Сравнение белорусских и украинских протестов имеет смысл ровно настолько, насколько не имеет. Надо понимать, что Белоруссия и белорусы находятся совсем в иной ситуации и на другом временном промежутке становления нации. Что это другой народ со своей особой ментальностью. Что страна эта со времени обретения независимости развивалась по-другому, поэтому перед ней и ее гражданами стоят другие задачи и вызовы. Поэтому предлагать опыт украинских майданов, в качестве примера, бесполезно и бессмысленно, а может быть даже и вредно.

Нужно понимать, что у каждого народа своя судьба и свой путь. Поэтому навязывать другим собственное видение — это довольно-таки по-кремлевски. Кажется, украинство должно было бы избегать подобной модели поведения.

Чем отличаются украинский и белорусский протесты? Почти всем. На первый взгляд, они очень похожи, но достаточно провести немного более пристальное наблюдение, чтобы понять, что разница в деталях является колоссальной.

То, что эти протесты объединяет — это борьба против захвата власти. За свободу как ценность. Однако уже даже сам уровень захвата власти является изначально разным. Лукашенко единолично правит Белоруссией двадцать шесть лет, зато Янукович сбежал накануне четвертой годовщины с момента обретения полномочий.

Что еще объединяет протесты — чувство солидарности, самопожертвования, взаимопомощи, дружеского плеча и всех тех положительных движений, которые витали в воздухе Майдана. Лавина креатива и смеха сквозь слезы. Ощущение свежего дыхания среди затхлости и обыденности, ощущение свободы. Также нельзя не упомянуть о реакции на жестокость силовиков, что делает современные события в Минске значительно ближе к Майдану, чем к предыдущим белорусским протестам, когда разгон Площи (Площади) и задержание участников митингов знаменовали собой и конец протестов.

Еще одна общность — это реакция власти, которая так же обвиняет во всем Запад и надеется на поддержку из Москвы. Как и реакция Кремля, который пока делает ставку на режим «батьки», надеясь взамен получить лояльность и уступки.

На этом, наверное, сходства заканчиваются.

Перед белорусами пока не стоит вопрос геополитического выбора. Но он непременно предстанет перед этим народом, ведь жить в условиях амбивалентности нереально. И проблемы режима Лукашенко тому подтверждение. Это произойдет позже. В конце концов, вполне вероятно, что Лукашенко и Путин сами предложат этот вопрос на повестку дня.

То же самое касается и вопроса языка и национальной идентичности, а также фактическое отсутствие на повестке дня риторики в стиле «прочь от Москвы». Даже несмотря на то, что на место журналистов государственных телеканалов, которые объявили забастовку, высадился российский десант профессиональных пропагандистов, которые льют помои на головы протестующих.

Почему белорусам не стоит актуализировать эти вопросы прямо сейчас? Потому что их общество далеко не однородно, значительная часть его в целом относится положительно к России и даже к российским властям, поэтому оно и не готово к подобным сценариям. Соответственно, протестующим не стоит акцентировать свое внимание на этом, чтобы не перессориться до того, как они достигнут цели — сбросят авторитарного правителя.

Другое отличие — это лидеры протестов. Если проводником Оранжевой революции был Виктор Ющенко, то на Евромайдане такую роль взяли на себя Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок, которые на то время были лидерами парламентских оппозиционных сил. Этих троих трудно назвать реальными лидерами протестов, но Майдан всегда стремился к организации. Он постоянно пытался институционализироваться: через Совет Майдана, сотни самообороны, иерархию палаточного городка — все должно было иметь структуру и ответственных лиц. Наконец, одна из задач, которую ставил перед собой Майдан, — замена неэффективной януковичевской вертикали на майдановские институты в случае твердого нежелания режима идти на компромисс.

