Что вообще произошло?

Нынешний вооруженный конфликт начался в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана. Эту территорию вот уже в течение 30 лет оспаривают друг у друга Азербайджан и Армения. С 27 сентября нынешнего года в результате этого конфликта погибло по меньшей мере 400 человек, включая гражданских лиц. Нагорно-Карабахская АО лишь формально числится в составе Азербайджана. В реальности большинство населения в ней составляют армяне. Со второй половины 1980-х годов они с оружием в руках борются за вхождение области в состав Армении. После развала СССР с 1991 года в этом конфликте погибло около 30 000 человек, и около 1 миллиона человек стали беженцами или перемещенными лицами.

С 1994 года при активном участии России активную фазу этого конфликта удалось погасить, однако спорадические боестолкновения между армянской и азербайджанской сторонами продолжались все это время.

До сих пор неясно, что послужило причиной возникновения нынешнего военного столкновения. Каждая из сторон ведет наступательную информационную кампанию, обвиняя противника в том, что он «первым развязал войну». Однако ясно одно: при поддержке Турции Азербайджан ведет дело к полномасштабной войне и военной победе над Арменией.

Турецко-армянский узел

С 1993 года Армения разорвала дипломатические и иные отношения с Турцией. В основе такой ситуации лежат глубокие исторические корни, прежде всего, трагедия 1915 года с массовым уничтожением турками армян, получившая название «геноцида». Большинство европейских стран именно так оценивают тогдашние действия Турции. А ответ Анкара стала обвинять Армению в терроризме.

В 2014 году премьер Эрдоган предпринял ряд примирительных шагов в адрес Армении, заявив о «сожалении» в связи с событиями 1915 года. Однако это ни к чему не привело. До сих пор Турция вместе с Азербайджаном занимают позицию, по которой «восстановление их отношений с Арменией невозможно без решения спора по Нагорному Карабаху».

Азербайджан и Турция

С самого начала нынешнего конфликта Турция однозначно заняла позицию на всестороннюю поддержку Азербайджана. Турецкий парламент единогласно осудил «агрессивные» действия Армении и высказался за всемерную помощь Азербайджану.

Под такой позицией лежит не только широко декларируемая национально-культурная и историческая общность двух стран: «Два государства, один народ». И не только тесные экономические отношения, в том числе в области энергетики. Здесь присутствует еще и такой фактор, как усиление Турцией «квази-войны» с Россией в Сирии и Ливии. Турция однозначно позиционирует Азербайджан своим союзником и готова оказывать ему всевозможную помощь. Общим для турецкого политикума стал лозунг: «Армения должна убраться с азербайджанской земли, незаконно оккупируемой в нарушение международного права!».

Если в начале 1990-х годов Турция была способна оказывать Азербайджану лишь моральную поддержку и старалась излишне не раздражать Россию, то в последнее время она разбогатела, серьезно увеличила своей военный потенциал, и теперь стала готова «заочно помериться силами с Россией в «квази-войнах». В выступлениях турецких СМИ появилась мысль о том, что в «Карабахе пора покончить с существовавшей на протяжении 30 лет несправедливостью».

Со своей стороны, и Азербайджан предпринял активные усилия по диверсификации источников получения вооружений и улучшению оснащения своей армии. По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI) за 2019 год, в предыдущие 5 лет Азербайджан кардинально поменял состав поставщиков оружия для себя. Если ранее 60% военной техники он получал из России, то в 2019 на ее долю осталось только 30%. В то же время доля Израиля увеличилась до 30%, а 10% приходится на Турцию. Большую роль в этом сыграли и значительно возросшие поступления в азербайджанскую казну от экспорта энергоносителей. Баку значительно увеличил свои военные расходы, начав массово закупать в дружественной Турции, в частности, дроны и радарные системы.

Все это сыграло свою роль в том, что Азербайджану удалось с самого начала нынешнего конфликта достичь ряда тактических успехов, например, захвата важных высот. Примечательно, что турецкие СМИ отреагировали на эти достижения заявлениями типа: «Это уже не Азербайджан начала 1990-х годов, позволивший оккупацию своих территорий».

Опасности, связанные с нынешним конфликтом

В настоящее время Россию и Азербайджан связывают неплохие отношения. Однако отношения Москвы с Арменией глубже, хотя бы потому, что они являются союзниками по ОДКБ, и в соответствии с межправительственным соглашением в Армении — единственной и закавказских государств — находится крупная российская военная база, имеющая в своем составе 5000 военнослужащих. Даже границу Армении с Турцией защищают российские пограничники. С точки зрения Турции, Россия всегда незримо присутствует за спиной Армении.

