В январе этого года под эгидой российского посольства в Сараево открылась выставка «Путь к победе». На ней представлены документы и плакаты, демонстрирующие роль Красной армии во Второй мировой войне.

На открытии выставки посол России заявил: «Наши народы объединяет общая трактовка истории и общее отношение к нацизму. Сегодняшняя выставка — это набор фактов о реальных событиях военного времени».

Но становится все очевиднее, что никакая «общая трактовка истории», в том числе и Второй мировой войны, Россию и другие государства от Польши до Прибалтики не связывает. А Кремль насаждает свою предвзятую, если не сказать ревизионистскую, версию «истинных фактов» о Второй мировой войне — в том числе на Балканах.

Такие выставки в Сараево раньше не проводились. Культурная деятельность посольства России в Боснии и Герцеговине, как правило, сосредоточена на другой части страны — Республике Сербской, где у российских академических и культурных учреждений имеется давняя история сотрудничества.

Исторический ревизионизм — важный компонент российской мягкой силы, «культ победы», триумф тогдашней советской России над нацизмом, представленный как одностороннее достижение, играет в ней ключевую роль. Кульминация этого «триумфа» — 9 мая, День Победы, посвященный капитуляции нацистов.

Как отмечает журналист и аналитик Ксения Кириллова, «культ победы» и прославление роли Красной армии во Второй мировой войне носят ярко выраженный политический и современный характер: «Он приобрел в глазах Кремля стратегическое значение и стал краеугольным камнем не только внутренней идеологии, но и внешней политики страны».

Эти действия широко рассматриваются как часть масштабных попыток Кремля исказить или сфальсифицировать общепринятую историческую правду — которые в последние годы вызвали решительный отпор со стороны Польши и Прибалтики.

В крайне критическом совместном заявлении президенты Литвы, Латвии и Эстонии недавно осудили Россию за искажение событий, приведших к Второй мировой войне, и того, что произошло после нее, и дали понять, что на карту поставлена не только история. Они назвали российский ревизионизм «прискорбной попыткой сфальсифицировать историю и поставить под сомнение саму основу современного международного порядка, основанного на правилах».

В последние годы такая деятельность становится на Балканах явлением все более привычным. Несмотря на меньшие масштабы, это важная часть растущего влияния России в регионе.

В этом году Россия поручила своему послу в Боснии и Герцеговине вместе с политическим истеблишментом боснийских сербов присутствовать на мероприятии 9 мая в Баня-Луке. Кремль ясно дал понять балканским государствам: «Мы рассматриваем вас как часть нашей идеологии и нашу сферу влияния».

По этому поводу посол России Петр Иванцов заявил: «75 лет назад мы вместе победили фашизм. Сегодня мы снова вместе и вместе решаем задачи, которые стоят перед нами, нашими странами и всей Европой».

Член трехстороннего президиума серб-ультранационалист Милорад Додик был еще более прямолинеен и заявил, что победа над нацизмом стала возможной лишь потому, что «народы Советского Союза, а также народы Югославии, в основном сербы, принесли неизмеримые жертвы ради свободы». Он добавил: «Если бы не эта жертва, мы бы не праздновали свободу Европы даже сегодня».

Во время Второй мировой войны Югославия находилась под нацистской оккупацией. Хорватские националисты-усташи сформировали марионеточное Независимое государство Хорватия, где сербы, евреи и цыгане преследовались с помощью законов в нацистском стиле и ссылались в концентрационные лагеря (самым печально известным из которых стал Ясеновац). Усташи обладали значительной автономией и отличались особой жестокостью.

В Сербии было сформировано коллаборационистское правительство во главе с генералом Миланом Недичем. Вместе с нацистами он тоже преследовал евреев и цыган. К 1942 году Сербия второй из оккупированных нацистами стран после Эстонии объявила себя Judenfrei («свободной от евреев»). Боснийцы, не имея гражданства и должного политического руководства, раскололись между всеми сторонами конфликта: первоначально они в основном поддерживали Независимое государство Хорватию, но позже переключились на коммунистическое партизанское движение.

9 мая того же мая в сербской столице Белграде вице-мэр города и высокопоставленный российский чиновник Константин Косачев открыли выставку под названием «День Победы: героические времена». И этим список мероприятий, посвященных Второй мировой войне, которые организует либо спонсирует Россия, не исчерпывается.

