Администрация Праги 6 закончила демонтаж основания памятника Коневу. Удивила конструкция этого коммунистического памятника. Как в интервью «Форуму 24» рассказал староста Ондржей Коларж, саму статую могли бы столкнуть и пара хулиганов, а вот массивное бетонное основание памятника не давалось даже тяжелой технике и очень осложнило снос.

Forum24: Во вторник завершились работы на площади Интербригады. Таким образом, была поставлена своеобразная точка в истории с памятником Ивану Коневу. Рабочие убрали пьедестал вместе с забетонированной площадкой. Как все прошло?

Ондржей Коларж: Работы начались три недели назад. Мы думали, что все просто разберем, но вскоре рабочие выяснили, что «товарищи», к сожалению, серьезно отнеслись к строительству фундамента. Под прилегающей вымощенной площадкой мы нашли почти метровый слой бетона, и из-за этого работы немного затянулись.

— В 80-м году никто не думал, что коммунистический памятник будут сносить.

— Вот именно. Когда в апреле этого года демонтировалась статуя, мы думали, что придется нелегко, и предполагали, что для демонтажа потребуется отсечь пьедестал, на котором она стояла. Но статуя держалась на одном креплении — единственном изношенном железном пруте. После такого никому и в голову не пришло, что фундамент окажется таким обширным, потому что статуя наверху держалась буквально «на честном слове». Диаметр прута не превышал трех сантиметров, и он практически сгнил. Да и в постаменте его воткнули всего сантиметров на 30. Достаточно было бы, чтобы какой-нибудь пьяный взобрался на постамент и сбросил статую вниз. Я не шучу: если бы туда залезли два пьяных парня, то они просто столкнули бы памятник.

— Вы понимаете, что, разобрав фундамент, вы лишили представителей чешских прокремлевских экстремистов надежды на возвращение памятника? Ведь чтобы начать строительство массивного фундамента, требуются строительные разрешения.

— Наверное, да. Но ничего удивительного тут нет. Мы с самого начала заявляли, что демонтируем все полностью, и я намеренно разделил этот процесс на две части. Ведь мы знали, что для демонтажа постамента нам потребуется постановление. Но для демонтажа самого художественного объекта ничего подобного не требуется, и поэтому мы начали со скульптуры, а потом запросили разрешение на снос. Прошел установленный законом срок, и когда строительное управление выдало нам разрешение, начался демонтаж.

При этом интересно, что во время этого административного процесса никто не протестовал. Эти люди, брызжа слюной, заявляют, что устранение памятника было незаконным, но когда у них появляется возможность вмешаться в рядовую процедуру выдачи строительного разрешения, они бездействуют.

— Но сторонники Путина все же приходили к тому месту…

— Марта Семелова и ей подобные приходили, но этого стоило ожидать. Детали мне неизвестны: на этот раз я наблюдал со стороны, потому что сказал себе, что на этот раз нет смысла подогревать страсти. Кроме того, все, что эти люди там устраивали, уже мелочь по сравнению с демонстрациями, которые они проводили весной и летом прошлого года. Я бы сказал, что они «выдохлись», потому что у них не осталось главного символа, который они защищали. Единственное, что им удалось, так это обклеить огороженную стойплощадку какими-то плакатами, которые потом кто-то снял.

— Еще один ответ последовал от дезинформационных платформ. В какой форме?

— Я отметил, что русские рассказали об этом в какой-то передаче, подвергли критике и обозвали ошибкой. Подробнее об этом написал коммунистический листок «Хало новины». А остальное — в социальных сетях. Жители района Дейвице (там стоял памятник — прим. перев.) восприняли это как конец всей истории, а другие публиковали и комментировали фотографии с Мартой Семеловой, которой у себя в районе, судя по комментариям, они рады не были. Но если говорить о сумасшедших, то они, как только лишились своего символа, персонификации, потеряли интерес.

— Действительно ли на этом месте появится новый памятник? Как продвигается его подготовка?

— Да. Сейчас начинается подготовка к конкурсу на новый памятник в честь освобождения Праги и к его последующей установке. Это будет конкурс проектов согласно правилам Чешской палаты архитекторов. Мы, как администрация, только зададим направление. Пока мы завезли туда землю, которую разравняли. Там будет расти трава. Пока мы дадим этому месту отдохнуть.

— Судьба самого памятника развивается по плану? Никто не покушался на него в хранилище?

— К нам обращались с вопросами, как можно получить доступ к памятнику, и возмущались, что мы, поместив его в хранилище, нарушили все что можно, начиная с конституции ЧР и заканчивая уставом ООН. Об этом нам писал какой-то Альянс национальных сил, а кроме того, нам еще писали какие-то коммунисты из сомнительного объединения KSČ.

Так или иначе памятник находится в хранилище в Мешицах. Мы подписали договор с Музеем памяти ХХ века, согласно которому первого января Конев передается ему, и все расходы на содержание возлагаются на музей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.