Сейчас нет никаких причин полагать, что в ближайшее время к власти в Белоруссии придет оппозиция. На самом деле есть масса различий между тем, что сейчас происходит в Белоруссии, и тем, что происходило на Украине в 2014 году и в Армении в 2018 году. На это есть четыре причины.

Во-первых, президент Белоруссии Александр Лукашенко — очень крепкий и решительный человек, готовый бороться за власть до конца. В отличие от других постсоветских лидеров он оказался единственным лидером, которому хватило присутствия духа, чтобы сохранить весь белорусский промышленный сектор. Во всех соседних государствах — в Эстонии, Латвии и Литве — промышленность исчезла. В результате значительная часть населения этих стран, особенно молодое поколение, ищет работу в Западной Европе. Кроме того, Лукашенко борется не только за свою собственную власть. Он хорошо понимает, что, если уличная толпа придет к власти, Белоруссии придет конец. Он оказался единственным лидером, который с помощью российских миллиардов сумел сохранить в своей стране фабрики, рабочие места и, в целом, блага своего народа.

Во-вторых, Лукашенко удалось сделать так, что практически все члены его политической команды и руководство служб безопасности остались преданными ему. Революции в Грузии, на Украине и в Армении оказались успешными из-за глубоких разногласий внутри элиты. Как только эти разногласия стали очевидными, службы безопасности заявили, что они не будут защищать нынешнюю власть с помощью репрессивных методов. Лукашенко находится в другом положении.

В-третьих, Россия — хотя и с некоторым промедлением — все же высказалась в защиту Лукашенко. И президент России Владимир Путин, и министр иностранных дел России Сергей Лавров признали, что выборы в Белоруссии, возможно, были неидеальными и что в ходе них, вероятно, были допущены какие-то нарушения, но их результат очевиден: победа Лукашенко не вызывает сомнений, поэтому Москва считает его законным президентом страны. Точка.

В четвертых, несмотря на то, что оппозиция собирает десятки и даже сотни тысяч людей на улицах на акции протеста против Лукашенко, она все равно не сможет прийти к власти, потому что в отличие от оппозиции в Грузии, на Украине и в Армении, институционно она отсутствует в белорусской политике: у нее нет серьезных политических лидеров, политических парий, которые были бы представлены в парламенте, и у нее нет даже устоявшихся гражданских институтов.

Чего Белоруссии стоит ожидать в ближайшие дни и недели? Я считаю, что влияние России сыграет решающую роль в урегулировании политического кризиса в Белоруссии. Встреча Лукашенко и Путина, которая состоится в сентябре, внесет некоторую ясность в то, как будут развиваться события в Минске. Ни Соединенные Штаты, ни Европа никак не смогут на это повлиять. Американская поддержка идеи о том, что министры иностранных дел Евросоюза могли бы каким-то образом «посодействовать переходу власти», тоже не принесет положительных результатов, как предположил Джон Хербст (John Herbst), директор Евразийского центра в Атлантическом совете и бывший посол Соединенных Штатов на Украине. Напротив.

Вероятнее всего, на встрече с Путиным Лукашенко представит дорожную карту, которая будет включать в себя несколько стадий, в том числе принятие новой конституции и проведение досрочных выборов. Этот процесс, скорее всего, займет около двух лет. Это окажет успокаивающее воздействие на протестующих белорусов. Затем, как мне кажется, Лукашенко займет некую должность, специально для него созданную в союзном государстве. За эти два года Россия подготовит достойного лидера, который сможет достичь тех целей, которые Лукашенко поставил перед собой еще 26 лет назад.

Если события будут развиваться по этому сценарию, у России не будет причин отправлять войска в Белоруссию. Как и в случае с Арменией, у уличных протестов белорусской оппозиции нет никакого геополитического аспекта. В отличие от ситуации в Грузии и на Украине, белорусы не выбирают между Россией и Западом. Разумеется, на западе Белоруссии есть небольшие группы людей, которым хотелось бы разыграть эту карту, но на самом деле их очень и очень мало. Может ли Россия столкнуться с санкциями в связи с урегулированием белорусского кризиса и еще большей интеграцией между Россией и Белоруссией?

Жестокая истина заключается в том, что Россия больше не боится западных санкций. Она уже видела предостаточно. Сегодня на Западе нет единства. Соединенные Штаты переживают глубокий кризис, как внутри страны, так и на внешнеполитической арене, потому что президент Дональд Трамп пытается изменить внешнеполитическую парадигму Соединенных Штатов. Даже угрозу введения санкций в связи с газопроводом «Северный поток-2» вряд ли удастся реализовать, не говоря уже о других предложениях, которые посол Хербст изложил в своей статье, опубликованной в журнале The National Interest.

Как показали недавние массовые демонстрации в Берлине, не Ангела Меркель и не Трамп, а Владимир Путин является истинным идолом для многих немцев, и требования обеспечить настоящую независимость и суверенитет Германии от Соединенных Штатов вместо нынешнего полуколониального статуса не позволят канцлеру Меркель — даже если бы она этого захотела — поддаться на шантаж и угрозы Вашингтона. То есть, как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Впереди нас ждет реализация российских экономических проектов и постепенное слияние России и Белоруссии в единое государство, и неважно, нравится это Западу или нет.

Андраник Мигранян — профессор Московского государственного института международных отношений.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.