В 1993 году, через два года после окончания холодной войны, один бывший сотрудник внешней разведки КГБ посетил наше вашингтонское отделение японского информационного агентства Kyodo News. Его представил мне по телефону мой старший коллега, который познакомился с этим русским в то время, когда тот работал в Токио. Мой коллега сообщил, что русский хочет навестить меня в Америке и попросил принять его.

Тогда этот русский входил в состав делегации вместе с тремя бывшими ответственными сотрудниками КГБ, которые приехали в США по приглашению отставных офицеров Центрального разведывательного управления (ЦРУ) для участия в совместном симпозиуме. Российская делегация планировала совершить поездку по США. Это были времена, когда только что окончилась «холодная война».

Представленного мне человека звали Юрий Тотров. Он был 1933 года рождения, то есть в то время ему было ровно 60 лет. Миниатюрный и худощавый, в очках, Тотров имел в своей внешности что-то азиатское. Когда я осторожно задал ему соответствующий вопрос, он сказал мне, что является русским с осетинскими корнями. После окончания Московского государственного института международных отношений (МГИМО) он поступил на работу в тогда еще советский МИД, а затем в 1960 году перешел на службу в КГБ. Он свободно говорил по-японски и по-английски, и производил впечатление мягкого и воспитанного человека.

Как только он встретился со мной, то обратился ко мне с просьбой. «Я хочу, чтобы вы представили меня Дональду Грегу».

Мне было известно, что названный Тотровым Дональд Грег имел тесные отношения с бывшим президентом Джорджем Бушем (отцом), еще в те времена, когда тот был директором ЦРУ. К 1993 году Грег ушел в отставку с поста посла США в Южной Корее и вернулся в Вашингтон, где стал председателем «Корейского общества» (Korea Society) в Соединенных Штатах.

Когда я спросил Тотрова: «А какое у вас дело к господину Грегу?» — он ответил, что хочет передать ему одну фотографию. Это фото с ним Тотров сделал на мероприятии по любованию цветами сакуры, организованном премьер-министром Японии Эйсаку Сато в 1970 году. В то время оба они служили в своих посольствах под дипломатическим прикрытием.

Обмен шпионским приветствиями на «мероприятиях по любованию цветением сакуры»

Я немедленно связался с мистером Грегом, но, к сожалению, его не было на месте. Со следующего дня господин Тотров отправлялся в поездку по США, поэтому встретиться с Грегом уже не мог. Тогда Тотров предложил мне: «А может, вы и передадите эту фотографию Дональду?».

Он отдал мне снимок и позже, когда я встретился с Грегом в его офисе и передал фото, Дональд искренне обрадовался и воскликнул: «Как здорово!».

Фотография была сделана в апреле 1970 года. В то время президентом США был Ричард Никсон, а генеральным секретарем ЦК КПСС — Леонид Брежнев. Вьетнамская война все еще продолжалась, и это были весьма напряженные времена разгара холодной войны между Востоком и Западом.

В тот год тогдашний премьер-министр Японии Эйсаку Сато в числе множества других гостей пригласил и этих разведчиков — одного из ЦРУ, а другого из КГБ — на представительское мероприятие по случаю цветения сакуры.

Более того, сотрудник КГБ фотографировал агента ЦРУ. Наверное, они оба заочно знали многое друг о друге. Представляю, как они с натянутой улыбкой обменивались тогда приветствиями.

Господин Тотров в то время работал по линии внешней контрразведки КГБ (ВКР). В токийской резидентуре КГБ важнейшей задачей офицеров линии ВКР было выявление главного противника КГБ — сотрудников резидентуры ЦРУ и наблюдение за их деятельностью.

«В резидентуре ЦРУ в Токио в то время работало около 100 человек, что было неизмеримо больше, чем у нас», — сказал мне Тотров.

Мистер Грег — спаситель будущего президента Южной Кореи Кима Дэ Чжуна

Судя по всему, в 1970 году Дональд Грег, был номером 2 в токийской резидентуре ЦРУ. В 1973 году он был назначен резидентом ЦРУ в Южной Корее.

