Белоруссия бьется в политических конвульсиях с 9 августа, когда прошли сфальсифицированные выборы. Десять дней назад Армения вступила в конфликт с Азербайджаном, ситуация рискует перерасти в региональную войну. А в этот вторник, 6 октября, в далёкой Киргизия разыгрались сцены, напоминающие о взятии Бастилии.

Что общего у этих стран? Все они — бывшие советские республики, расположенные на политической периферии Москвы. Кризисы в этих странах бросают вызов стратегии президента Владимира Путина, который безнадежно мечтает создать в Евразии федерацию под собственным руководством.

За все 20 лет правления Путина эти три кризиса стали самыми значительными по масштабу и сложности.

Президент России никогда не скрывал, что считает распад Советского Союза трагедией, ведь он привел к территориальной дезинтеграции. Окружать себя странами-союзницами на самых уязвимых участках границы — это стратегия русской политики еще со времен династии Романовых (1613-1917).

Советский Союз (1922-1991) только укрепил эту тенденцию, провернув классический трюк подчинения соседних народов федеративным способом. В эпоху его заката националистские голоса снова зазвучали громче.

Интерес Москвы объясняется географией. Исторически сложились два основных пути вторжения в страну: на западе европейской части и на юге — со стороны Кавказа.

После распада Советского Союза Москва даже в неспокойные времена Бориса Ельцина всегда пыталась сохранять близкие отношения с соседними странами. В меню всегда присутствовали вложения в инфраструктуру, займы и военная помощь.

Путин сохраняет такой подход, хотя и страдает от перекрестной преданности, типичной для некоторых из этих стран.

Случай с Киргизией показателен. Целью России всегда было сохранить спокойствие в этом регионе, чтобы отгородиться от исламского экстремизма Афганистана. Второстепенная цель — защитить маленькую страну с населением в 6,5 миллионов человек от естественного поглощения экономической мощью Китая.

Русские всегда поддерживали президента Алмазбека Атамбаева, передавшего власть союзнику Сооронбаю Жээнбекову в 2017 году.

У Путина всегда были близкие отношения с Киргизией. В этой стране даже есть названная в его честь гора высотой 4446 метров, а также как минимум одна статуя. Она установлена на лыжном курорте, чьему владельцу очень помогло русское финансирование. В 2003 году Москва разместила в Киргизии свою стратегическую воздушную базу.

Кстати, в 2001-2015 годах американцы использовали местный аэропорт в качестве перевалочного пункта для военно-транспортных самолетов, направляющихся в Афганистан. Так Бишкек стал уникальной столицей: в нескольких километрах друг от друга разместились военные базы стран, соперничавших во времена холодной войны.

Новый президент начал преследовать предыдущего. Однако Путин вмешался и гарантировал его возврат в страну в 2018 году. В 2019 году подписали ряд соглашений о сотрудничестве и финансировании. Казалось, проблема улажена, но уже в августе Атамбаева арестовали по обвинению в подготовке государственного переворота и поддержке преступной деятельности.

Прошедшие в воскресенье парламентские выборы посчитали сфальсифицированными, и толпа вышла на улицы. Один человек погиб, 590 ранены. Тюрьму для политических заключенных, где находился Атамбаев, атаковали в своеобразной центральноазиатской версии парижских событий 1789 года, ознаменовавших французскую революцию. Бывший президент был освобожден.

Столкновения продолжались всю ночи. Офис Жээнбекова был захвачен. Парламент отреагировал быстро и согласился аннулировать результаты выборов. Россия продемонстрировала озабоченность, но сообщила, что видит эту ситуацию как внутреннее дело страны, в которой с 2005 года уже дважды свергали правительство.

На самом деле Путин будет ждать, пока местные кланы тем или иным образом не договорятся сами, помня, что у него хранится, скажем так, ключ от сейфа и оружейной. Чего Кремль не примет, так это какую-либо версию «цветной революции», спровоцированной внешними соперниками. В этом случае — скрытным Китаем.

Этот дискомфорт прибавился к трагедии, разворачивающейся на Кавказе, где в этот вторник, 6 сентября, бои идут менее интенсивно.

Конфликт разворачивается вокруг проблемы, выведенной на сцену распадом Советского Союза. Вопрос контроля над Нагорным Карабахом уже приводил к войне в 1992-1994 годах.

Проблема в том, что в этот раз Турция открыто выступает на стороне Азербайджана. Она помогает ему в борьбе за так называемую оккупированную Ереваном территорию, в основном населенную армянами.

И снова Путину пришлось вмешаться. В этот раз он выступил на стороне Армении, хотя и сделал это весьма сдержано. Такое поведение объясняется взаимными отношениями с премьером страны, который пришел к власти в 2018 году, свергнув прокремлевское правительство.

Однако связи сохранились. У России есть большая военная база в Армении, в случае внешней военной агрессии Москва должна с этой базы защищать Ереван. К настоящему моменту бои лишь немного затронули международно признанную территорию Армении, но сохраняется риск, что конфликт будет расти и заставит Путина вступить в конфронтацию с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В таком случае, в отличие от ситуации с аннексией Крыма в 2014 году, Запад поддержит Путина. Франция и США вместе с Россией работают над мирным разрешением конфликта, который азербайджанцы при поддержке турок пока отвергают.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил во вторник, что Россия не станет мириться с присутствием на территории Азербайджана исламских террористов. Ранее глава русской секретной службы сообщил о выступающих на стороне Баку сирийских боевиках, поддерживаемых Анкарой.

В то же время Путин мудро назначил главой Дагестана генерала Сергея Меликова, обладающего большим опытом борьбы с исламистскими повстанцами на Кавказе.

В этот вторник министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу (Mevlut Cavusoglu) сообщил о возможной военной поддержке Баку. Правительство Ильхама Алиева в свою очередь пригрозило напрямую атаковать территорию Армении, если та использует в конфликте мощные русские ракетные комплексы средней дальности «Искандер-М».

Из-за эскалации этих конфликтов очень легко забыть о Белоруссии, хотя до недавнего времени она была основной неотложной проблемой России.

Диктатура Александра Лукашенко продолжает репрессии против протестующих, которые выходят на улицы с момента проведения выборов, считающихся сфальсифицированными. На этих выборах Лукашенко обеспечил себе шестой мандат.

В 2014 году своей реакцией на свержение пророссийского правительства Путин нейтрализовал опасность со стороны Украины. С тех пор Кремль не рассматривал возможность сходных событий в ещё одной стране, отделяющей Россию от сил НАТО.

Конечно, в странах Прибалтики, непосредственно граничащих с Россией, также размещены войска НАТО, но их численность не сравнится с силами Москвы в регионе.

Широкие равнины Белоруссии и Украины в прошлом не раз становились полями сражений с силами Запада, будь то наполеоновская Франция или нацистская Германия.

Путин удвоил ставку на Лукашенко, хотя тот и ненадежный союзник, ведь ранее с ним уже были проблемы. Сейчас ослабленный диктатор отлично подходит для целей Москвы.

Они разыграли карту внешней угрозы, провели совместные военные учения и показали сплоченность недовольным соседям, входящим в состав НАТО.

До нынешнего момента Москва без особого ущерба справлялась с двумя существующими кризисами. Дискомфорт из-за Киргизии кажется менее значимым. Однако он демонстрирует, что идея повторного распространения русского влияния в Евразии менее естественна, чем директивные органы Путина хотят признавать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.