Попытка разделенного парламента назначить нового премьер-министра не только не смогла восстановить в стране некое подобие нормальной жизни, но и вызвала еще большую путаницу и замешательство.

После того, как в результате молниеносного восстания, которое наполовину свергло правительство, 6 октября были объявлены недействительными результаты прошедших двумя днями ранее выборов, принятие решения о назначении нового главы правительства выпало на долю депутатов парламента уходящего созыва. Этот процесс прошел в режиме управляемого хаоса. Законодатели разделились на две группы, которые собрались соответственно в гостинице и кинотеатре, чтобы решить, кому отдать кресло премьер-министра.

Более многочисленная группа, расположившаяся в гостинице «Достук», выступала за назначение Садыра Жапарова, который еще 24 часами ранее томился в камере, отбывая срок по обвинению в похищении человека. По сообщениям, пока внутри шли обсуждения, снаружи собралась агрессивная толпа сторонников Жапарова, многократно угрожавшая ворваться в гостиницу. Журналисты не могли самостоятельно следить за процессом, т.к. их не пустили.

Все собравшиеся в «Достуке» депутаты проголосовали за Жапарова. Информация о количестве присутствовавших при этом депутатов не обнародовалась. Для назначения главы структуры исполнительной власти требуется кворум в количестве не менее 60 депутатов, а число собравшихся в гостинице, как сообщается, до кворума не дотягивало. Но эту проблему, по-видимому, решили при помощи голосования по доверенности.

Вскоре после спешного голосования Жапаров покинул гостиницу через черный ход, разочаровав своих сторонников, ожидавших, что он выйдет к ним. Не поверив тому, что Жапаров действительно уехал, толпа намеревалась предпринять еще одну попытку штурма гостиницы, но остановилась, когда стало известно, что Жапаров дает интервью в телестудии в другом месте.

Позже у гостиницы снова собралась толпа, которая опять попыталась ворваться внутрь, но в этот раз не имея никакой очевидной цели, кроме как что-то поломать. Всю ночь по Бишкеку бродили шайки, в которые, вероятно, входили и многие из тех, кто собрался у «Достука», — но сотни добровольческих бригад, известных как дружинники, не давали им врываться в рестораны, магазины или общественные здания.

Означает ли это, что Жапаров реально претендует на пост премьер-министра? По словам посла Киргизии в Великобритании Эдиля Байсалова, нет. «Я призываю международные СМИ воздерживаться от присвоения какого-либо официального статуса различным сообщениям о назначениях в правительстве Киргизии до тех пор, пока эти назначения не будут одобрены парламентом с соблюдением приличий и требований надлежащей правовой процедуры, и утверждены главой государства в соответствии с требованиями закона», — написал он.

Новоизбранный спикер парламента Мыктыбек Абдылдаев высказался в схожем ключе, заявив, что предполагаемому будущему премьер-министру еще предстоит пройти множество стадий одобрения. «Коалиция большинства выдвинула кандидатуру Садыра Жапарова на должность премьер-министра. Позже он представит в конституционном комитете состав и структуру правительства. Затем на палате депутаты рассмотрят и кандидатуру Жапарова, и состав со структурой правительства», — сказал он.

Кроме того, придется считаться и с координационным советом. В обязанности этого органа, сформированного стихийно с целью структуризации переходного процесса, четко не определены, но предполагается, что они включают управление формированием временного правительства. В отличие от группы депутатов парламента, которые в спешке одобрили кандидатуру премьер-министра, в координационный совет входит широкий спектр политических сил, некоторые из которых открыто противились кандидатуре Жапарова.

Как отметил Байсалов, Жапарову также потребуется одобрение президента. Но Сооронбай Жээнбеков (президент Киргизии — прим. ред.) скрылся в разгар протестов, и по состоянию на начало 7 октября его местонахождение оставалось неизвестным. Он появился лишь, чтобы дать интервью киргизской службе Би-би-си, в котором заявил, что «готов возложить ответственность на сильных лидеров, независимо от того, к какой группе они принадлежат». «Я даже готов им помочь», — добавил он.

Однако одновременно с этими словами, звучавшими как заявление о скорой капитуляции, Жээнбеков выступил с осуждением протестов, которые, по его словам, подстрекались с единственной целью отстранить его от власти. Между тем, Жээнбеков еще может дождаться помощи, причем с неожиданной стороны. Пока в Бишкеке предпринимались сомнительные с конституционной точки зрения шаги, в Оше тоже развернулась неформальная борьба за власть.

Участники митинга, состоявшегося 6 октября на площади перед мэрией и администрацией области, целый день слушали речи с призывами к возвращению бежавшего из страны бывшего мэра Мелисбека Мырзакматова, который стоял во главе городской администрации Оша с апреля 2010 года по декабрь 2013-го. Это многих испугает. Мырзакматов негласно поощрял этническое насилие в Оше в июне 2010 года, унесшее жизни порядка 400 представителей узбекского меньшинства. В своем интервью после беспорядков он отозвался о произошедшем в одобрительном ключе, заявив, что имело место подавление сепаратистского движения и что «узбеки поставили под угрозу суверенитет Киргизской Республики, но мы дали им отпор».

Его возвращению теоретически мешало то, что после увольнения с поста мэра в 2013 году он был заочно приговорен к семи годам тюремного заключения по обвинению в злоупотреблении служебным положением. Но поздно вечером 6 октября Мырзакматов все-таки прибыл в Ош. Его выход на площадь был встречен ликованием. Однако вопрос о том, как и когда Мырзакматов сможет занять какую-либо должность, вероятно, станет предметом мучительных и напряженных переговоров с другими неформальными группами в городе.

В своей речи перед сторонниками Мырзакматов сказал, что поддерживает Жээнбекова и что намерением тех, добивается его свержения, является исключительно «разрушение страны». Для Жээнбекова подобная поддержка является одновременно неловкой и важной. Если он намерен остаться у власти, то ему придется подумать, готов ли он заручиться моральной поддержкой человека, годами бегавшего от правосудия.

Развернувшиеся по всей стране драматические события вызывают глубокую тревогу тех, кто надеялся, что начавшееся 5 октября восстание станет предвестником политического обновления. Но многие из тех, кто сейчас приходит к власти, не просто не новые политики, но и люди с сомнительным прошлым, не говоря уже о судимостях.

Между тем в стране грядут новые парламентские выборы. Темирлан Султанбеков, кандидат от Социал-демократической партии Киргизии, которому в сентябре исполнилось 22 года, сказал, что пришло время молодым взять на себя ответственность и избавиться от политиков старшего поколения. «Я готов прямо сейчас идти на выборы», — сказал он в своем видеообращении.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.