6 сентября в Дамаск прибыла российская делегация во главе с вице-премьером России Юрием Борисовым, который координирует вопросы экономического сотрудничества с сирийским государством. В аэропорту Дамаска их встречали официальные лица Сирийской Арабской Республики, в числе которых был заместитель министра иностранных дел Айман Сусан. Честно говоря, информации об этом визите крайне мало, и даже сирийское информационное агентство SANA поскупилось на детали. Совершенно по-иному обстоят дела в российской прессе. В СМИ просочилась информация о визите российской правительственной делегации, в состав которой вошли министр иностранных дел Сергей Лавров, вице-премьер Юрий Борисов и военные советники, компенсирующие отсутствие министра обороны.

Согласно российским утечкам, стало понятно, что в Дамаск прибудет «русский» Макрон — Сергей Лавров, который последний раз был в сирийской столице восемь лет назад. В 2012 году визит министра иностранных дел России ознаменовал начало российского вмешательства в Сирию, а нынешний визит российского политика обозначит новый план действий на предстоящий период. В частности, он поставит Башара Асада перед необходимостью выполнять обязательства по российской «дорожной карте». Как Макрон в Бейруте, когда тот встретился с правящей политической элитой и выдвинул требования, так и Лавров поставит Асада на колени, неся ему всеобъемлющее видение о спасении!

Мы не знаем, почему Лавров отложил свой визит на следующий день и прибыл в Дамаск в понедельник. Возможно, все дело в российском дипломатическом протоколе. Вполне вероятно, что отсутствие министра обороны объясняется тем же. Он отказался от поездки в сирийскую столицу, чтобы не находиться в подчинении у своего коллеги из Министерства иностранных дел. Но, что действительно привлекает внимание, так это то, что Лаврова в аэропорту встречал заместитель министра иностранных дел Сирии Айман Сусан, а не Валид аль-Муаллем. Позже на пресс-конференции министр иностранных дел Сирии заявил, что предстоящие президентские выборы и работа Конституционного комитета никак не связаны, более того, работа комитета никак не ограничена по времени. Здесь мы можем вспомнить, как в прошлом российские СМИ освещали грубые нарушения дипломатического протокола. Например, российские военные не позволили Башару Асаду проследовать за Путиным к трибуне на авиабазе Хмеймим. Кроме того, сирийского лидера привозили в Россию на грузовом самолете, а также вынуждали стоять рядом с Путиным на фоне российского флага. А сейчас в рамках визита, который обещал быть историческим, российская делегация не была должным образом принята в аэропорту Дамаска.

Мы не искажаем факты, когда сравниваем визит Лаврова с визитом Макрона. Кстати говоря, это российские СМИ придали большое значение визиту Макрона в Бейрут и обратили внимание на то, что он отличается от обычного визита. А вот сирийские СМИ отнеслись к визиту французского лидера довольно прохладно. Можно сказать, что сирийцы таким образом выразили свое негодование, которое мало чем отличается от негодования ливанских официальных лиц, которое им пришлось проглотить, когда те получили упрек от Макрона. Информация о визите российской правительственной делегации просочилась не столько благодаря российским утечкам, сколько сирийской оппозиции, которая позитивно отреагировала на встречу российского посланника с Высшим комитетом по переговорам оппозиции Сирии в Женеве, по итогам которой она решила продолжить переговоры и преодолеть непримиримую позицию сирийской правительственной делегации, на которую оказывала давление Москва.

Москва неоднократно демонстрировала свое влияние на режим Асада. Сильнее всего российское влияние проявилось в военной сфере, где региональные договоренности то соблюдались, то игнорировались. Кроме того, ходили слухи о давлении Москвы на Башара Асада в файлах, связанных с коррупцией. Политическая сфера оставалась относительно нетронутой, но промедление, которое продемонстрировала сирийская правительственная делегация в Женеве «в первых раундах, а затем и на переговорах в Конституционном комитете», было одобрено российской стороной, которая обвинила сирийскую оппозицию в попытках дискредитировать переговоры с тем, чтобы перенести их из Астаны в Сочи.

К сожалению, мало что известно о давлении Москвы на сирийский режим. Россия в первую очередь стремится продемонстрировать свою силу, накладывая односторонние обязательства на сирийский режим, в отличие от Макрона, который предложил ливанским официальным лицам сделку со взаимными обязательствами. Итак, похоже, что Москва решила пойти по стопам Макрона в Сирии. Она стремится заключить всеобъемлющее соглашение с Башаром Асадом после того, как на протяжении многих лет ее внимание было сосредоточено только на военной сфере, будь то возвращение под контроль Асада утраченных территорий или расширение военных баз.

Оба визита роднит то, что они были совершены в «разрушенные» страны, где власть сосредоточена в руках безразличных обывателей и активно процветает коррупция. А главное отличие состоит в том, что Москва только сейчас вступает в эпоху колониализма, которая в Европе уже давным-давно прошла. На итоговой пресс-конференции Лавров заявил о победе, которая напоминает привкус ушедшей колониальной эпохи. Более того, он повторил свои обычные лицемерные слова в отношении суверенитета страны, а его коллега Юрий Борисов сообщил о подписании целой кипы экономических соглашений, которые будут выгодны только российскому правительству.

Стоит отметить, что призыв специального посланника США по Сирии Джеймса Джеффри на заседании Конституционного комитета к представителям сирийской оппозиции «смотреть дальше Башара» также способствовал созданию позитивной атмосферы вокруг визита российской правительственной делегации в Дамаск. Тем не менее грядущие президентские выборы в США заставляют задуматься о назревающей сделке. Сирия не входит в список приоритетов для американского избирателя, поэтому Трамп стремится заключить сделку любой ценой, а Иран, «главный партнер в Сирии», ждет ухода Трампа, чтобы вместе с Байденом насладиться тем, что можно назвать «эпохой Обамы 2.0».

Итак, визит российской правительственной делегации в Дамаск завершился. Лавров не предложил ни фальшивого «Макрона», обещанного утечками, ни особого утешения тем, кто испытывает симпатию к Асаду или, наоборот, разочаровался в нем. Похоже, что Москва вынуждена каждый раз заводить разговор об изменениях в Сирии, то посредством заявлений об отказе поддерживать определенных людей, то санкционируя утечки о том, что она оказывает давление на сирийский режим, чтобы оживить фондовые биржи, которые реагируют на разговоры о скором уходе Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.