«Это сотрудничество соответствует российским и немецким интересам, я не знаю, что может быть в нем неподобающего», — так в сентябре 2005 года, еще будучи канцлером, Герхард Шредер комментировал готовившийся к запуску проект «Северный поток — 2». Германии нужен газ, России — валюта. Просто? Очень просто.

Обе стороны стремились претворить проект в жизнь, при этом Берлин игнорировал опасения своих европейских партнеров (в первую очередь стран Восточно-Центральной Европы), замечания Европейской комиссии, протесты экологов и критику немецких сил: «Зеленых» и части ХДС. И Германия, и Россия преподносили свою инициативу как «чисто экономический», практически частный проект, реализацией которого занимается группа европейских концернов. Это должно было позволить отделить «Северный поток — 2» от политической сферы, а повторяющийся аргумент о привязывании России при помощи газа к Западу (подразумевалась даже возможная демократизация) был призван заглушить справедливые замечания о том, что Германия финансирует путинский режим.

Неужели пятнадцать лет усилий, лоббирования в Брюсселе, использования грязных приемов и упорного стремления к реализации проекта пойдут коту под хвост из-за того, что Путин распорядился отравить одного из своих критиков (не первого и наверняка не последнего)?

Политико-экономические связи

Мне сложно в это поверить, тем более что газопровод построен уже на 90%, недостает всего 150 километров трубы. Неделю назад Ангела Меркель посещала с визитом свой избирательный округ, Мекленбург — Переднюю Померанию, где должен заканчиваться «Северный поток — 2», и обещала избирателям, что проект будет завершен. Темы Навального и газопровода, по ее мнению, следует рассматривать отдельно. Канцлер не хочет отказываться от газопровода, а глава немецкого МИД Хайко Маас, как следует из его интервью изданию «Бильд», считает, что такое решение может быть принято только в самом крайнем случае.

Разумеется, чтобы не выглядеть дураком, который сыплет пустыми угрозами, сказав «А», придется сказать и «Б». Наши немецкие соседи, судя по всему, рассчитывают на европейские решения, которые позволят наказать Россию за инцидент с Навальным, не повредив при этом немецким интересам. Меркель намекает на перспективу появления санкций ЕС в отношении Москвы, которые могли бы затронуть в том числе «Северный поток — 2» (как она подчеркнула, это «европейский проект»). То есть Брюссель введет какие-то ограничительные меры, Берлин сохранит лицо, «Северный поток — 2» будет достроен, и все останутся довольны. Прежде всего, как подчеркнул министр Маас, следует выяснить, каким образом «Новичок» попал в чай Навального. Возможно, россиянам удастся придумать какую-нибудь достаточно правдоподобную историю и предъявить неких подозреваемых. Советская медицина делала еще и не такое.

Россия, разумеется, с удовольствием подыграет немцам в этом представлении для наивных. Напомню, что в прошлом году в Берлине российские спецслужбы средь бела дня убили гражданина Грузии чеченского происхождения. Берлин ответил выдворением двух российских дипломатов. Москва выражала крайнее возмущение и уверяла, что не имеет к произошедшему никакого отношения.

Немецкая газета «Хандельсблат» напоминала в этом контексте о тесных экономических и политических российско-немецких связях, которые сформировались в процессе строительства газопровода. Как она указывала, управляющий директор зарегистрированной в швейцарском городе Цуг компании «Норд Стрим АГ» Маттиас Варниг (Matthias Warnig) — это «самый влиятельный немецкий менеджер в России». Он был агентом Штази и получил в 1989 году медаль за заслуги от его руководителя Эриха Мильке (Erich Mielke), а в 1994 году перевез серьезно пострадавшую в автомобильной аварии Людмилу Путину в Германию, что «скрепило его дружбу с российским президентом». Сейчас Варниг занимает пост заместителя председателя совета директоров концерна «Роснефть» (возглавляет его Герхард Шредер), входит в наблюдательный совет Банка ВТБ и «Транснефти» (государственного монополиста в области нефтепроводов).

Список российских концернов, в которых работают немецкие менеджеры, весьма обширен. Разрыв этих связей обошелся бы Германии и 100 компаниям, задействованным в проекте «Северный поток — 2» (половина из них — немецкие) дорого. По крайне мере, так говорит значительная часть представителей промышленных кругов, политиков из СДПГ и даже ХДС. Глава оборонного ведомства Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) считает необходимой остановку строительства газопровода, между тем ее коллега по Христианско-демократическому союзу Родерих Кизеветтер (Roderich Kiesewetter) заявляет, что отказываясь от проекта, Германия навредит сама себе.

Сохранить лицо

«Мы не можем, отказываясь от атомной энергетики и угля, критикуя американский сланцевый газ, обойтись без российского газа. Нам нужно держаться „Северного потока — 2"», — написал он в Твиттере, рассуждая о дилемме, с которой столкнулся Берлин. Компании, принимающие участие в строительстве газопровода, могут в случае блокирования проекта обратиться в суд, требуя крупных компенсаций. Более того, благодаря газопроводу Германия надеялась стать центральным газовым хабом в Европе. Так что, хотя за Одером все чаще звучат призывы отказаться от «Северного потока — 2», я бы на это не рассчитывала. Немцы будут искать возможность выйти из ситуации, сохранив лицо, а все это возмущение и биение себя в грудь («я всегда выступал против «Северного потока», «этот проект никогда не был мне близок») — простая показуха. Стратегия, которую Берлин использовал в отношении диктатур (демонстрация негодования при одновременном продолжении экономического сотрудничества и политического диалога) до сих пор себя оправдывала, а история с Алексеем Навальным не кажется достаточным поводом для того, чтобы немцы от нее отказались.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.