения Китая в Гонконге, то в ближайшем будущем оно может стать еще более жестким и агрессивным. В этом контексте и следует рассматривать подписанный Трампом 14 июля Закон по противодействию китайской политике в Гонконге. В Вашингтоне сейчас озабочены тем, как именно будет исполняться Пекином новый закон о безопасности, и насколько далеко зайдут его действия.

Как действовать Японии в связи с политикой Вашингтона на «устранение» Китая?

Таким образом, размах и острота американских санкций против Китая будут определяться масштабами и остротой соответствующих действий Пекина. Прежде всего — это уровень вмешательства центральных китайских властей в предстоящие выборы в законодательное собрание Гонконга. Но не следует забывать и того, что формирование и имплементация возможных американских санкций — процесс не одномоментный и может потребовать определенного времени. Это играет на руку Китаю: он может принять как упреждающие меры, так и меры прямого противодействия американским санкциям.

Проблема Гонконга тесно связана с проблемой Тайваня. Высока вероятность того, что последний, видя на примере Гонконга линию Пекина на отказ от порядка «Одна страна — две системы», усилит свое стремление к реальной независимости. Уже сейчас Тайвань демонстрирует Гонконгу всяческую поддержку, вплоть до массового приема его жителей. В Тайваньском проливе и прилегающей акватории Южно-Китайского моря нарастает военная напряженность. Здесь активизировались военно-морские силы США. Америка дает резкие оценки «агрессивным» действиям Китая вокруг островов Спратли. Вашингтонская администрация запретила импорт в США продукции китайской IT-корпорации «Хуавэй», что ставит под удар китайско-американскую торговлю.

Все это напрямую задевает интересы Японии. Будучи зависимыми от США в вопросах безопасности, мы в то же время сильно зависим в экономических связях от Китая. Как Японии выстраивать сбалансированную политику в «тисках» американо-китайского противостояния? Здесь нужны выверенные и аккуратные подходы. Крайности должны быть исключены. От этого в конечном счет зависит будущее Японии. Именно такие соображения должны быть в головах наших политиков еще до того, как в японских руководящих сферах начинаются споры по поводу государственного визита Си Цзиньпина в Токио.

«Кореизация» Южной Кореи. Возможность резкого усиления в ней антияпонских «извержений»

Для нынешнего южнокорейского президента Мун Чжэ Ина основой его политики является «сосуществование двух Корей». Он сам и основные члены его администрации принадлежат к поколению «демократов левого толка», которое сформировалось еще в 1980-х годах. У этих политиков превалирует представление о «величии» корейской нации и о том, что ее всегда эксплуатировали более крупные страны. Поэтому у нынешнего руководства Южной Кореи имеются сильные скрытые антиамериканские и антияпонские настроения. В то же время националистически они до какой-то степени объединяют себя с северокорейским режимом. Вынужденно поддерживая союзнические отношения с США и Японией по вопросам безопасности, Южная Корея занимает самостоятельную позицию в отношениях с Америкой и проводит ярко выраженную антияпонскую линию в отношениях с нашей страной. Хотя исторически Южная Корея имела проблемы и с Китаем, но сильно завися от него сейчас в экономическом отношении, ведет себя с ним нейтрально.

В отношении Северной Кореи в Сеуле некоторое время соперничали «консерваторы» и «прогрессисты». С победой лидера последних Мун Чжэ Ина, ставшего о очередной раз президентом, в Южной Корее возобладал «панкорейский» подход, преследующий цель объединения всей корейской нации. Так что в некотором смысле мы имеем дело с «кореизацией» Южной Кореи.

Для Японии это невыгодное развитие событий. Прежде всего с точки зрения решения приоритетной для нас задачи возвращения японских заложников, похищенных Северной Кореей. В Южной Корее этой проблеме особой важности не придают. Сколько бы Япония ни призывала к решению этой проблемы, реальные сдвиги по ней полностью отсутствуют.

Усиление «русскости» России. Осложнение решения проблемы «северных территорий»

В России в начале июля текущего года прошло общенародное голосование по новой Конституции, результаты которого фактически позволяют Путину оставаться на посту президента до 2036 года. Его нынешний шестилетний президентский срок заканчивается в 2024 году. Дальше все предыдущие сроки нахождения его у власти «обнуляются», и по Конституции он получает право выдвигаться на высший в стране пост еще два раза — в общей сложности на 12 лет. Таким образом, он практически превращается в «пожизненного президента».

В текст новой действующей Конституции внесено много поправок консервативного толка, таких, как запрет на отчуждение российских территорий, однополых браков и т.д. Красной нитью в новой Конституции проходит «великодержавность» России.

Японское правительство по существу просто принимает новый Основной закон России к сведению. Однако следует понимать, что его положение о «запрете на отчуждение российских земель» по существу ставит под большой вопрос перспективы возврата Японии «северных территорий». В настоящее время отношения России с Америкой и Западной Европой характеризуются большой напряженностью в связи с обвинениями в адрес России в кибератаках и вмешательстве в выборы в различных странах. В то же время российско-китайские отношения стремительно развиваются.

В этих условиях серьезного пересмотра требуют японские подходы к японско-российским отношениям. Разве это нормально, что правительство Абэ делает ставку на многократно повторяющиеся японско-российские переговоры на высшем уровне, которые не приносят ни малейшего результата с точки зрения решения «территориальной проблемы»? Наоборот, создается такое впечатление, что они только способствуют отдалению позиции России от перспективного направления.

