Размер ответных мер за убийство «отца» иранской ядерной программы разжигает конфликт между «ястребами» и реформистами в Иране. Почему Роухани выступает против принятого иранским парламентом законопроекта о повышении уровня обогащения урана, которое поддерживает Хаменеи? И кто в итоге победит?

В Иране вновь вспыхнул конфликт между консерваторами и реформистами из-за убийства ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде и ответных мер, которые необходимо предпринять в ответ на это преступление. Правительство президента Хасана Роухани отклонило законопроект, принятый парламентом Ирана, о повышении уровня обогащения урана до 20%. А также они разошлись во взглядах на план, вводящий ограничения на инспекцию внутри ядерных объектов. Но иранские власти готовы пересмотреть свое мнение, если экономические санкции будут сняты в течение месяца.

Стало известно о двух причинах возникновения конфликта, который в ближайшие недели может перерасти как минимум в политические столкновения:

Первая причина — обмен ролями. Иран пытается оказать давление на новую американскую администрацию во главе с Байденом, чтобы ускорить возврат к ядерному соглашению. Решение иранского парламента не вступит в силу до тех пор, пока оно не будет одобрено несколькими конституционными органами, составляющими глубинное государство. Необходимо в первую очередь одобрение Верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Это говорит о том, что иранские власти оставляют себе пространство для маневра в случае негативной реакции.

Вторая причина — консерваторы. «Ястребы» во главе с Верховным лидером Ирана Али Хаменеи движутся к военному столкновению с Израилем и США после серии атак по иранским силам и их союзникам в Сирии и Ираке. Консерваторы считают, что отсутствие реакции и политика сдержанности негативно сказались на Иране и его репутации, и позволили совершиться покушениям на ученых-ядерщиков в самом сердце страны. Сдержанная политика вызвала гнев общественности и воспламенила оппозицию, действующую как внутри, так и за пределами Ирана.

Ирану осталось всего пять месяцев до парламентских выборов, а если санкции не будут сняты до этой даты, то рейтинг консерваторов упадет до самого низкого уровня. Но «ястребы», вероятно, вновь возглавят государство и правительство при поддержке Верховного лидера Ирана Али Хаменеи, которого не устраивало ядерное соглашение и переговоры по нему из-за утраты доверия к США и Западу. Кстати говоря, выход Дональда Трампа из ядерного соглашения только подтверждает эту точку зрения.

Менее чем за год Иран получил два сильных удара от Израиля. Он потерял самых важных людей после Верховного лидера: командующего силами «Аль-Кудс» Касема Сулеймани и ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, возглавлявшего центр исследований КСИР. Сегодня иранские власти сталкиваются с сильным давлением как внутри страны, так и за ее пределами, в частности, со стороны «оси сопротивления», которая требует отомстить Израилю и восстановить репутацию режима КСИР.

США и Израиль беспокоит не только ядерная программа, но и иранские баллистические ракеты. Вполне вероятно, что переговоры с демократической администрацией Байдена пройдут легко, но американцы вернутся в ядерную сделку только после того, как Иран пойдет на некоторые уступки в отношении баллистических ракет.

Иран находится в состоянии «внутренней агонии», и последствия, которые проявятся в ближайшие месяцы, повлияют на его внутреннюю и внешнюю политику. Вполне вероятно, что он перейдет от сдержанной политики к эффективной политике сдерживания. Тем более, как нам сообщил надежный источник, близкий к «оси сопротивления», оппозиционные настроения из-за политики иранских властей только усиливаются.

Расплата за убийство Сулеймани и Фахризаде неизбежно наступит, даже если администрация Байдена подтвердит возвращение к ядерной сделке; в противном случае позиции Ирана в регионе пошатнутся, как и репутация его режима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.