Является ли то, что мы сейчас наблюдаем, падением последней детали паззла, составлявшего Советский Союз? История говорит нам, что СССР прекратил свое существование 25 декабря 1991 года, когда Михаил Горбачев ушел в отставку, Борис Ельцин стал владельцем Кремля в качестве президента России, а остальные 14 республик пошли своей дорогой. Это история из учебников, а не полная правда.

Начнем с того, что коллапс Советского Союза проходил в несколько этапов. Существовало демократическое движение, которое подтачивало власть коммунистической партии в течение трех предшествующих лет. Советские сторонники жесткой власти совершили путч в августе 1991 года, чьим последствием стала в том числе передача власти от институтов СССР к России. Три страны Прибалтики получили независимость, которая вскоре была признана всеми западными странами. В охотничьем домике в Беловежской пуще 8 декабря состоялась встреча, на которой лидеры стран, составлявших Советский Союз, юридически закрепили распад страны.

Сложнее нащупать и определить реальный, фактический распад СССР. Российский триколор в одну ночь заменил советские серп и молот над Кремлем, но существовавшие связи не могли так просто пропасть. Можно утверждать, что почти тридцать лет ушло на то, чтобы исчезли политические, экономические и, да, психологические связи. И самые близкие к России бывшие республики естественно оказались последними в очереди.

Украина была предпоследней. Ее уход начался с объявления независимости 24 августа 1991 года, но только в 2003 году процесс начался по-настоящему с победой Оранжевой революции. Он продолжился в 2014 году на Евромайдане, который на Украине называют «революцией Достоинства» и завершился в прошлом году победой на президентских выборах аутсайдера Владимира Зеленского. Некоторые могут утверждать, что независимость Украины не будет по-настоящему полной, пока продолжается конфликт на востоке страны с поддерживаемыми Россией повстанцами. Но процесс не повернуть вспять. Если Россия когда-либо хотела удержать Украину, эта битва проиграна.

И сейчас, возможно, заключительная глава. В воскресенье мы, вероятно, будем наблюдать как Белоруссия, последняя из бывших советских республик и самая близкая к России во многих аспектах, наконец отправится от остатков причала СССР. Президент Александр Лукашенко баллотируется на шестой пятилетний срок, но в этот раз оппозиция неожиданно более сильная и сплоченная, чем когда-либо ранее.

Называть Лукашенко «последним диктатором Европы» — преуменьшать его власть. Ему больше подходит определение «бандитский деспот» или «выживший». Он пришел к власти на добрых пять лет раньше, чем Владимир Путин оказался в Кремле, и с тех пор крепко за нее держался, всего несколько раз сталкиваясь с серьезными препятствиями. Его техника была почти китайской: стабильность и повышение уровня жизни в обмен на политический конформизм, в случае необходимости использовать не очень мягкое полицейское принуждение.

Однако в этот раз Лукашенко, похоже, подвели решимость и сообразительность оппозиционеров. Они объединились вокруг Светланы Тихановской, которая вышла на сцену после того, как три основных лидера оппозиции, включая ее мужа Сергея Тихановского, были задержаны. Полный новичок в политике, сейчас она привлекает на свои митинги по всей стране десятки тысяч человек, при населении 10 миллионов. В прошедшие две недели толпы были настолько большими, что власти, похоже, оставили свои попытки запретить их или разогнать.

Оппозиционную платформу можно выразить так: «Кто угодно, кроме Лукашенко». Однако все в равной степени смелее и проще, чем эта фраза. Тихановская настаивает, что она не борется за власть как таковую. Наоборот, она использует победу, чтобы вернуть оговоренное в первой демократической конституции Белоруссии 1994 года — свободу слова, свободу выборов и ограничение власти президента. Сделав это, она инициирует новые свободные выборы.

Оппозиция имеет больше шансов, чем можно было предположить в начале, начиная с энергии и верности, которые Тихановская привнесла в кампанию. Экономика замедлилась, и стало нарастать недовольство закостенелой политической ситуацией. В более краткосрочном плане изначально пренебрежительное, а затем беспечное отношение Лукашенко к коронавирусу, который, по словам его самого, он смог победить, однако его недавняя речь была отменена.

Оппозиция смогла использовать соцсети и таким образом обойти официальные СМИ, чтобы донести свою мысль и организоваться. Кроме этого, они знают о революции и свободных выборах на Украине и относительном процветании в соседней Литве.

Ничего из этого не доказывает, что Тихановская победит. Она может проиграть справедливо или не быть допущенной к победе грязными трюками действующего президента. Международные наблюдатели не допущены, а местные волонтеры за решеткой. Не следует также говорить, что в случае ее маловероятной победы или дозволения победить, оппозиция останется такой же сплоченной, как во время предвыборной кампании.

Существует еще множество отрицательных сценариев. Если за предполагаемыми «украденными» выборами последуют протесты, вполне возможно, что они будут жестоко подавлены, как это было в 2010 году. Но 2020 год — не 2010. Сейчас не только существует более сплоченная оппозиция, но и Лукашенко не полностью расположен к Москве, Запад понемногу его обольщает.

Пока что Москва держится в стороне. Вероятно, это объясняется тем, что Путин занят Сирией, Украиной и теперь еще протестами на Дальнем Востоке. Лукашенко заявил, что недавно задержанные в Белоруссии российские наемники, были отправлены туда с целью доставить неприятности. Однако Минск — это обычная пересадочная точка для перемещения русских в Ливию и другие страны Африки. Кроме того, стала бы Москва нарушать планы Лукашенко? Единственное, что точно ясно, так это то, что любая попытка белорусской оппозиции повторить сценарий украинского Евромайдана — волна гражданских беспорядков в 2013-2014 годах — поставит не только Россию, но и ЕС и США в неловкое положение.

В то же время, уровень подчинения Белоруссии России может быть преувеличен. Эта идея была усилена разговорами в СМИ о возможной конфедерации России и Белоруссии. Такое развитие событий, похоже, временно не обсуждается. Однако рассматривать Белоруссию исключительно как слабый придаток России всегда было ошибочно.

Белоруссия обладает долгой историей своего собственного искусства, фольклора и театра, некоторое из перечисленного уходит корнями еще в довоенные еврейские сообщества. Марк Шагал родился под Витебском. Когда разрушался СССР, именно в Белоруссии состоялась поворотная встреча в Беловежской пуще, где был расторгнут союзный договор 1924 года. Белоруссия почти также пострадала от чернобыльской аварии, как и Украина, и пришла к аналогичным заключениям о советской системе.

Белоруссия была первым из постсоветских государств, кто напечатал свои собственные деньги, изменил названия улиц и повесил таблички на белорусском языке, который многие русские считают только диалектом, но который служит поводом для национальной гордости. Если когда-либо бывшие советские республики захотят, как иногда обсуждается, создать собственное объединение по принципу ЕС, Белоруссия надеется, что ее столица Минск, станет своеобразным Брюсселем.

Одним словом, даже если Светлана Тихановская по какой-либо причине не победит на выборах в это воскресенье, Белоруссия можно считать взрослой, самостоятельной страной. Теперь только вопрос времени, когда распад Советского Союза по-настоящему завершится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.