В Белграде и Баня-Луке сейчас проходят марши «Бессмертного полка». Эта акция начиналась как народная инициатива в память о погибших солдатах времен Второй мировой войны, но затем ее захватили прокремлевские политики, и теперь она считается бесспорным инструментом экспортной пропаганды российского государства.

Двумя месяцами позже Русское историческое общество организовало онлайн-конференцию о роли Советского Союза во Второй мировой войне с участием историков из Университета Восточного Сараево и ряда других балканских академических институтов. Как следует из пресс-релиза, участники согласились, что «ревизионистский подход к событиям Второй мировой войны неприемлем, прежде всего преуменьшение роли Советского Союза».

На Балканах, как и в других частях Европы, трактовка Второй мировой войны одними учебниками истории не ограничивается. Но есть разница между сохранением памяти об этих событиях и жертвах и откровенной манипуляцией и превращением этой памяти в оружие ради политической выгоды.

В случае с Россией борьба за историю Второй мировой играет ключевую роль в ее повестке дня на Балканах, и ее попытки манипулировать общественным мнением и ходом публичных дебатов явно ширятся.

Этот ревизионизм Второй мировой войны удобно пересекается с другими направлениями исторического ревизионизма, в которых Москва тоже участвует.

За последнее десятилетие ставятся под сомнение события гораздо более недавней истории — 1990-х годов, в том числе геноцид босняков. Власти Республики Сербской и собственно Сербии всячески поддерживают «альтернативные» истории и риторику. И самым твердым их сторонником в этой кампании выступает Россия.

За долгие годы ряд проектов привели Россию, Сербию и руководство боснийских сербов к сотрудничеству в попытке пересмотреть и реконструировать историю.

Самый красноречивый тому пример — так называемый «Диснейленд сербского национализма», стилизованный «старый город» Андричград, построенный десять лет назад в районе Вышеграда и наполненный памятниками сербского национального символизма, чтобы показать, как выглядел бы типичный сербский город, не будь османского завоевания.

Российские ультранационалисты все чаще рассматривают районы Боснии с сербским большинством как потенциальное пространство для своей активности. Два года назад боснийские службы безопасности запретили въезд российскому писателю-ультранационалисту Захару Прилепину, который в 2017 году влился в добровольческий отряд в оккупированной Россией части Украины. Предполагалось, что примет участие в поэтическом вечере в Андричграде. Позже он хвастался, что тайно посещал Боснию «20-30 раз».

Русская православная церковь тоже становится все более заметным агентом российской мягкой силы в регионе. В последние годы она занимается строительством церквей и культурных центров по всей территории боснийских сербов.

Несколько недель назад президент Сербии Александр Вучич посетил стройплощадку нового сербско-русского православного собора и религиозно-культурного центра в Баня-Луке — первой церкви в Боснии, связанной с русским, а не только сербским православием. Правительство Вучича выделило на этот проект 600 000 евро. Цель России — привить транснациональное чувство православного братства (несмотря на долгую историю раздоров восточных церквей), скрепленное определенной долей панславянского этнического и языкового родства.

Эти действия мягкой силы направлены на то, чтобы выставить Россию спасительницей Балкан от нацистов — а в более широкой перспективе и спасительницей Балкан сегодня. Представляя себя и своих местных партнеров оплотом антифашистского движения, тогда и сейчас, они подводят к логическому выводу, что те, кто не с ними — то есть все остальные — фашисты.

Такая риторика на Балканах особенно опасна, поскольку сеет дальнейшую рознь в и без того расколотых обществах. Недавние выборы в Черногории повлекли за собой ряд целенаправленных нападений на босняков, еще раз доказав, насколько хрупка ситуация и как скоро она может обостриться.

Память о злодеяниях, совершенных во время Второй мировой войны, использовалась ради страха и для политической мобилизации во время конфликтов 1990-х годов в бывшей Югославии — так, Сербия предупреждала, что история повторяется, чтобы оправдать свою «самооборону». Памятные обряды — в частности, эксгумация и перезахоронение жертв геноцида времен Второй мировой войны на основе исторической памяти — сыграли решающую роль в преддверии первых демократических выборов в бывших югославских республиках.

