Одно из самых известных высказываний Карла Маркса звучит следующим образом: «Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса». На самом деле, это довольно очевидная мысль, поскольку те, кто намеренно искажает исторические факты обычно настолько сильно их меняет, что это начинает походить на фарс. Есть бесчисленное множество исторических событий, подтверждающих высказывание Маркса, которое со временем стало настолько популярным, что многие люди продолжают цитировать его из поколения в поколение.

Сейчас перед нашими глазами идеальный пример, подтверждающий высказывание Маркса. Речь идет о «спектакле» на лужайке Белого дома, который был запланирован на вторник. Но я лишь высказываю предположение до того, как событие состоится, поскольку пишу эту статью во вторник утром по европейскому времени. На том же месте 40 лет назад, 26 марта 1979 года, состоялась церемония подписания первого мирного соглашения между арабским государством и Израилем. Документ подписали президент Египта Анвар Садат и премьер-министр Израиля Менахем Бегин, который возглавлял партию «Ликуд» до Биньямина Нетаньяху. Это историческое событие стало большой трагедией для палестинского дела и общеарабского национального единства, поскольку превратило крупное арабское государство, которое долгие годы вело общеарабскую национальную борьбу против колониализма, сионизма и американского империализма в страну, ставшую региональным союзником сионистского государства.

Тогда церемония подписания соглашения о нормализации отношений завершилась «зловещим» десятилетием. Арабский регион стал свидетелем перехода от эпохи Насера к эпохе Саудовской Аравии, то есть Египет во главе с Садатом стал подчиняться Америке и саудовским наемникам. Кстати говоря, в 1979 году в Иране было создано государство мулл, которое стремилось заполнить пустоту, оставшуюся после Египта. Оно хотело возглавить движение против империалистического сионистского союза, утвердившись в качестве лидера мусульман в борьбе против «Великого Шайтана» и его мелкого союзника. Таким образом, вышеупомянутое соглашение завершило переход арабского региона в эпоху фундаменталистских религиозных споров между Тегераном и Эр-Риядом. Оно ознаменовало конец привычного уклада жизни, став наиболее опасным периодом в арабской истории со времен событий, которые привели к созданию Аббасидского халифата.

Новая церемония подписания соглашений о нормализации отношений — это самый настоящий фарс, потому что два арабских государства, заключившие новое соглашение с Израилем, поддерживали с ним контакты на протяжении многих лет, особенно в сфере безопасности. В последнее время мировые СМИ много говорили об этом, поэтому не буду лишний раз повторять всем известные факты. Кстати говоря, Садат и Бегин были трагическими персонажами. Один был расстрелян, а другой умер спустя 10 лет после затяжной депрессии, охватившей его после вторжения в Ливан, что стало катастрофой в его политической карьере и привело к отставке. Герои новой пьесы борются за то, чтобы один из них остался у власти, поскольку иной вариант — тюремное заключение по обвинению в коррупции, в то время как двое других — политические карлики, которые руководят странами, где общее количество граждан не превышает количество жителей одного из кварталов Каира.

Все чаще встречается слово «нормализация», что в большинстве случаев является неудачным термином, поскольку заключение мирного договора между любым государством-членом Лиги арабских государств (ЛАГ) и Израилем — это вызов договору о совместной обороне, принятому ЛАГ 70 лет назад. Каждое государство, подписавшее договор, обязуется «не заключать никаких международных соглашений, противоречащих настоящему договору, и не вести международные отношения с другими странами каким-либо образом, несовместимым с целями этого договора». Дело в том, что сионистское государство изначально выступало против Палестины и стремилось захватить ее территории. Оно продолжило свое дело, оккупировав земли трех арабских стран в ходе войны 1967 года. Кстати говоря, палестинский Западный берег и сирийские Голаны до сих пор считаются оккупированными территориями в глазах международного права. Таким образом, то, что называется «нормализацией», на самом деле является нарушением обязательств, а не установлением «нормальных» отношений.

Однако, по правде говоря, мы стоим перед лицом событий, которые заслуживают освещения больше, чем какие-либо другие. Отношения между Египтом, Иорданией и сионистским государством абсолютно «ненормальные», в то время как отношения между двумя странами Персидского залива и Израилем очень даже «нормальные», поскольку все три страны основаны на местной модели апартеида, то есть того самого режима апартеида, который существовал в Южно-Африканской Республике. Ситуация с «иностранцами», составляющие подавляющее большинство населения ОАЭ и почти половину населения Бахрейна, в дополнение к религиозной дискриминации, преобладающей в Бахрейне, схожа с положением дел в сионистском государстве, которое сочетает в себе обе характеристики. Более того, оба государства Персидского залива возложили ответственность за свою судьбу на Дональда Трампа, согласившись участвовать во вчерашнем представлении. Таким образом, американский лидер может похвастаться достижениями во внешней политике, которые принесут новые контракты американской оружейной промышленности. Но арабские страны могут столкнуться с проблемой, если Трампу не удастся переизбраться на второй президентский срок, а на смену ему придет представитель наследия Барака Обамы, который занимает проиранскую позицию. Дело в том, что Тегеран решил воспользоваться преимуществами новой «нормализации» и узаконить проект «сектантской экспансии», который имеет сходство с сионистским проектом, но несмотря на это, иранский проект не идентичен израильскому.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.