Ничто не сможет заменить дружбу и доверие между Путиным и Трампом, они были так плодотворны в отношении друг друга и так тревожили остальных.

Владимир не найдет другого такого друга, как Дональд. Успехи этих двоих за последние четыре года были не плохи, особенно в Сирии, Ливии и на Кавказе, где Москва занимает оставленное Вашингтоном пространство. Вложения 2016 года, не допустившие победу Хилари Клинтон, дали свои плоды. Если вмешательство в избирательную компанию подстегнули успех Трампа и предоставили ему мандат, то сегодня они завершились самой крупной кибератакой в истории: русские хакеры против американской администрации.

Путин знает, что его друг, когда это удобно, смотрит в другую сторону и предпочитает верить ему, а не данным спецслужб США. Путин всегда рассчитывал на доброжелательность американского друга, когда его секретные агенты с излишним рвением устраняли врагов. «Мы тоже убиваем», — признал президент Соединенных Штатов в искреннем порыве профессиональной солидарности.

Трамп и Путин так отличаются физически, у них такой разных опыт, но между тем, у них много общего. «Жесткий, по-уличному хитрый, несентиментальный (…) никогда не выходит за рамки своего ограниченного опыта. Рассматривает покровительство, взяточничество, шантаж, мошенничество и периодическое насилие как легитимные способы ведения переговоров. В его мире отсутствие угрызений совести и презрение к любым возвышенным порывам, не включающим накопление власти, — не недостатки, а преимущества». Это жесткое описание дает Барак Обама в своих мемуарах «Земля обетованная» (Promised Land). И хотя речь идет о Путине, Трампу описание тоже подходит.

Путин поздравил Байдена с победой на выборах только на этой неделе. Во время своей бесконечной ежегодной пресс-конференции он ответил на хитрые вопросы об ограниченной эффективности российского вмешательства в эти выборы и быстро исключил возможность предоставить Трампу убежище в случае его судебного преследования. Однако не было ничего более заметного и тревожащего, чем его реакция на вопрос журналиста о химической атаке в отношении Алексея Навального: «Зачем его травить нужно? Это нелепо. Если бы уж хотели, наверное, довели бы до конца».

Помимо убийства, яд в четко просчитанной дозировке может служить и для устрашения. Журналистка Анна Политковская в 2004 году пережила токсическую атаку перед тем, как ее расстреляли у двери собственного дома в 2006 году. В то время Владимир Путин уже правил Кремлем.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.