Spiegel: Госпожа Швезиг, Хайко Маас после отравления российского оппозиционера Алексея Навального не исключил, что проект «Северный поток — 2» будет остановлен. Госпожа канцлер согласна с ним. Видите ли Вы эту ситуацию так же, как глава МИД?

Мануэла Швезиг: Я поддерживаю требование федерального правительства по полномасштабному расследование «дела Навального». Теперь мяч —  на поле России. Но это преступление не может быть использовано в качестве повода для сомнений в целесообразности проекта «Северный поток — 2».

— То есть Вы противоречите главе МИД, не так ли?

— Слова Хайко Мааса я поняла так, что он не считает остановку строительства первой опцией.

— Может быть, не первой, но он сказал, что надеется, что Россия не будет заставлять правительство Германии изменить свою позицию. Из Ваших уст это звучит иначе.

— Глава МИД, как и я, критически относится к тому, что те, кто сейчас требует остановки строительства, всегда были против этого проекта.

— Лидер ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) сказала, что «Северный поток — 2» не является проектом, который был бы «дорог ее сердцу». Почему Вы настроены по отношению к нему иначе?

— Балтийский газопровод является необходимым инфраструктурным и энергетическим проектом. Германия совершенно правильно отказывается от атомной и угольной энергии. Вместо этого мы делаем ставку на возобновляемую энергию. Мекленбург — Передняя Померания уже сейчас полностью покрывает свои энергетические потребности за счет энергии ветра и так далее. Но Германия — высокоразвитая индустриальная страна с более чем 80 миллионами жителей. Нам, как минимум, на переходный период нужен газ для надежного обеспечения Германии энергией.

— Но это еще не объяснение, почему именно Вам так дорог этот проект.

— Если мы откажемся от российского газа, единственной альтернативой останется сланцевый газ из США. С точки зрения экологии, это однозначно худшая альтернатива. Кроме того, этот газ был бы еще и дороже. Мне хотелось бы, чтобы стороны при обсуждении вопросов энергообеспечения вели себя честно. Еще до «дела Навального» США активно пытались остановить проект «Северный поток — 2». Сотрудники нашего порта Мукран обеспокоены угрозой американских сенаторов ввести против них санкции. Это показывает, как жестко действуют США, при этом наращивая собственный импорт российской нефти. Идет ожесточенная борьба за экономические интересы. Германия должна быть в состоянии самостоятельно решать, откуда и каким образом будет получать энергоносители.

— Остановка строительства газопровода — хотя бы временная — оказалась бы болезненной для России. Неужели отравление Навального должно остаться без последствий?

— Я поддерживаю требование нашего правительства по последовательному и транспарентному расследованию этого дела российскими политическими кругами и российскими судебными органами. Но мы не можем предвосхищать результаты этого расследования. Кстати, остановка строительства газопровода оказалась бы болезненной не только для России, но и для Германии. Нам нужен этот газопровод для энергообеспечения Германии. Кроме того, в проекте участвуют немецкие компании.

— Вы действительно думаете, что Россия будет честно расследовать «дело Навального»? До сих пор из Москвы слышны лишь расплывчатые и туманные формулировки, на что указал глава МИД Германии.

— Требовать расследования — задача федерального правительства. Но мне не кажется убедительным, когда люди, которые всегда выступали против газопровода, теперь жестко требуют остановки строительства. Этот проект почти завершен. Кстати, его противники до сих пор не ответили на вопрос о том, откуда нам в противном случае брать энергоносители.

— Левая партия распространяет собственные теории относительно «дела Навального»: например, Грегор Гизи (Gregor Gysi) заявил, что Навального могли отравить и противники проекта «Северный поток — 2». Если учитывать подобные высказывания, «красно-красно-зеленая» коалиция вообще мыслима?

— Мне кажется неуместным использовать отравление Навального в качестве повода, чтобы ставить под сомнение строительство газопровода или спекулировать по поводу опций, которые есть у правительства.

— Считаете ли Вы Левую партию способной к участию в правительстве?

— СДПГ на протяжении многих лет успешно правила в Мекленбурге — Передней Померании совместно с Левой партией. Нам тогда удалось вывести землю на успешный финансово-политический курс. При этом «левые» всегда были конструктивным и надежным партнером. На выборах в Бундестаг мы боремся за положительный для СДПГ результат. Мы — единственная партия, четко и ясно называющая своего кандидата на пост канцлера на будущих выборах. Я убеждена, что Олаф Шольц (Olaf Scholz) был бы хорошим канцлером. И тогда нужно смотреть на ситуацию вместе со всеми демократическими партиями: в чем состоят общие для нас моменты, а какие отличаются друг от друга? И как можно было бы успешно и надежно править? При этом также понятно: население хочет стабильности, в том числе и во внешнеполитических вопросах, и в вопросах политики безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.