В июле российский миллиардер, любитель шахмат и коллекционер произведений искусства Андрей Филатов направил письма властям Нью-Йорка и Ситки, что на Аляске. Оба города в условиях возобновившихся призывов к расовой справедливости решили снести неоднозначно воспринимаемые памятники: трехметровую статую Теодора Рузвельта верхом на коне, стоящую возле Американского музея естественной истории, а также бронзовый монумент русскому колонизатору Александру Баранову, который задумчиво сидит на камне, приветствуя посетителей административного центра Ситки.

Филатову принадлежит лондонский фонд «Арт Русс» (Art Russe), цель которого заключается в развитии представлений «о советском и российском культурном вкладе» за пределами России. По словам директора фонда Рены Лейвери (Rena Lavery), в коллекции фонда свыше 250 экспонатов. Фонд в основном занимается русским искусством, однако в июне Би-Би-Си показала репортаж о сносе памятников Рузвельту и Баранову, и тогда Филатов решил действовать, чтобы спасти их.

«Если эти памятники планируется выбросить, мы будем рады их купить, демонтировать, а затем поставить в России, чтобы их могли оценить грядущие поколения», — сказала мне в июле по телефону Лейвери. (Она добавила, что у Филатова очень плотный график, и он не сможет дать комментарии.) «Идея состоит в том, чтобы сохранить эти вещи для истории. У истории всегда две стороны. А это произведения искусства, хорошие они или плохие».

В городах по всей стране идет переоценка памятников всех мастей и категорий, начиная с генералов-конфедератов и кончая триумфальными изображениями колонизаторов. Сейчас общественное мнение склоняется к тому, что расистские статуи следует снести. Однако гораздо меньше единства и согласия в вопросе о том, что с ними делать после сноса. Кто-то заявляет, что их надо отдать на склад на хранение, кто-то говорит, что им место в музеях, где о них можно рассказать в правильном историческом контексте. Другие же люди типа протестующих в Балтиморе, которые низвергли с пьедестала статую Христофора Колумба, а потом сбросили ее в воды внутренней гавани, просто хотят их уничтожить. Но существует еще одна возможность, ведь есть ценители высокого искусства, желающие купить эти памятники для своих коллекций.

Этому многое мешает, говорит консультант состоятельных коллекционеров Сара Кучинелли (Sarah Cucinelli). У статуй зачастую непростая структура собственности, и есть множество запутанных законов, которые предписывают, что с ними делать. Стоимость переноса памятника, такого как скульптура Роберта Ли в Ричмонде весом 13 тонн, будет астрономической, ибо его надо демонтировать, отправить на хранение, перевезти, а после этого снова собрать и установить. Монументы также устанавливают на пьедесталах, чтобы люди смотрели на них снизу вверх. Таким образом, они доминируют над общественными местами, а люди чувствуют себя маленькими на их фоне. «Это не очень-то приятно коллекционеру в небольшом пространстве», — говорит Кучинелли. А поскольку продаж таких статуй еще не было, коллекционеры не могут назвать их стоимость. Поэтому такая покупка будет весьма рискованным делом. Кучинелли не знает ни одного рынка, где продавали бы снесенные статуи, и она считает, что такой рынок вряд ли появится.

Мэрия Ричмонда получила множество инициативных предложений выкупить снесенные в городе статуи конфедератов, в том числе от владельца компании по переделке передвижных домов Донни Гринуэлла (Donnie Greenwell) из Уэверли, штат Кентукки. (Гринуэлл рассказал мне, что он обратился к властям 15 южных городов с предложением о покупке памятников, и надеется создать из них парк скульптур.) Официальный представитель городских властей Александрии ничего не знает о предложениях купить статую солдата Конфедерации, которую недавно демонтировал ее владелец, ассоциация «Объединенные дочери Конфедерации». Когда городской совет Декатура, штат Джорджия, предложил подавать заявки на десятиметровый обелиск Конфедерации, стоящий на центральной площади, никто не откликнулся на предложение забрать этот монумент.

Многие памятники конфедератам, стоящие на юге страны, массово производили в Новой Англии. Мэр любого города в бывшей Конфедерации мог открыть каталог компании из Бриджпорта, штат Коннектикут (Новая Англия). Эта компания носила название «Монументальная бронза», и там можно было заказать цинковую статую за 450 долларов. «Их никогда не ставили по причине какой-то художественной ценности», — говорит внештатный доцент Южного университета в городе Севани, штат Теннесси, историк Тиффани Уэйд Момон (Tiffany Wade Momon). Она создала цифровой архив чернокожих ремесленников. По мнению госпожи Момон, эти памятники — это были относительно дешевые инструменты пропаганды, возведенные для того, чтобы запугивать людей и продвигать «Белое дело». Чтобы не было вопросов: «Белое дело» — это ложная концепция, пропагандировавшая идею о том, что Конфедерация была благородным предприятием и что строилась она отнюдь не на поддержке рабства. Как сказала Момон, «в основе всех этих памятников лежала неприязнь к чернокожим».