Турция и Азербайджан еще до начала нынешнего конфликта ощущали все возрастающую напряженность по отношению к России и Армении. Буквально за неделю до азербайджано-армянского столкновения Россия провела на юге страны масштабные военные учения «Кавказ 2020». Они стали беспрецедентными по составу и числу участников: более 80 000 военнослужащих из России, Армении, Беларуси, Китая, Ирана, Пакистана, Мьянмы. В учениях были задействованы сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. За ними наблюдали высшие военачальники стран-участниц. Несмотря на то, что по легенде целью учений была «отработка антитеррористических операций», сам факт применения в них Россией новейших образцов вооружений, включая противоракетный комплекс С-400, наводит на мысль о том, что речь шла о «межгосударственном военном конфликте». В учениях приняли участие и военнослужащие созданной в 2017 году Объединённой группировки войск России и Армении в Кавказском регионе коллективной безопасности. Группировка стала важным психологическим моментом, связывающим военных России и Армении.

Обеспокоенность указанными учениями выразила не только Турция. Ряд стран-членов НАТО высказались критически по отношению к ним: «Учения проводятся в очень чувствительном регионе»; «Ясно, что в ходе них берется в расчет НАТО и Украина» и т. д. А в Турции вообще заговорили о том, что «учения „Кавказ — 2020" являются подготовительной фазой превентивного удара по Армении».

Турция и Россия. Друзья или враги?

Несмотря на протесты НАТО Турция в прошлом году закупила российские зенитно-ракетные комплексы С-400, чем навлекла на себя ожесточенные санкции США. В то же время, Турция ведет «квази-войну» с пророссийскими силами на фронте протяженностью почти 4000 километров от Ливии до Сирии и далее на Кавказе. Россия и Турция тщательно избегают прямых столкновений, однако и в Ливии, и в Сирии только они фактически решают вопросы войны и мира. Так кто они? Враги? Друзья?

В основе российско-турецких отношений лежит нелюбовь и недоверие по отношению к Западной Европе и Америке. Как только их отношения с этими партнерами ухудшаются, Москва и Анкара в очередной раз начинают сближение. До сих пор тем «мерилом», которым Турция оценивает «дружественность» или «враждебность» России являются события 2016 года, а именно — несостоявшаяся попытка убийства Эрдогана и действия в этой связи разных стран. Если США и Запад тогда хранили упорное молчание, то президент Путин моментально выразил и оказал поддержку Эрдогану. Путин не замедлил и с выражением Эрдогану поддержки в его «борьбе с терроризмом», которую коллективный Запад осудил как «нарушение прав человека». Даже в вопросе о превращении собора Святой Софии в Стамбуле в мечеть Айя-София Россия заняла позицию на «невмешательство во внутренние дела Турции» несмотря на то, что действия Эрдогана находились под шквалом критики из США и Западной Европы. Конечно, совершенно понятно, что, склоняя Турцию, насколько это возможно, в свою сторону, Россия стремится если не оторвать Анкару от НАТО, то хотя бы «вбить клин» в единство Североатлантического блока. И здесь у России есть ряд несомненных достижений. Взять хотя бы сделку по С-400, ради которой Анкара пожертвовала планами приобретения американских F35, или неподдельный интерес Турции к российским истребителям Су-57. Турция для России — это «важный клиент».

Инструмент «расшатывания» американо-европейского атлантического единства, важнейший партнер в военно-техническом сотрудничестве, огромный рынок сбыта — вот кто такая Турция для России. Взаимно используя интересы друг друга, эти страны строят отношения сотрудничества.

Что представляет собой решение карабахской проблемы с точки зрения Турции?

С самого начала нынешней фазы конфликта президент Эрдоган начал, как мантру, с раздражением повторять слова: «Сейчас вмешательство „минской группы ОБСЕ" уже не имеет смысла». Под «минской группой» имеется в виду созданный в 1994 году ОБСЕ механизм поиска путей карабахского урегулирования, сопредседателями в котором выступают Россия, Франция и США.

По мнению Эрдогана, наиболее «лицемерную» позицию по конфликту в Карабахе занимает Россия. С одной стороны, она призывает к его прекращению, а с другой — оказывает Армении военную поддержку. С каждым новым азербайджано-армянским столкновением Россия инициирует перемирия и мирные соглашения, но ни разу это не дало результата. Россия на деле подставляет плечо Армении, в то же время активно экспортируя оружие обеим сторонам конфликта. Многие эксперты исходят из того, что чем дольше продлится противостояние Армении и Азербайджана по Карабаху, тем лучше это для российского экспорта вооружений.

Сопредседатели «минской группы ОБСЕ» Франция и Америка имеют у себя значительные армянские колонии, которые лоббирую принятие выгодных Армении политических решений. Кроме того, все три страны — Россия, США и Франция — являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. При таком раскладе в Турции растут пессимистические настроения, имеющие под собой мысль, что в данной ситуации «решение» карабахской проблемы невозможно.

А что же, по мнению Турции, является решением этой проблемы? Это возврат Арменией Азербайджану около 20% территории последнего, которую Ереван незаконно удерживает вопреки решению СБ ООН почти 30-летней давности.

В 1993 году Совет Безопасности принял 4 решения, требующие от Армении уйти с захваченных территорий. На Генеральной Ассамблее ООН в 2008 году в адрес Армении так же прозвучали требования безусловного освобождения этих земель. Турция и Азербайджан негодуют: «Несмотря на столь важные решения ООН, страны-гаранты не оказывают на Армению достаточного давления в плане их выполнения». По уставу ООН решения Совета Безопасности должны исполняться в течение нескольких дней. Как считают многие аналитики, карабахский конфликт является наглядным и ярким свидетельством резкого ослабления международных механизмов обеспечения международной безопасности в мире.