Немало отечественных митингующих воспринимали большое количество лидеров протестов на сцене как слабость и нежелание или страх политиков взять на себя всю полноту ответственности. Зато для белорусского протеста характерно отсутствие четких лидеров, децентрализация и определенная кажущаяся хаотичность. Эта разница в значительной степени обусловлена тем, что несмотря ни на что на Украине в то время существовала реальная парламентская оппозиция, а также бурная политическая жизнь с несколькими десятками политсил и общественных движений, которые также противостояли режиму. Зато в Белоруссии в течение двадцати шести лет нахождения у власти, Лукашенко только тем и занимался, что зачищал политическое поле от любых соперников и нелояльных политиков.

Опыт предыдущих протестов и нынешняя предвыборная кампания научили белорусов, что человек, который хоть как-то претендует на роль лидера, рискует попасть в тюрьму или исчезнуть в неизвестном направлении. Поэтому ключевые оппоненты режима уже оказались либо заграницей, либо находятся в тюрьме. В тоже время лидеров на местах всячески запугивают и убеждают прогнуться под власть.

Поэтому такими важными являются коллегиальные органы, которые позволяют распылить внимание власти. Власть не понимает, кто является ее реальным противником. Поэтому просто случайно выдергивает из тысячи членов Координационного совета более известных или более активных, запугивая их так, чтобы они бежали заграницу. Зато ситуация с забастовочными комитетами на предприятиях режиму более понятна, ведь там обычно есть четкие лидеры, которым можно угрожать.

Что же касается самих протестов, то белорусская хаотичность и децентрализация обусловлены потребностью разделить силовиков, чтобы им банально не хватало ресурсов, чтобы оппонировать протестующим. Они проигрывают митингующим по мобильности и численности, а потому не способны остановить протесты.

Важность многочисленных протестов по всей стране также состоит в этой необходимости рассредоточить силовиков, а также показать властям, что против нее выступает каждый уголок Белоруссии: от малых городов до центров промышленности и столицы. Что это повсеместное явление, причем в части регионов не только местные власти выражают поддержку протестующим, но и милиция не оказывает никакого сопротивления или уверяет в собственной лояльности к народу.

И наибольшую роль децентрализация играет из-за рассредоточенности белорусской экономики. Из-за большого количества бастующих предприятий. На Украине подобную ситуацию представить было сложно уже хотя бы потому, что значительное большинство отечественных предприятий находится в частной собственности. Зато в РБ ключевые заводы и фабрики национализированы. И забастовка их работников — очень сильный удар по Лукашенко.

Одним из важнейших моментов, что сделали белорусские протестующие, — не дали властям перехватить инициативу, касающуюся темы мира, белорусская власть проиграла протестующим в картинке. Весь мир облетели снимки с протестующими, снимающими обувь перед тем, как встать на скамейку. Как и мирные марши женщин в белом, в противовес экипированным спецотрядам милиции. К мирной риторике обычно прибегают представители режима, противопоставляя таким образом себя «оголтелым» протестующим, которых власть всегда пытается изобразить олицетворением хаоса и уничтожения городов. Но здесь оппозиция выбила у «батьки» эту карту из рук, поэтому роль воплощения зла и жестокости закрепилась за бешеными спецназовцами, которые дубасили беззащитных митингующих не только на месте задержания, но потом еще и долго издевались над ними в СИЗО и милицейских участках.

Эти картинки с единичным сопротивлением, которое оказывают милиции протестующие, распространяющееся российской пропагандой, не играют фактически никакой роли.

И проводить здесь сравнение с Майданом не очень уместно, ведь все нужно рассматривать в ретроспективе и выделять разные стадии протестов.

Означает ли это, что белорусским протестующим тоже непременно придется пролить гораздо больше крови? Отнюдь. Все будет зависеть от развития ситуации.

Не стоит требовать от белорусов всего и сразу. Кому, как не им самим лучше понимать, с какой скоростью будут развиваться события. Все постепенно. Нация формируется. Ее задачей №1 является избавиться от диктатора и обрести свободу.

Нам же остается только наблюдать и сопереживать за рождением еще одной современной нации. А заодно готовиться к различным возможным сценариям развития событий. Чтобы что-то случайно не застало отечественный политический истеблишмент врасплох, как коммунальщиков всегда настигает январский снег.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.