Московский счет

Предыдущие визиты Лукашенко в Москву или в Сочи в этом году имели совсем иной характер. Несмотря на слабость белорусского государства, он садился за стол переговоров с Путиным как равный с равным. Однако очередная встреча будет другой. Предварительные договоренности, достигнутые в предыдущие недели, в частности, с российским премьером Михаилом Мишустиным, указывают на то, что Лукашенко едет подписывать счет, который выставит ему Россия. Учитывая положение белорусского президента, можно предположить, что он будет большим.

Ранее Лукашенко старался позиционировать себя как политика, который лавирует между Россией и Западом, демонстрировал в контактах с Москвой, что западные страны его «ждут», а также использовал периоды политической и экономической слабости РФ, чтобы извлекать для себя выгоду (для себя, поскольку с интересами государства, которым он руководил, это зачастую не имело ничего общего).

Сейчас ситуация изменилась. Лукашенко слаб, большая часть белорусов выступает против него, избирательный фарс провалился, кампания, которая мало походила на традиционные мероприятия такого рода, не удалась. Батьке удается удержаться у власти только благодаря тому, что он до сих пор выступает гарантом стабильности для узкой группы элиты, силовиков и тех, кто в демократическом, свободном и справедливом обществе в лучшем случае спасался бы бегством от репрессий, направляясь в Россию. Кроме того, Лукашенко оказывает поддержку Москва, но пришла пора отблагодарить ее за это. А в сфере экономики и политики есть множество позиций, которые интересуют Кремль.

Газ

Первая вызывающая разногласия тема — это вопрос белорусского долга в отношении «Газпрома». Белорусская сторона требовала снизить цену на российский газ, на что концерн ответил заявлением о якобы существующем долге, размер которого на начало июня составлял, по его мнению, 166 миллионов долларов. Сейчас говорится уже о 328 миллионах. Одним из первых эффектов встречи Лукашенко с Мишустиным стали заверения, что Минск погасит свою задолженность. Как сообщил 7 сентября российский министр энергетики, стороны достигли предварительных договоренностей о том, что долг будет полностью выплачен уже в текущем месяце.

Однако главное для России не это. Ключевое значение могут иметь переговоры, которые начнутся позже. Россияне с самого начала заявляли, что обсуждение условий поставки газа в Белоруссию после 1 января 2021 года станет возможным только после того, как будет урегулирован вопрос долга. Действующий договор не устраивает ни Минск, который считает, что из-за географической и политической близости он должен платить за газ меньше, чем, например, Германия, ни «Газпром». Уже в ходе прошлогодних переговоров концерн ожидал повышения ставок для Белоруссии со 127 до 156 долларов за 1000 кубометров. Возможно, в новых условиях белорусы будут вынуждены заключить контракт на менее выгодных для себя условиях.

Нефть

Следующим элементом споров, который в этом году получил особое звучание, были условия поставки российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие предприятия. Минск воспользовался сложным для России моментом, связанным с ситуацией на нефтяных рынках, чтобы добиться выгодных для себя ставок. Более того, впервые за много лет он начал довольно регулярно приобретать сырье за пределами России. В первую очередь нефть поступала из Азербайджана, но также из США, Саудовской Аравии и Норвегии. По всей видимости, следующей позицией в московском счете станет требование отказаться от попыток диверсифицировать пути поставок.

Под вопросом окажется инвестиция польского «Предприятия эксплуатации нефтепроводов» (PERN), нацеленная на создание условий для реверсных поставок нефти на восточном направлении. Как говорит глава компании, такая возможность должна была появиться уже к концу текущего года. Следует отметить, однако, что идущие работы служат также модернизации трубопроводов внутри Польши, поэтому они будут иметь смысл вне зависимости от того, как сложится ситуация с реверсом.

Также встанет вопрос о собственности белорусских нефтеперерабатывающих предприятий. Уже сейчас более 40% акций Мозырского НПЗ принадлежат российской «Славнефти». Россия, возможно, захочет увеличить долю своих нефтяных компаний в структуре акционеров таких предприятий (следует напомнить, что их вклад в ВВП составляет примерно 20%).

На днях появилось сообщение о том, что Минск перенаправит экспорт нефтепродуктов из литовской Клайпеды в российскую Усть-Лугу. Идея не нова. Впервые она появилась в 2015 году, однако, до сих пор белорусы не проявляли интереса к использованию российских портов. Ежегодно Белоруссия экспортирует примерно 10,5 миллионов тонн разного рода топлива, три миллиона тонн идут на Украину, а остальной объем через балтийские порты (в первую очередь Клайпеду) попадает на мировые рынки.

Белорусы пользовались услугами стран Балтии по экономическим причинам. Согласно данным, которые приводит газета «Коммерсант», перевалка тонны нефтепродуктов в Усть-Луге обошлась бы белорусам в 12,7 евро, а в Клайпеде она стоит 5,7 евро. При этом из Новополоцка ближе в Вентспилс, чем в Усть-Лугу. Российские железные дороги предоставили 50% скидку на транспортировку белорусских нефтепродуктов, однако, объем транзита на российском направлении оставался небольшим. Учитывая, что до 2024 года цены российской нефти для Белоруссии будут расти, а маржа предприятий снижаться, перенаправление экспорта в российские порты окажется для белорусов крайне нерентабельным.

Однако, скорее всего, вопрос будет решен так, как хочет Россия. По словам пресс-секретаря концерна «Белнефтехим», белорусская сторона обсуждает с россиянами тему условий и объема перевалки нефтепродуктов через порт в Усть-Луге. Российский министр энергетики Александр Новак заявил, что переговоры уже начались и «в течение ближайших недель они должны быть завершены».

Политика

Москву могут интересовать не только экономические, но и политические аспекты. Речь идет об ускорении приостановленного процесса интеграции с Белоруссией. До сих пор Лукашенко выступал против создания наднациональных органов власти, ведомств или судов. Сейчас, однако, его позиция стала настолько слабой, что, возможно, он будет вынужден принять российские условия интеграции, включающие в себя введение единой валюты (российского рубля), а также появление единой судебной системы, единого Центрального банка, совместных налоговых и таможенных органов. Последнее имеет для Минска особое значение, поскольку часть экспортных пошлин на нефтепродукты поступала в белорусский бюджет.

В счет, который выставит Москва, может войти также требование прекратить контрабандные поставки европейских товаров, на которые распространяются российские санкции. В предыдущие годы регулярной практикой стала перепродажа продукции, произведенной, например, в Польше, под видом белорусской. Бывали даже курьезные случаи, когда белорусскими оказывались такие экзотические продукты, как креветки или бананы. Минск не препятствовал этой деятельности, получая доход в качестве посредника. Лукашенко шантажировал Литву и Польшу блокированием возможности производить «ребрендинг» продукции, которая далее перепродается в Россию, но, осознавая экономические выгоды, он вряд ли пойдет на такой шаг, только если этого не потребует Москва.

Дополнительных элементов гораздо больше. Это, в частности, разрешение на строительство российской военной базы в Белоруссии, официальное признание независимости Южной Осетии или Абхазии, а также присоединения Крыма к России. У Москвы длинный список требований, а положение Лукашенко не позволяет ему слишком активно сопротивляться, ведь на кону не только пост президента, но и его свобода, а, возможно, даже жизнь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.