С тех пор как британский народ проголосовал за то, чтобы вернуть контроль над своими деньгами, своими границами, своими законами и своими водами и покинуть Европейский союз, прошло четыре с половиной года.

А в начале этого года мы исполнили это обещание и 31 января ушли с почти готовой сделкой — оставалось обговорить некоторые моменты. С того времени мы продолжаем нашу повестку: вводим в действие иммиграционную систему на основе баллов, за которую вы проголосовали и которая вступит в силу 1 января, заключаем сделки о свободной торговле с 58 странами по всему миру и готовим новые отношения с Евросоюзом.

Многие говорили нам, будто пандемия коронавируса и ее проблемы сделали эту цель недостижимой, и что мы должны продлить переходный период и пойти на еще большие задержки.

Но я отверг этот подход как раз потому, что победа над коронавирусом — наш национальный приоритет номер один. Поэтому я хотел пресечь всякую неопределенность и дать нашей стране оптимальные шансы мощно восстановиться в следующем году.

Поэтому я очень рад, что сегодня днем мы завершили крупнейшую в истории торговую сделку на сумму 660 миллиардов фунтов стерлингов. Это всеобъемлющее соглашение о свободной торговле в канадском стиле между Великобританией и ЕС — сделка, которая защитит рабочие места по всей стране.

Сделка, которая позволит продавать товары и комплектующие из Великобритании на рынке ЕС без пошлин и квот.

Сделка, которая в любом случае позволит нашим компаниям и нашим экспортерам вести еще больше бизнеса с нашими европейскими друзьями.

И все же мы достигли цели, про которую жители нашей страны инстинктивно чувствовали, что она выполнима. Хотя их и уверяли, что это невозможно.

Мы вернули себе контроль над законами и своей судьбой. Мы вернули себе контроль над каждой мелочью нашего законодательства. Полностью и без каких-либо ограничений.

С 1 января мы будем вне Таможенного союза и вне единого рынка. Британские законы будут приниматься исключительно британским парламентом. Трактовать их будут британские судьи, заседающие в судах Великобритании. И юрисдикция Европейского суда подойдет к концу.

Мы сможем устанавливать собственные стандарты, вводить новшества, какие нам заблагорассудится, и закладывать новые основы для отраслей, где наша страна — мировой лидер, от биологических наук до финансовых услуг, искусственного интеллекта и не только.

Мы будем сами решать, где и как стимулировать новые рабочие места и новую надежду. Со свободными портами и новыми зелеными промышленными зонами.

Мы сможем беречь нашу природу и окружающую среду по своему усмотрению. Поддерживать наших фермеров, британское сельское хозяйство и производство продовольствия.

И впервые с 1973 года мы станем независимым морским государством, которое полностью контролирует свои воды. Доля британской рыбы в наших водах существенно вырастет — примерно с половины сегодня до примерно двух третей через пять с половиной лет — после чего не будет никаких ограничений на вылов, кроме разве что из научных или экологических соображений.

И подготовиться к этому моменту нашим рыбакам поможет обширная программа в размере 100 миллионов фунтов стерлингов по модернизации флота и рыбоперерабатывающей промышленности.

И я хочу подчеркнуть, что, хотя, конечно, споры с нашими европейскими друзьями и партнерами порой бывали ожесточенными, я считаю, что эта сделка выгодна всей Европе, а также нашим друзьям и партнерам.

Потому что для всего Евросоюза будет неплохо, если у ее порога будет процветающая, динамичная и довольная Великобритания.

Так и надо — это будет способствовать созданию рабочих мест и процветанию всего континента.

И я не вижу ничего плохого, если мы, Великобритания, будем действовать по-своему или выберем иной подход к законодательству.

Потому что во многом наши основные цели совпадают.

И в контексте этой гигантской зоны свободной торговли, которую мы вместе создаем, стимул нормативной конкуренции, полагаю, пойдет на пользу нам обоим.

И если какая-нибудь из сторон сочтет, что ее каким-то образом несправедливо притесняет другая, то в независимым третейском арбитраже и при условии, что меры соразмерны, обе смогут ответить — как равные — и защитить своих потребителей.

Но этот договор прямо предусматривает, что такое должно происходить нечасто. От идеи единообразия и гармонизации отказались в пользу взаимного уважения, взаимного признания и свободной торговли — ради того, чтобы вычислить квадратуру круга и найти философский камень, который и позволил нам этого добиться. Я хочу поблагодарить президента Европейской комиссии фон дер Ляйен и наших блестящих переговорщиков во главе с лордом Фростом и Мишелем Барнье, со стороны ЕС Стефани Руссо, а также Оливера Льюиса, Тима Барроу, Линдси Эпплби и многих других. Результаты их работы станут доступны общественности, а парламент по ним проголосует, надеюсь, 30 декабря.

Это соглашение, эта сделка — это прежде всего уверенность.

Уверенность для авиационной отрасли и перевозчиков, которые так сильно пострадали от пандемии коронавируса.

Уверенность для полиции, пограничных войск, служб безопасности и всех, на кого вся Европа рассчитывает в обеспечении нашей безопасности.

Уверенность для наших ученых, которые и впредь смогут вместе сотрудничать в масштабных проектах.

Потому что, хотя мы хотим, чтобы Великобритания была научной сверхдержавой, от сотрудничества мы при этом не отказываемся.

И прежде всего это уверенность для бизнеса — от финансовых услуг до наших ведущих мировых производителей, нашей автомобильной промышленности. Уверенность для тех, кто работает на высококвалифицированных должностях на фирмах и заводах по всей стране.

Потому что с 1 января в торговле больше не будет частокола пошлин и нетарифных барьеров.

Вместо этого будет гигантская зона свободной торговли, куда мы сразу же вольемся, но в то же время сможем заключать собственные сделки о свободной торговле как единое целое, как Великобритания — Англия, Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс.

И я должен подчеркнуть, что эту сделку удалось заключить огромной команде переговорщиков со всех концов Великобритании, и она принесет пользу каждому уголку нашего Соединенного Королевства — поможет объединиться и повысить уровень жизни по всей стране.

И поэтому я снова обращаюсь напрямую к нашим друзьям и партнерам из ЕС: я убежден, что эта сделка означает новую стабильность и новую уверенность в наших отношениях, которой подчас бывали непростыми и беспокойными.

Мы будем вашим другом, союзником, сторонником и — никогда об этом не забывайте — вашим рынком номер один.

Хоть мы и покинули ЕС, наша страна остается культурно, эмоционально, исторически, стратегически и геологически привязанной к Европе — не в последнюю очередь благодаря четырем миллионам граждан ЕС, которые обратились за видом на жительство в Великобритании за последние четыре года и внесли огромный вклад в нашу страну и нашу жизнь.

Вам же, что сидят дома под конец этого тяжелейшего года, я обещаю, что в предстоящие недели мы непременно сосредоточимся на борьбе с пандемией. Одержим победу над коронавирусом и восстановим нашу экономику. Создадим рабочие места по всей стране. И я нисколько не сомневаюсь, что мы сможем и сделаем это.

На сегодняшний день мы вакцинировали почти 800 тысяч человек, а сегодня мы решили вопрос, который терзал нашу политику десятилетиями — и насколько мы осознаем величие момента и воспользуемся им, теперь зависит от нас от всех, как от новой и поистине независимой страны.

Счастливого Рождества всем вам!

Это хорошие новости из Брюсселя — а теперь переходим к брюссельской капусте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.