В среду состоялась инаугурация Александра Лукашенко. Польское внешнеполитическое ведомство разместило на своей странице в Твиттере следующее сообщение: «МИД принял к сведению сегодняшние события в Белоруссии. Президент, избранный на недемократических выборах не может считаться законно находящимся у власти, вне зависимости от того, открыто или тайно он вступил в должность». Фраза звучит несколько туманно, однако, очевидно, что в ней идет речь о сомнениях в легитимности власти в Белоруссии. Прямо это не говорится, но Варшава президента Лукашенко не признает.

СМИ, которыми руководит Томаш Сакевич (Tomasz Sakiewicz), комментируют эту запись, не прибегая к намекам. Портал «Незалежна» озаглавила свой материал так: «Польша не признает Лукашенко президентом». Премьер-министр Моравецкий (Mateusz Morawiecki), в свою очередь, написал в Фейсбуке следующее: «Мы занимаем четкую позицию. Белоруссия должна быть суверенной, а необходимое условие для этого — честные выборы, на которых власть выберут сами белорусы, а не репрессивный аппарат. В результате недемократических выборов законный президент избран быть не может».

Отношения между Польшей и Белоруссией стали уже и без того напряженными, а такого рода заявления МИД и премьера могут лишь обострить ситуацию. Следует напомнить, что к польской границе были направлены белорусские войска, а на российско-белорусских учениях «Славянское братство» присутствовала российская 76-я десантно-штурмовая дивизия из Пскова.

Во вторник воздушные силы России и Белоруссии отрабатывали нанесение удара, целью которого была, несомненно, Польша. В маневрах принимали участие два российских стратегических бомбардировщика Ту-160 в сопровождении белорусских истребителей Су-30. То, что их было всего два, не должно нас успокаивать, ведь сила их потенциального удара могла бы оказаться огромной. По словам экспертов, каждая из машин способны нести борту 12 крылатых ракет, дальность полета которых составляет 3,5 тысячи километров. Ракеты, в свою очередь, могут быть оснащены ядерными боеголовками мощностью 200 килотонн каждая (такой боезаряд в 10 раз мощнее бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки).

Два самолета — это 24 ракеты, которые способны превратить страну размером с Польшу в радиоактивные развалины с миллионами жертв и раненых. Даже без такого рода вооружений у белорусов есть чем нас атаковать. Их армия располагает реактивной системой залпового огня с милым для польского уха названием «Полонез». Дальность стрельбы этой системы составляет 300 километров, то есть она может наносить удары по целям в Варшаве. В нынешней ситуации как Белоруссии, так и России может быть выгодно перевести свой внутренний конфликт на внешнеполитическую арену, то есть в данном случае сместить акценты на отношения с Польшей.

Это не просто предположения. Недавно в Минске Лукашенко комментировал отношения с Варшавой так: «Мы не знаем, что они выбросят дальше. Мы понимаем, что в их арсенале осталось совсем немного приемов, прежде чем развязать горячую войну». Позволить себя запугать, разумеется, нельзя, однако, игнорирование потенциальной угрозы выглядит еще более неблагоразумным и безответственным. В такой опасной ситуации заниматься эскалацией напряженности никак нельзя.

Между тем Польша решила присоединиться к нескольким странам и организациям, которые не признали Лукашенко законным президентом. К этому списку добавился также Европейский парламент, однако, Варшаве не следует копировать его стратегию, поскольку в данном случае мы имеем дело с особой ситуацией. Европарламент, как и другие органы ЕС, не выступает представителем государства, ведь европейское сообщество — это не государственное образование, а международная организация. В свою очередь, Польшу связывают с Белоруссией двусторонние отношения и различные интересы, в частности многотысячное польское меньшинство, судьба которого должна волновать польское руководство.

Европарламент, не имеющий отношений с Минском, может действовать так, как он действует, но Польше по вышеуказанным причинам следует занимать более сдержанную позицию. Что будет, если Лукашенко сочтет заявление польского руководства на тему его легитимности враждебным актом, а в итоге разорвет консульские и дипломатические отношения? Кто тогда будет защищать интересы живущих в Белоруссии поляков? Задумался ли премьер Моравецкий об этом, делая свое эмоциональное заявление?

Гораздо более ответственно повел себя глава президентской канцелярии Кшиштоф Щерский (Krzysztof Szczerski), который, отвечая на вопрос журналистов, признает ли Анджей Дуда (Andrzej Duda) Лукашенко президентом, заявил: «Сама процедура инаугурации показала, что с его очередным сроком не все гладко. Я думаю, господин президент Лукашенко сам осознает, с какой проблемой он столкнулся».

Словосочетание «господин президент Лукашенко» — важный элемент прозвучавшей фразы. Комментируя то же событие, премьер сказал: «Это лишь подтверждает, что Лукашенко осознает, к чему привела фальсификация результата выборов». Высказывание Щерского показывает, как должны выглядеть осторожные дипломатичные действия. На фоне всего этого шума и риска эскалации ситуации, в которой присутствуют в том числе ракеты с ядерными боеголовками, Лукашенко остался на удивление спокойным. Белорусский МИД объявил, что белорусский народ — единственный носитель суверенитета и он «не нуждается в „легитимизации" своей власти со стороны самоназванных „легитиматоров"». Одновременно подчеркивалось, что Минск стремится к диалогу со всеми международными партнерами.

Мы видим, что белорусское руководство, ощущая поддержку России и Китая, игнорирует заявления ЕС и нескольких стран, подключившихся к миссии по поддержке белорусской оппозиции. Кроме того, Лукашенко все лучше контролирует ситуацию в своей стране, а при этом не спешит уступать Москве. Даже Антоний Рыбчиньский (Antoni Rybczyński) из «Газета польска», комментируя итоги его встречи с Путиным в Сочи, признал, что заключения вассального договора там не произошло.

К сожалению, действия польского руководства, которое должно быть особенно заинтересовано в сохранении Белоруссией суверенитета, мешают подчиненным именно этой цели шагам Лукашенко. Какой тогда смысл в давлении на него? В контексте тех результатов, которых мы стремимся достичь, оно может оказаться контрпродуктивным. Однако некоторые хотят в этом отношении превзойти всех остальных. Влодзимеж Бернацкий (Włodzimierz Bernacki) сенатор от партии «Право и справедливость» (PiS) и председатель сенатской комиссии по иностранным делам, заявил: «Мы в своих действиях можем зайти дальше, чем Евросоюз». Лишь бы это не оказалось слишком далеко.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.