Полковник британской армии в отставке, экс-советник министра обороны Украины Глен Грант в эфире программы «Студия Запад с Антоном Борковским» на Еспресо. TV — об опасных для Украины компромиссах с РФ, российской пятой колонне и страхе Путина перед масштабной войной

—  Заявление о возможном допуске боевиков к инспектированию украинских позиций — это не просто нонсенс, оно вызвало огромный скандал и не только в общественном измерении, но и в измерении восприятия военными.

— Очевидно, что военные были бы разочарованы. Когда вы на войне и ваши друзья погибли, например, были застрелены, идея, что враг должен прийти посмотреть на ваши позиции, — ведь секрет, как вы защищаете страну — по моему мнению, является полным нонсенсом. Если бы был, скажем, обмен, и вы имели бы возможность посмотреть на позиции той стороны, а они, в свою очередь, посмотрели на ваши, и после этого ничего бы не случилось, то это было бы другое дело. Но это неслыханно, когда только одной стороне позволяют осмотреть позиции ее врага. В моем опыте нет такого случая, когда бы позволяли делать что-то подобное где угодно. Говоря о будущем, то все, что мы делаем, позволяя врагу такие вещи, дает ему преимущество в войне. Это же война, враг, вероятно, не говорит: «О, как прекрасно. Мы тоже должны позволить им прийти к нам». Думать таким образом — жить в мире сказок, потому что так не бывает. Они вернутся и используют свои знания для получения преимущества, а наша сторона получит деморализованных солдат. Они и так чувствуют себя подавленными из-за так называемого перемирия, которое на самом деле не является в военном смысле перемирием. Это политическое преимущество для Путина. Это политическое усиление для России, а не для Украины.

- Ну, сегодня Пушилин заявляет, что Украина должна то-то сделать, завтра он заявит, что Украина должна сделать еще что-то дополнительно, потому что у аппетитов Кремля в деморализации Украине нет пределов. Мы понимаем, что следующим ультиматумом может быть еще что-то более страшное и отвратительное.

— Компромисс имеет две стороны. Если же ты в чем-то уступаешь и не получаешь чего-то взамен, то это не компромисс, это — капитуляция. Таким образом, никакого компромисса мы не имели. Что происходит, так это то, что Украина шаг за шагом дает Путину то, что он хочет. И вы правы, а каким будет следующий шаг? Полная демилитаризация Украины по линии фронта со своей стороны? Я не знаю, что в голове у президента, но понятно, что дальше продолжаются ошибки и происходит сдача, сдача, сдача и ничего взамен. Это политика дурдома.

—  Просто разминируют наши позиции, но мы понимаем, что полагаться на «слово русского офицера» не приходится. Мы это уже видели в ситуации с Иловайском. Российские офицеры давали слово, прочерчивали «зеленый коридор» и после этого начали убивать наших военных. И есть предчувствие, что сейчас подобная ситуация может повториться.

— Вы не можете вести переговоры о курицах с лисой или с медведем. У них нет понимания переговоров, и это понятно после Дебальцево или Иловайска, или возьмем нынешнее перемирие. Сколько перемирий было до него? Тысячи? И ни одно из перемирий не остановило войны. У них нет цели останавливать войну. Они дают лишь политическое преимущество Путину. И они будут продолжать, пока украинцы не скажут «стоп».

—  У меня такое ощущение, что Кремль тянет время, а с другой стороны пытается всячески деморализовать украинскую армию, через те или иные действия украинских чиновников, которые могут расцениваться как определенная измена. Речь идет о ситуации с вагнеровцами и не только, со странными отставками. А в то же время Россия завершает стратегическое окружение Украины.

— Если вы посмотрите на президента и его администрацию, то они видят свою стоп-линию. О чем они говорят все время? Что сохранение жизней важнее государства. Если же вы посмотрите на, скажем, Вторую мировую, то для России, Великобритании или любой другой страны суверенитет, государственная независимость были важнее жизни индивидуума. Люди умирали для того, чтобы сохранить страну как страну. Это то, что и делают украинцы. Но президент не считает это важным, он не оценит ситуацию так, что для Украины Донбасс и Крым важны, если он считает наоборот, то как-то очень странно это показывает. Он не выбирает для работы на Украине людей, любящих Украину, а выбирает тех, кто любит Россию. Это показывает ход его мыслей. Белоруссия это другая проблема. Сейчас довольно сложное время для Путина, ведь последнее, чего бы он хотел — одновременно воевать на Донбассе и получить ситуацию противостояния в Беларуси. Это одна из причин перемирия. Путин может держать в голове только одну задачу и сейчас это вопрос Беларуси. Поэтому сейчас хорошее время создать ему проблемы, чтобы люди в России поняли, что он вовсе не какой-то «выдающийся Бог». Он воюет с украинцами, воюет с белорусами, и возможно, россияне подумают, что наступает именно то время, чтобы им победить его.

