Эстония очень далека от государства, в котором воспитанная простыми рабочими и работающая продавцом девушка может стать премьер-министром, а тем более президентом. Особенно если ее зовут Маша, Вера или Света, заявила на президентском приеме по случаю годовщины восстановления независимости хореограф Света Григорьева.

— Когда 13 лет назад, после окончания средней школы меня спросили, кем я хочу стать, я ответила немного с иронией: первой женщиной-президентом Эстонии. Даже если бы это не было шуткой, мы все сегодня знаем, что первой я бы уже не стала. Уважаемая Керсти Кальюлайд обогнала меня.

Большие мечты мы скорее связываем с детством, хотя без них, возможно, здесь не родилась бы почти 30 лет назад собственная государственность. Когда я, ребенок республики, смотрю на сегодняшнюю Эстонию, у меня возникает ощущение, что большие мечты доступны лишь определенной части живущих в этой стране людей. Тот факт, что перед вами на президентском приеме в Розарии выступает молодая женщина из смешанной эстонско-русской семьи простых рабочих — это маленькое чудо. Скорее, исключение. И все мы, наверное, знаем, что обычно подтверждается исключениями.

Американская писательница и поэтесса Одри Лорд сказала: «Твое молчание не защитит тебя». Так она призывала обратить внимание на определенные группы общества, испытывавшие исторически сложившееся неравенство. Давала понять, что хотя разговоры могут стать опасными, молчание также не гарантирует защищенности. Поэтому я сегодня здесь, отвечая на призыв Одри и прерывая свое молчание знанием того, что меня могут ожидать политические гонения, расторжение нынешних и будущих трудовых договоров или даже повестка в суд. Таково реальное положение требовательной и порой гневной женщины в современной Эстонии.

И все же нельзя не сказать, что однажды я проснулась в государстве, где слово было предоставлено экономически обеспеченным и считающим себя чистокровными эстонцами мужчинам на пару десятков лет старше меня. То, что они заявили, мне не понравилось. Я живу в стране, где нынешняя коалиция каждый день занимается унижением женщин, молодежи, меньшинств, иностранных студентов, трудовых мигрантов и местных работодателей. В стране, в которой нынешняя коалиция усиленно внедряет понимание того, что свободное государство и свобода человека возможны только при определенной национальности, вероисповедании и сексуальной ориентации.

Тем не менее не могу не сказать, что я, эстонка, по-прежнему не голосовала бы за Партию реформ, которая в течение предыдущих 17 лет правительственной деятельности, а точнее сказать, бездействия, прокладывала дорогу нынешним популистам. И я, как русская, никогда не буду голосовать за Центристскую партию, сформировавшую правительство с людьми, которые точно знают, сколько детей должна иметь женщина в моем возрасте, в кого я могу влюбиться и с кем вступить в брак. Но, кроме этого, я человек, который в какой-то мере понимает часть людей, выбирающих популистов.

Борьба с коронавирусом продемонстрировала нынешней весной интересный феномен. Мы держались вместе, сохраняя дистанцию. Мы держались вместе, изолируясь друг от друга. И так можно. Но нам как народу надо начинать держаться вместе и совсем по-другому.

Когда во время чрезвычайного положения в социальных сетях появлялись шутки о дельфинах, вернувшихся в уже не такую загрязненную Эмайыги, во время наших с мамой вечерних прогулок в Ласнамяэ мы видели, что в обычно пустых проезжающих мимо автобусах стали появляться выглядевшие бездомными люди. Не спорю, что Эстония — одно из наиболее успешных постсоветских государств. Нам есть чем гордиться. И все же до идеального общества нам еще очень далеко.

Безработные, бедные, малообеспеченные, жители сельских регионов, простые рабочие, эстонские русские — все они парадоксальным образом ближе мне, чем вы, находящиеся сейчас здесь, в Розарии, и прославляющие вместе со мной Эстонскую Республику. Но почему я понимаю людей, которые верят в государство в государстве?

Не ищут ли эти люди просто причины своих неосознанных или даже осознанных лишений и безрадостного повседневного существования? Да, они ищут это не в том месте, но предлагал ли им кто-нибудь лучшую альтернативу?

Коалиция готовит сегодня совершенно бесполезный и раскалывающий общество референдум по вопросам семьи и брака, тогда как настоящую проблему для Эстонии представляют 300 тысяч людей, живущих в относительной бедности. Когда настоящей проблемой Эстонии по-прежнему является недостаточная интеграция и вытекающая из этого сегрегация по языковому признаку. Когда настоящей проблемой в Эстонии является численность тех молодых людей в возрасте 18-24 лет, которые живут здесь в абсолютной бедности, оказавшись на грани выживания задолго до атаки коронавируса.

Март Хельме, у вас нет никаких причин для беспокойства, Эстония очень далека от государства, в котором воспитанная простыми рабочими и работающая продавцом девушка может стать премьер-министром, а тем более президентом. Особенно если ее зовут Маша, Вера или Света.

Я мечтаю об Эстонии, в которой каждый человек может мечтать больше чем об элементарных потребностях. Далеко не все родились, как говорят в современном построенном по принципу эффективности обществе, с хорошим стартовым пакетом. Доступ к хорошему образованию, здравоохранению — это лишь некоторые вещи, которые укрепляют статус высказывающего свое мнение и думающего гражданина, а также ощущение полноценной жизни. Если государство не обеспечивает необходимого материала и качественного обучения, то несколько преждевременно и даже цинично обещать людям свободу самим ковать свое счастье.

Мы можем спекулировать на тему того, не начался ли de facto XX век нынешней весной. Будущее, конечно, казалось темным еще до пандемии. Мы или постепенно приучим свои глаза в углубляющейся тьме или сразу начнем направлять лучи света в те грустные и темные углы, наличие которых мы до сих пор игнорировали или были способны только стыдиться их.

В противном случае в правительстве, Рийгикогу и даже в президентском кресле в будущем будут сидеть пекущиеся о благополучии лишь небольшого сегмента мужчины, одним из воплощений страхов которых станут девушки с большими мечтами — продавщицы — из Ласнамяэ, Силламяэ, Кохтла-Ярве, Нарвы, Валгамаа, Эльва, Пылва, Вырумаа, Отепя…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.