Памятник Рузвельту возле музея естественной истории поставили в 1925 году в знак уважения к бывшему президенту как к «преданному натуралисту». Изваял его американский скульптор Джеймс Эрл Фрейзер. Он отражает расовую иерархию США: Рузвельт верхом на коне как герой-завоеватель восседает высоко над порабощенными им полуголыми чернокожими и индейцами. Это «составная часть долгой истории изобразительного искусства, которое унижало и порочило чернокожие и краснокожие тела», говорит Рене Эйтер (Renée Ater), работающая профессором африканских исследований в Брауновском университете и специализирующаяся на истории монументального искусства.

Памятник Баранову в Ситке на Аляске был установлен в 1989 году, чтобы увековечить историю этого города как русского поселения. Колонизатор и губернатор русской Аляски начала ХIХ века Баранов основал Ситку в 1804 году на земле, где издавна обитали коренные жители полуострова. Многих из них он убил или поработил.

Лейвери называет Баранова важной фигурой в российской истории, и отмечает, что Рузвельт в 1906 году стал лауреатом Нобелевской премии за вклад в переговоры об окончании русско-японской войны на выгодных для России условиях. По словам Лейвери, Филатов хочет купить памятники с целью «сохранения культурного наследия», однако Эйтер называет ее доводы «лицемерными». «О чьем культурном наследии идет речь?— спрашивает она. — Они сохраняют культурное наследие превосходства белой расы? Или колониализма? Или порабощения людей?»

Лейвери отказалась комментировать высказывания о том, что памятники, которые намерен купить Филатов, принадлежат расистской и колониальной культуре. Она заявила, что эти вопросы «не входят в сферу нашей компетенции». По словам Эйтер, эта история и это значение прочно связаны с эстетической формой памятников. (Вскоре после того как Филатов сделал свое предложение, власти Ситки объявили, что памятник Баранову перенесут в местный музей. Нью-Йорк же ответил отказом на его просьбу купить статую Рузвельта.)

Куратор Смитсоновского музея американского искусства и специалист по скульптуре Карен Леммей (Karen Lemmey) говорит, что каждый памятник возводится с какой-то целью: чтобы охарактеризовать в краткой форме систему верований, продемонстрировать силу и власть, подтвердить идентичность. «А если памятник ставят с явной целью запугать людей и внушить им страх, то в чем его красота?» — спрашивает она.

***

Комментарии читателей

Cardinal Richelieu

Каждый тоталитарный режим и идеология, которые ратовали за уничтожение искусства и занимались в той или иной форме иконоборчеством, скажем, иконоборцы из Византии, коммунисты, талибы, в конечном итоге потерпели неудачу. То же самое произойдет с идиотской культурой разрушения американских памятников.

Robert Damiens

Искусство не является ханжеским высоконравственным позированием на потребу дня. Парадокс этого случая с русским, который на свое состояние хочет сохранить американскую историю, даже самые худшие ее аспекты, состоит в том, что это сам по себе глубоко художественный акт. Сохранение оскверненных памятников только увековечивает историю вандализма.

PhonyJabroni

Похоже, очередной русский олигарх отмывает свои деньги, чтобы вложить их в Республиканскую партию и ее марионеток.

ThisSideUp

Да пусть хоть все их скупит и поставит в своем расистском музее для таких же, как он сам. Лишь бы эти статуи не были на виду у публики.

Ganzho%20Manh

Умный парень. Скупит за центы исторические артефакты. В какой-то момент люди поймут, что демократы выжили из ума, и вот тогда этот человек докажет, что у него в руках настоящая сокровищница американской/западной истории, которую он сможет выставить на продажу.

Robert Damiens

Нам надо больше статуй, посвященных Джорджу Флойду. Как он пытается сбыть фальшивые купюры продавцу-арабу, и прочие великие моменты его жизни.

Hypnoswede

Еще одна причина ненавидеть русских.

Raindancing

Американцам надо во всем разобраться. Лондонский Тауэр для многих был весьма неприятным местом, но это исторический памятник и произведение искусства, важное для истории. Я согласен с теми, кто говорит, что памятники нужно убрать до тех пор, пока мы не разберемся со своей историей. Человек всегда является продуктом своего времени, и нам надо учить историю, чтобы стать лучше. По крайней мере, некоторые статуи поразительны по технике исполнения. Граффити парой мазков краски — это не очень умно.

InstantKarma

Римская империя захватила и поработила многие народы. В статуях ее императоров, сенаторов и богов мы видим произведения искусства. Я никогда не видела, чтобы в музеях о них говорили в другом контексте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.