«Америка превыше всего!» и необходимость подготовки к посттрамповским временам

В условиях таких существенных изменений в военно-политической ситуации в Восточной Азии некоторые действия президента Трампа, осуществляемые под лозунгом «Америка превыше всего!», начинают порождать серьезные проблемы и для Японии, и для восточноазиатского региона. Политика «Америка превыше всего!» исходит из уверенности Трампа в возможности одержать победу над Китаем, добиться для Америки решающего преимущества в торговых отношениях с региональными государствами и путем массированного экспорта в регион американских вооружений переложить на плечи своих союзников и партнеров основное бремя военных расходов. При этом Трамп предпочитает действовать не в рамках сложившихся многосторонних международных конструкций, а в рамках двусторонних отношений с конкретными странами.

И Трампу удалось «продавить» двусторонние торговые соглашения с Китаем и Южной Кореей, «выбить» из Сеула существенный рост расходов на содержание американских войск и заставить Японию пойти на беспрецедентные закупки американских вооружений на гигантские суммы. При этом Трамп добился выхода Америки из соглашения по Транстихоокеанскому партнерству (TPP), снижения уровня американского участия в АТЭС, Восточноазиатском саммите и других региональных организациях.

В случае избрания Трампа на второй срок такая его линия может только усилиться. Однако, исходя из внутриполитического расклада в США, у Трампа невысокие шансы на переизбрание. Японии следует пересматривать свою политику в отношении США, готовясь к возможной победе кандидата от демократической партии Байдена.

При этом нам следует учитывать как большие изменения в ситуации с безопасностью в регионе, так и большую зависимость Японии от огромного китайского рынка.

Японии следует заблаговременно готовится к посткоронавирусным временам. На первое место в этот период выйдут задачи восстановления экономики. Для этого обязательным станет стабильность окружающей Японию среды. Нам необходимо вырабатывать такую внешнеполитическую стратегию, которая способствовала бы этому.

Хитоси Танака — с 2010 года директор японского Института международных стратегических исследований. Окончил юридический факультет Киотского университета. С 1969 по 2005 год работал в МИДе Японии на ответственных должностях. Последняя должность — статс-секретарь МИДа в ранге заместителя министра. Являлся профессором Токийского университета. Автор многочисленных книг: «Государство и дипломатия», «Вызовы для японской внешней политики», «Искусство международных переговоров» и др.

Комментарии японских читателей

qss

С Россией проблема «северных островов», с Китаем — островов Сенкаку, с Южной Кореей — островов Такэсима. А мы только и делаем, что выражаем сожаления. Японии необходимо укреплять договор безопасности с США и резко усиливать собственные вооруженные силы. Только тогда нас будут уважать.

tm8

Что нам нужно, так это «японизация» Японии. Хватит быть вассалом Америки! Хватит бояться Китая и России! Япония должна стать способной во всю силу своей экономической мощи отстаивать свои интересы! Для этого нам нужны решительные политики!

tak

Нам нельзя больше рассчитывать на американские «благодеяния». Каждая страна должна быть в состоянии себя защитить. Необходимо менять нашу «пацифистскую» Конституцию и серьезно заниматься патриотическим воспитанием народа!

tc1

Что касается конкретно России, то почему мы не подаем на нее в международные суды за захват «северных островов»? Ведь есть же прецеденты, когда другие страны выигрывают у России! Почему мы не принимаем против нее жесткие экономические санкции?

vag

Если в Америке победит кандидат от демократической партии Байден, то мы опять будем иметь дело с «бездарной» внешней политикой США. Разве не демократические «бездарности» позволили Северной Корее обзавестись ядерным оружием? Разве не они попустительствовали началу китайской экспансии в Южно-Китайском море?

Нельзя позволить, чтобы престарелый геронтократ Байден продолжил эту «безмозглую» внешнюю политику Америки!

yam

Китаю надо противодействовать вместе с Америкой. Против Южной Кореи применить финансовые санкции, она испугается.

Про Россию нужно вообще просто забыть.

Наша главная забота — возрождение японской экономики. Вот сюда правительство пусть и направит все силы!

vcm

Что касается России, то по отношению к ней больше подходит слова «советизация»! Все ее устремления направлены на агрессию против бывших республик СССР, типа Украины. Зачем ей Япония?

 jir

Ну что же, придется жить с американскими ядерными ракетами под боком. Пусть они лежат на американских военных базах. А нацелены будут на Пхеньян и Сеул!

nik

Вот тебе и конец глобализации! «Китаизация» Гонконга, «кореизация» Южной Кореи, «усиление русскости» России, «Америка превыше всего!» в США.

hk9

И сколько будут у нас в Японии пересматривать внешнеполитическую стратегию? В нашей стране быстро только налоги да всякие повинности навешиваются на народ, а все остальное наши правители делают медленно!

lgx

Какое усиление «русскости» России!? Нам этой «русскости» и так уже с лихвой! Отдавать нам «северные острова» Россия давно уже не собирается и никогда не отдаст!

suz

А под «русскостью» России автор случайно не подразумевает ее «советскость»?

gokuu

От всех этих наших соседей хочется спрятаться на морском дне и не всплывать!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.