В чем отличие ситуации в Карабахе от ситуаций в Сирии и Ливии?

Может ли в Нагорном Карабахе повториться ситуация, когда, как в Сирии и Ливии, Турция и Россия находят какие-то, пусть и временные, но мирные решения?

Военный аналитик Найджил Озтерицки указывает: «Эти конфликты имеют разную природу. В Сирии и Ливии идет гражданская война. А в Нагорном Карабахе столкнулись два суверенных государства — Азербайджан и Армения. Без участия двух этих сторон ни Россия, ни Турция не могут решить вопрос о мире в Карабахе». А другой эксперт добавляет: «Несмотря на то, что со времени распада СССР прошло уже более 30 лет, Нагорный Карабах остается „задним двором" России, и здесь она находится в преимущественном положении, имея долголетний опыт переговоров по данной проблеме. Турции трудно обеспечить себе равные с Россией позиции в поисках мирного урегулирования».

И все же положение у России непростое. Уже с начала конфликта наблюдатели из уст в уста передают довольно неожиданную оценку: «Россия в нынешнем армяно-азербайджанском столкновении занимает удивительно спокойную позицию». Турция громогласно поддерживает Азербайджан. Россия же, если и оказывает поддержку Армении, то делает это тихо.

России, как воздух, необходимы сбалансированные отношения со своими партнерами на постсоветском пространстве. С Азербайджаном у Москвы в последние годы складываются именно такие сбалансированные взаимовыгодные отношения. Озтерицки говорит: «В то время, когда упали мировые цены на нефть, а в экономике России нарастают неблагоприятные тенденции, Москва стремится избежать получение для себя новых „линий фронта"». Он полагает, что Москва внимательно наблюдает за уровнем турецкой помощи Баку, и в зависимости от ее интенсивности, может даже признать те или иные «уступки» Азербайджану ради достижения дипломатического урегулирования нынешнего обострения противостояния.

Замороженный конфликт

Идет вторая неделя азербайджано-армянских боестолкновений. И вот Ереван решается на ракетный удар по второму по величине городу Азербайджана, удаленному от места боев на сотни километров. Наблюдатели считают, что тем самым армянское руководство разжигает «интернационализацию» конфликта и подталкивает Россию к более активному вмешательству в его разрешение. В то же время Азербайджан достаточно твердо придерживается позиции на то, что конфликт является сугубо азербайджано-армянским и воздерживается от массированных атак собственно территории Армении. При этом он наверняка исходит из того, что такие атаки сыграют на руку Армении в ее стремлении втянуть Россию в эти «разборки». Когда Путин в телеинтервью ясно дал понять, что Россия на вмешательство не пойдет, так как «пока территория Армении не превратилась в поле боя», в Азербайджане, судя по всему, это быстро учли, и вместо раздувания темы жертв среди гражданского населения, быстренько «переложили руль» на курс к перемирию сторон.

И все же сценарий «активная фаза конфликта, вмешательство России, сохранение статуса-кво» явился бы для Азербайджана и Турции продолжением того поражения, которое он испытывает с 1994 года. Президент Азербайджана Алиев публично говорит: «Все эти призывы к „перемириям" и к „поискам решения за столом переговоров" мы уже слышали десятки раз. И вот уже скоро будет 30 лет, как ничего не меняется. А ждать еще 30 лет у нас нет времени». В азербайджанских сводках с войны постоянно мелькает слово «освобождение». Но ведь то, что является «освобождением» для одних, является также «оккупацией» для других.

Постоянно существующая напряженность между Азербайджаном и Арменией в Нагорном Карабахе называется «замороженным конфликтом». Этот термин применяется в основном для конфликтов, тлеющих на бывшем постсоветском пространстве, когда после затухания активной фазы военных действий механизм кардинального решения каких-то проблем не действует, и нестабильное противостояние сторон продолжается годами. Стоит здесь только нарушиться шаткому равновесию — и конфликт разгорается с новой силой.

Нынешнее азербайджано-армянское столкновение в Карабахе длится уже более двух недель. Ареал военных действий расширяется и начинает накрывать города. Погибших среди военных и гражданских уже насчитывается более 400. Если договоренности по перемирию не сработают, можно ожидать нового витка насилия.

Настанет ли тот день, когда будут «заморожены» скорбные списки погибших и пострадавших в этом конфликте?

Миюки Тикаути — закончила Токийский университет и аспирантуру. Специализировалась по Ближнему Востоку и Турции. В 2006-2011 годах работала корреспондентом газеты «Ёмиури симбун» в Анкаре.

С 2012 года возглавляет представительство японской правительственной организации JICA (Японское агентство международного сотрудничества) в Турции, занимается вопросами гуманитарной помощи и безопасности во всем регионе. Получила степень доктора политологии (Ph. D.) в Билкентском частном исследовательском университете (Анкара).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.