—  У нас разгорелся большой скандал, ведь бывший глава президентской администрации Богдан отметил, что ситуация с вагнеровцами была и, скорее всего, происходили определенные телефонные звонки между Киевом и Москвой. Это огромный скандал. Как сейчас Украину воспринимают наши западные союзники?

— Я думаю, что можно это увидеть из ответа Великобритании, которая пытается помогать вашим военно-морским силам. Люди понимают, что должны продолжать помогать Украине как стране, но я думаю, они абсолютно сознают, что руководство, скажем так, работает на Украину не в той мере в какой было бы необходимо. Они это видят, как и видели то, что происходило в Украине последние шесть лет. В столицах ЕС фрустрация из-за действий вашего руководства. Но в некоторых столицах даже довольны этим, потому что они хотят конца войны, и им все равно, будет Донбасс частью Украины или России, и Крым будет украинским или русским. Мы же видим, что немцы больше заинтересованы в заработке денег, чем в подборе твердых аргументов относительно Донбасса и Крыма. Но также можно увидеть и противоположное, в таких странах как, например, Литва, которая чрезвычайно сильно поддерживает Украину. Есть страны, имеющие твердую позицию в НАТО по этому поводу. Эстония и Латвия также, ведь страны Балтии понимают, что Россия является главной проблемой и следует объединяться против России. Поэтому есть хорошие и плохие позиции, но фрустрация из-за вашего руководства точно есть.

—  Просто если есть люди, которые работают на Кремль, и они находятся в украинских военно-политических институтах, то это огромный скандал, ведь тогда о каком доверии со стороны наших западных союзников может идти речь. То есть, если вы понимаете, что в столице соседней дружественной страны находятся российские агенты, и они работают на правительство этой страны, то как вы можете вести серьезные дела с этим правительством.

— Это хороший вопрос. Конечно, с большим трудом. Если вы посмотрите, что некоторые из них говорят, то увидите, как они ненавидят Запад. Какие слова они используют против Запада, и какой твердый язык. Все, кого я знаю из политиков НАТО, понимают разницу между этой российской пятой колонной, если хотите, и вашим обществом в целом. Что действительно важно для Украины, так это то, что общество должно вести диалог с другими странами. И одна из самых больших проблем — все хорошее об Украине мы можем прочитать или на украинском, а еще больше на русском. Ваша страна находится в очень серьезной игре, и вы не побеждаете в ней. Вы проиграете игру в сфере связей с общественностью, в стратегической коммуникации в Европе и Америке. Но вы не имеете права на усталость. Вы должны быть сильнее, чем противоположная сторона.

—  А есть ли угроза, по вашему мнению, развертывания военных учений Кавказ-2020 в масштабную подготовку агрессии против Украины?

— Все крупные учения в России являются подготовкой к возможным масштабным действиям в Украине. Большой вопрос, когда Путин почувствует, что настало то время и все звезды сошлись для его успеха. Я думаю, что он переживает, что не будет иметь успеха, и это одна из причин, почему он не идет на завоевание. Есть большая разница между отправкой в страну 150 или 200 «зеленых человечков» из спецназа и использованием всей армии. Его армия не в лучшем состоянии. Вспомните, у него много старых танков и автомашин, много людей, которые, честно говоря, являются алкоголиками. Система руководства армией также не в порядке. Она хуже во многих случаях, чем в украинской армии. Я не думаю, что много русских солдат будут готовы умереть. И я думаю, в Кремле это знают. Шойгу это знает. Специальные силы это одно — они квалифицированные и хорошо оплачиваемые, а вот рядовые солдаты — это другое, поэтому для россиян переход через вашу границу именно с такими солдатами является большим риском. Для них это очень большие риски, и они знают, что украинская армия будет воевать. Сейчас даже неважно насколько ваша армия лучше, но она точно будет биться. Украинская армия уже не повторит Дебальцево или Иловайск. Они уже намного лучше и сильнее, чем в те времена, и они не сдадутся, когда россияне перейдут границу. И Путин это знает. А еще, как я уже говорил, он сейчас занят Беларусью, и думаю, сейчас он не может себе позволить иметь две проблемы одновременно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.