Алексей Навальный, харизматичный российский оппозиционер, всегда был чем-то похож на голливудского актера, и он любит использовать в своих речах ссылки на популярные фильмы. Вспоминая о своем путешествии из Сибири, в ходе которого он был отравлен боевым отравляющим веществом «Новичок», в берлинскую больницу, где он пришел в себя после трехнедельного пребывания в состоянии комы, он отдает себе отчет в кинематографическом качестве этого сюжета: народный герой бросает вызов диктатору, который пытается убить его с помощью таинственного яда. Однако его верные друзья и его преданная жена возвращают его к жизни. «Это начинается как политический триллер, но затем превращается в романтическую комедию», — говорит он в беседе с корреспондентом журнала Economist, которая проходит в Берлине.

Шрамы от интубации на его шее, его исхудалый вид, дрожание рук и бессонница — все это, однако, слишком реально для голливудского кино. А самые большие изменения остаются менее заметными. «Парадоксальным образом я стал более гуманным, даже более сентиментальным», — говорит он. После просмотра сделанных недавно с помощью спутников видеозаписей того, как военные беспилотники уничтожают цели в ходе конфликта между Азербайджаном и Арменией, у него возникла неожиданная для него самого мысль: «Подождите минуту, эта черная точка — человек, который, вероятно, лишился ног, и теперь он смотрит в небо… Политикам было бы полезно посмотреть в лицо смерти», — говорит он.

Сам Навальный, который едва не умер 20 августа на борту самолета, летевшего из Сибири в Москву, несомненно, уже сделал это. Значительное присутствие полицейских у его дома в Берлине, где он восстанавливается, является подтверждением того, что он все еще находится в опасности, исходящей от человека, который, как считают многие, дал соответствующий приказ или санкционировал его отравление. Навальный громко и ясно произносит его имя: Владимир Путин, президент России.

Начнем с использованного оружия. Этот яд был идентифицировал Германией как новая версия «Новичка», который представляет собой целый класс боевых нервно-паралитических отравляющих веществ. «Черного рынка для „Новичка" не существует, — говорит Навальный. — А применение нового его варианта означает, что Россия имеет активную программу в области разработки запрещенного химического оружия, доступ к которому могут иметь только спецслужбы с разрешения Путина».

Кремль отказывается проводить расследование этого отравления, а его желание расшатать отношения с Германией и Евросоюзом для сокрытия содеянного, подтверждает причастность Путина, считает Навальный. То же самое относится к фразе Путина в разговоре с Эммануэлем Макроном, французским президентом, о том, что Навальный сам себя отравил, чтобы дискредитировать Кремль. Эта фраза была настолько оскорбительна и абсурдна, что Макрон решил «слить» ее средствам массовой информации. «Это показывает, что Путин не может перевести на других ответственность за это», — считает Навальный.

Отравление Навального свидетельствует о трансформации российского режима, как в том эпизоде фильма «Чужой» (Alien), когда скорлупа раскалывается и из нее вылезает монстр… Больше не существует никаких красных линий», — говорит он. Загадочная смерть от невидимого яда должна была вызвать ужас как внутри страны, так и за рубежом. «Путин явно получает удовольствие от идеи относительно своей мистической и смертоносной власти». Тот факт, что Навальный остался жив — в основном благодаря пилотам, совершившим экстренную посадку в Омске, — не меняет это послание.

У Навального нет сомнений относительно мотивов, которые, по его словам, связаны с перенесением его активности за пределы Москвы в регионы, в эти бастионы власти нынешнего режима. Навальный находился в Сибири и призывал там избирателей голосовать против правящей партии Путина «Единая Россия», и после этого он был отравлен. Потеряв поддержку среднего класса в Москве и в Санкт-Петербурге, Кремль мирился с активностью Навального в этих городах. Перенос его активности в центральную часть страны предвещало опасность.

«Этот режим удерживается за счет представления о твердой поддержке среди представителей „соли земли" (salt of the earth), достойнейших людей в регионах. Наша главная задача состояла в разрушении этого мифа», — говорит Навальный. Для этого он создал обширную региональную сеть. Он также организовал процесс «умного голосования»: направлял тех, кто сыт по горло этим режимом, и рекомендовал им голосовать за имевшего лучшие шансы альтернативного кандидата для консолидации протестных голосов и лишения партии «Единая Россия» большинства. «Какой бы контроль Кремль ни имел над судами и правоохранительными органами, его партия является основным инструментом его власти», — подчеркивает он.

В течение последних двух лет Кремль безуспешно пытался уничтожить сеть Навального с помощью традиционных средств, включая преследования, арест активистов по сфабрикованным обвинениям и замораживание банковских счетов. Но когда массовые протесты возникли почти одновременно в дальневосточном Хабаровске и в Белоруссии, на западном фланге бывшей советской империи, восприятие угрозы среди людей из спецслужб Путина изменилось — и их тактика тоже изменилась.

«Они не могли сказать Путину о том, что протесты в Хабаровске явились результатов широкого недовольства, вызванного арестом популярного губернатора», — говорит Навальный. Но они могли и, наверное, сказали ему о том, что это было частью плана Запада, который действует через Навального, и это будет иметь продолжение. Поэтому разрешение на применение «специальных средств» было запрошено и получено, полагает он. 

Но если они рассчитывали нейтрализовать Навального, то они получили обратный результат. Он оказался на моральной высоте и заручился симпатией со стороны тех, кто его раньше не поддерживал. Визит в больницу федерального канцлера Ангелы Меркель значительно крепил его позиции на международной арене.

Кремль, похоже, всеми способами пытается помешать Навальному вернуться назад, утверждает, что он связан с ЦРУ и грозит ему обвинением в государственной измене. Навальный намерен вернуться в Россию и бросить вызов легитимности Путина. «Несмотря на всю их мощную власть и их контроль над всем, они знают, что существует широкий исторический процесс, который направлен против них», — говорит он. Навальному известны все риски, но он выбрал ведущую роль в этой драме, независимо от того, закончится ли она трагедией или триумфом в голливудском стиле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.