Настолько плохо дела между Берлином и Москвой не обстояли уже давно! Покушение на критика Кремля Алексея Навального буквально отравило германо-российские отношения. Теперь слово взял председатель Петербургского диалога, член правления компании Deutsche Bahn (Немецкие железные дороги). «Германо-российские отношения переживают в настоящий момент один из самых тяжелых кризисов», — признает он.

Германо-российские встречи в верхах ежегодно проводятся с 2001 года (единственное исключение — 2014 год, когда саммит не состоялся из-за аннексии Крыма). В этом году его из-за пандемии коронавируса пришлось перенести на середину 2021 года.

«Бильд»: Не стал ли германо-российский Петербургский диалог бессмысленным, не изжил ли он себя после того, как специальная лаборатория бундесвера однозначно подтвердила, что критик Кремля Алексей Навальный стал жертвой покушения со стороны России с применением нервно-паралитического боевого вещества «Новичок»?

Рональд Пофалла: Германо-российские отношения сейчас переживают один из самых тяжелых кризисов. Но именно сейчас Петербургский диалог становится важнее, чем когда-либо ранее. Мы говорим об основных демократических ценностях. Мы говорим о свободе слова и способности к общественной дискуссии. А это именно то, что характеризует хорошую демократию.

— Дальнейшие встречи пока отменены?

— Сжигать все мосты было бы еще хуже. Тогда мы наказали бы невинных людей. Обмен мнениями с российским обществом по-прежнему очень важен, ведь оно не несет ответственности за покушение на Алексея Навального.

— Можно ли вообще встречаться с представителями российского руководства, после того как федеральное правительство и спецслужбы Германии не оставили никаких сомнений в том, что Навальный был отравлен российскими государственными структурами с одобрения руководства страны?

— Российскому руководству следует для начала подробнейшим образом расследовать это покушение на Алексея Навального. Иначе просто быть не может.

— Но ведь с учетом напряженных отношений между странами о диалоге больше не может быть и речи. Москва в прошлую среду даже вызвала посла Германии в МИД, где ему было заявлено, что Берлин блефует, «обслуживая грязную политическую возню». Вы не находите, что подобные высказывания больше напоминают холодную войну, чем диалог?

— Российская критика гротескна. Федеральное правительство пока все делает правильно. Оно позаботилось о прекрасном медицинском обслуживании Алексея Навального в клинике Charité и сумело убедительно доказать, что применялось нервно-паралитическое отравляющее вещество. Теперь оно работает над единым европейским ответом. А российской стороне следует позаботиться о расследовании покушения на Алексея Навального.

— В Петербургском диалоге с немецкой стороны принимали и принимают участие политики, фонды, представители церкви, СМИ, а также бизнеса. Критики давно уже упрекают Кремль в том, что он посылает на дискуссии в рамках Диалога лишь верных правительству людей, а не представителей неправительственных организаций. Что следовало бы изменить в связи с этим?

— Я бы не назвал главу российского отделения Greenpeace Сергея Цыпленкова «верным правительству». Более того, за активную деятельность в сфере охраны природы его однажды даже бросили в тюрьму. Сейчас он играет важную роль в Петербургском диалоге как один из координаторов с российской стороны.

— Изменение политики Германии по отношению к России неизбежно?

— Это вопрос не только для Германии, но и для всей Европы. Наш голос должен быть единым. Если русские откажутся в полном объеме расследовать дело об отравлении Навального, то Европе следовало бы ввести новые санкции.

— Вы неоднократно встречались с Алексеем Навальным. Почему он так опасен для Москвы?

— Он — рупор многих молодых россиян и сторонник реформ, причем не только в Москве, но и в других регионах. Его борьба с коррупцией весьма болезненна для властей. Алексей Навальный наносит им болезненные уколы.

— Вы общаетесь с его семьей? Возможно, навестите его, когда состояние его здоровья улучшится?

— Я очень сопереживаю Алексею Навальному и его жене Юлии и очень рад, что ему уже лучше. Конечно, я был бы рад вскоре увидеться с ним.

— В Германии идут дебаты о будущем германо-российского газопровода «Северный поток — 2». Может ли дело Навального иметь последствия для этого проекта?

— Нам следует обсудить любые возможные варианты. Санкции должны быть приняты на европейском уровне и быть эффективными. Они могли бы в объеме до 50% затронуть и европейские, в частности немецкие, компании, которые точно никоим образом не виноваты в покушении на Навального. Определенно, нужны более действенные санкции. Например, такие, которые ударили бы по российскому финансовому рынку и по олигархам, поддерживающим систему, которая отказывается расследовать это дело. Вот тогда это будет удар по правильным целям.

— Петербургский диалог был основан в 2001 году российским президентом Владимиром Путиным и тогдашним федеральным канцлером Герхардом Шрёдером, представлявшим СДПГ. Политики от ХДС и партии «Зеленых» требуют, чтобы он покинул свой пост в Совете управляющих проекта «Северный поток — 2». Должен ли Шрёдер, по вашему мнению, оставить эту работу?

— Герхард Шрёдер умный человек. Не мое дело — давать ему советы, тем более публично.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.