Эта недавняя российская риторика возводит новые границы и создает новые разрывы между «своими» и «чужими» на территориях Боснии и Герцеговины и Сербии.

Какие цели ставит перед собой российская стратегия влияния? В целом Россия стремится обелить европейскую историю, чтобы выставить себя главным, если не единственным победителем нацистов. Благодаря этому достижению Россия считает, что имеет моральное и историческое право проецировать свою власть на определенные геополитические районы, которые некогда освободила.

Действия России, как правило, направлены на противодействие интеграции в НАТО Боснии и Герцеговины, Черногории и Северной Македонии. Ради этого Россия оказывает политическую поддержку противнику компромиссов из боснийских сербов Милораду Додику, которого часто называют «человеком Путина на Балканах». Он, в свою очередь, периодически поддерживает Россию, ее лидера и ее ирредентистский авантюризм в виде аннексии Крыма. Кроме того, он поддерживает пророссийскую деятельность в других областях: религиозной, военной и разведывательной.

Как отметили ученые Ясмин Муянович и Александр Брезар, Кремль делает в Боснии упор на «удержание Сараево от присоединения к НАТО любой ценой», и одна из его ключевых тактик — «все более успешное манипулирование как традиционными, так и онлайн-СМИ» в Боснии (к этому можно добавить культурные мероприятия, митинги и академические симпозиумы) «для продвижения своей антинатовской (и антизападной) повестки дня».

Действия России в этом отношении для Боснии особенно опасны, поскольку создают второй центр силы и притяжения для местных пророссийских элит, которые убеждают в том, что в случае серьезной нестабильности они «смогут рассчитывать на покровительство и поддержку Москвы». Поступая таким образом, лидеры-националисты боснийских сербов «начинают проверять пределы допустимого и возможного» при «поддержке России».

Одна из наиболее ярких проявлений этой готовности довести стабильность Боснии до предела — их десятилетняя угроза провести референдум о правопреемстве, который приведет к краху Боснии. Сербские националисты Боснии последовательно блокируют все инициативы на пути к интеграции с ЕС и НАТО, водят дружбу с Путиным и постоянно пытаются посеять в стране политический хаос — в последние годы, воспользовавшись миграционным кризисом в Европе, чтобы поставить под сомнение доверие к ЕС.

В этом году карты России явно спутала пандемия коронавируса. Но российский исторический ревизионизм с его политическими и общественными последствиями наверняка вернется. На Балканах, где история является важной частью повседневной жизни, такой исторический ревизионизм чреват серьезными последствиями для региональной политики и безопасности.

Цель России состоит в том, чтобы предотвратить расширение НАТО и ЕС на Балканы и превратить этот регион в более интенсивную сферу своего влияния культивированием пророссийских политических партий и лидеров, поощрением сербского сепаратизма и содействием нестабильности в рядах оппозиции.

Уже прозвучали предупредительные выстрелы: попытка государственного переворота в Черногории; кампания по предотвращению членства Северной Македонии в НАТО (которая провалилась); открыто пророссийские, выступающие против НАТО сербские националистические партии на черногорских выборах, которые добились солидарности как в Баня-Луке, так и в Белграде; и вспышки насилия в отношении несербских меньшинств после выборов.

Босния и Герцеговина движется к всеобщим выборам 15 ноября. На фоне поддержки сербских националистов Боснии российской повестке дня на Балканах — и готовности Кремля играть с огнем в условиях поствыборной нестабильности предстоит еще одно испытание.

Российская стратегия исторического ревизионизма, ее махинации с использованием мягкой силы через пророссийских субъектов, которые оправдывают национальное и политическое самосознание, удобное для геополитических амбиций Кремля, представляет собой явную и реальную опасность для Балкан в ничуть не меньшую, если не большую, чем в других частях Европы.

Доктор Хикмет Карчич — специалист по геноциду из Сараево, Босния и Герцеговина. Исследователь Института исламских традиций боснийцев в Сараево и старший научный сотрудником Центра глобальной политики в Вашингтоне, округ Колумбия. Бывший научный сотрудник Освенцимского института по предупреждению геноцида и массовых злодеяний.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.