Есть еще такие люди, я полагаю, которые до сих пор воображают, что, как только Дональд Трамп покинет свой президентский офис, мы сразу же увидим возрождение хорошего тона и духа сотрудничества в политике США. Мыслящие так люди, конечно же, являются безнадежно наивными индивидуумами. Америка на весь период 2020-х останется глубоко поляризированной по взглядам страной. Мы еще долго останемся страной, где очень популярны безумные теории заговора, а возможно, не будет изжита и чума правого терроризма.

Но это печальное положение вещей не будет главным «наследием» Трампа. На самом деле мы здорово продвинулись по этой опасной дорожке еще до того, как в нашу жизнь ворвался Трамп. Во внутренней политике все можно поправить быстро: если демократы выиграют с большим отрывом, я ожидаю, что США быстро «развернутся» в обратную сторону от проводимой Трампом политики. Вполне возможно, что защита окружающей среды и социальная защита населения будут значительно усилены, а налоги на богатых значительно усилены. Политика в этом направлении будет проводиться еще активнее, чем при Бараке Обаме.

А вот где трамповское «наследие» останется надолго, так это в международных делах. В течение почти 70 лет Америка играла очень важную роль в мире — такую, какую ни одна другая нация прежде не играла. При Трампе мы потеряли эту роль, и я не вижу, как мы сможем вернуть ее себе.

Дело в том, что американское доминирование в мире представляло собой новую, благотворную форму сверхдержавного доминирования.

До Трампа поведение нашего правительства за границей не отличалось святостью. Мы творили некоторые жуткие вещи, включая поддержку диктаторов и подрыв демократий от Ирана до Чили. И иногда создавалось впечатление, что наша настоящая цель — сделать мир безопасным для транснациональных корпораций (иронический намек на лозунг, под которым президент Вудро Вильсон втянул Америку в первую мировую войну — «сделать мир безопасным для демократии», прим. ред.).

И все же мы не были грубым эксплуататором, грабящим другие страны в собственных эгоистических интересах. Pax Americana («американский мир») может начать отсчет своих дней от введения Плана Маршалла в 1948 году. Это был великий момент, когда нация-победитель предпочла помочь своим побежденным врагам отстроить свои экономики, а не драть с них контрибуции, как это делалось прежде.

Кроме того, мы были страной, которая держала свое слово.

Если говорить о сфере, которая мне лучше всего известна, то могу ответственно сказать: США были лидером в создании основанной на строгих правилах системы международной торговли. И правила эти строились так, чтобы соответствовать американским идеям насчет того, как правильно делаются дела в этом мире: налагались ограничения на то, насколько глубоко правительства могут вторгаться в функционирование рынков. И вот что важно: после того, как правила были установлены, сами американцы им следовали, мы подчинялись установленным нами законам. Когда Всемирная торговая организация (ВТО) выносила вердикт не в нашу пользу, как это было, например, в случае с наложенными Джорджем Бушем-младшим тарифами на сталь, правительство США принимало этот вердикт.

А еще мы защищали наших союзников. У нас могли быть торговые и другие споры с Германией или Южной Кореей, но никто и представить себе не мог, что США могут тихо отойти в сторонку, если любая из этих стран подвергнется нападению.

А Трамп все это изменил.

Какой смысл в построенной на правилах системе международной торговли, если создатель этой системы и ее былой хранитель накладывает на своих партнеров тарифные платежи, используя явно высосанные из пальца аргументы — такие, как утверждение, что импорт алюминия из Канады угрожает нашей национальной безопасности?

Насколько полезна Америка в качестве союзника, если ее президент замечает, что может и не прийти на защиту европейских наций, поскольку они, по его суждению, недостаточно тратят денег на НАТО?

И является ли Америка до сих пор лидером свободного мира, если ее лидеры вежливее говорят с диктаторами, чем с демократами-союзниками? Сейчас наши высшие руководители выглядят более дружелюбными с представителями стран типа Венгрии, где демократия просто самоуничтожилась, или со склонными к убийствам автократиями типа Саудовской Аравии, чем с нашими давними демократическими союзниками.

Итак, если Трамп будет разгромлен, администрация Байдена сделает все от нее зависящее, чтобы восстановить традиционную роль Америки в мире. Мы начнем придерживаться правил торговли. Мы вернемся в Парижское соглашение по климату и «задвинем» анонсированные было планы по выходу США из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Мы вновь убедим наших союзников, что стоим плечом к плечу с ними, таким образом вновь отстраивая альянсы с другими демократиями.

Но даже при наличии самых лучших намерений нельзя из омлета сделать яйца. Каким бы прекрасным «гражданином мира» Америка ни стала в ближайшие несколько лет, весь мир запомнит: мы — страна, которая избрала Дональда Трампа, а значит, страна, которая может сделать это снова. На то, чтобы отвоевать утраченное доверие, уйдут десятилетия, если не поколения.

Последствия этого могут быть малозаметны. Другие страны не сразу бросятся в драку с администрацией Байдена. Может даже установиться что-то вроде глобального медового месяца, в течение которого мир сделает облегченный вздох.

Но описанная выше потеря доверия к США может иметь такой же эффект, как проникновение коррозии вглубь металла с течением времени. Один эксперт по мировой торговле однажды сказал мне: самое плохое последствие американского протекционизма — это не силовой ответ на наше нарушение, а дурной пример, который мы подали. Поскольку мы игнорируем правила, другие страны последуют нашему примеру. И то же самое может оказаться правдой на других фронтах. Более крупные страны будут все чаще давить на своих маленьких соседей в экономической и военной сферах. Будет и еще больше фальсификаций и давления на выборах в номинально демократических странах.

Другими словами, даже если Трамп уйдет, и при президенте Байдене мир будет более опасным, менее честным местом, чем прежде. Потому что все будут и при Байдене спрашивать сами себя: а не стали ли США страной, где могут случаться ужасные вещи — снова и снова.

Пол Кругман — американский экономист и публицист. Лауреат премии памяти Альфреда Нобеля, подписант всех обращений коллег-лауреатов против Дональда Трампа.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.