В августе того же года, сразу после вступления Грега в должность руководителя сеульской резидентуры ЦРУ, произошел знаменитый «инцидент с Ким Дэ Чжуном»«. Видный политический деятель Ким Дэ Чжун, который позже стал президентом Южной Кореи, был лидером оппозиционной партии и в то время был вынужден остаться в Японии, поскольку подвергся преследованиям в качестве основного конкурента тогдашнего президента-диктатора Пака Чон Хи на президентских выборах 1971 года.

Инцидент произошел, когда Ким был тайно похищен сотрудниками Центрального разведывательного управления Кореи (KCIA) из гостиницы «Hotel Grand Palace» в районе Кудан, Токио и увезен кораблем KCIA в неизвестном направлении.

ЦРУ немедленно занялось поиском местонахождения Ким Дэ Чжуна и установило корабль, который его перевозил. Военный вертолет США завис над кораблем на малой высоте, и, угрожая оружием, потребовал освободить Кима. Сам Ким позже показал, что его похитители готовы были его связать и выбросить в море, если бы их не догнал американский вертолет.

Донадьд Грег, который в то время находился в Сеуле, действовал в этой ситуации быстро и решительно и фактически спас Ким Дэ Чжуна.

После вступления в должность в январе 1989 года президент Буш назвал кандидатуру Грега на должность посла в Южной Корее, и в комитете Сената США по иностранным делам были проведены слушания для его утверждения.

Поскольку Дональда Грега тогда подозревали в причастности к делу «Иран контрас», и существовала высокая вероятность того, что его кандидатуру не утвердят, я решил посетить публичные слушания для подготовки соответствующего материала. Тогда в комитете Сената США было зачитано письмо Ким Дэ Чжуна, направленное американским законодателям по дипломатическим каналам. «Мистер Грег — самый подходящий кандидат для назначения на должность посла США в Республике Корея. Он спас мне жизнь», — говорилось в письме Кима. Именно благодаря этому письму Сенат утвердил назначение Грега послом в Сеул.

Когда я встретился с мистера Грегом, то сказал ему: «Вы спасли жизнь Ким Дэ Чжуну». На что он ответил: «Это наш тогдашний посол серьезно надавил на президента Пак Чон Хи». Эта скромность Дональда Грега впечатлила меня.

Вторжение в резидентуру ЦРУ

Господин Тотров фотографировал и других сотрудников токийской резидентуры ЦРУ на том памятном мероприятии любования цветением сакуры в 1970 году. Как всегда, он тщательно запоминал их имена, внешность и особенности поведения. Это была ходячая картотека по американцам.

Примерно через неделю после того мероприятия у Тотрова, как консульского работника, возникла необходимость посетить американское посольство, чтобы подать документы на визу для одного советского дипломата, собиравшегося по делам посетить США. Тогда американское посольство находилось прямо напротив здания японского МИДа в Касумигасэки. Оно занимало отдельное шестиэтажное мрачноватое здание, в котором ранее располагалось управление «Маньчжурской железной дороги».

Закончив дела с подачей документов на визу, Тотров быстро поднялся по лестнице и подошел к комнате 406 на 4-м этаже. «Я знал от моего помощника — местного сотрудника посольства США, что эта комната принадлежала резидентуре ЦРУ», — сказал он.

Тотров постучал, но ответа не последовало, и когда он открыл дверь, то обнаружил за ней вторую закрытую дверь с глазком. Постучав в нее, Тотров спросил: «Нет ли здесь господина Джона Дейтона?». В ответ из-за двери раздалось невнятное: «Здесь такого нет». И сразу же послышался какой-то шум.

В этот момент снизу по лестнице к Тотрову подбежал охранник. Когда Юрий показал ему фотографию Дейтона, сделанную на прошедшем мероприятии, охранник что-то сказал по рации и сразу около них оказался тот самый Дейтон. Он любезно провел Тотрова в кафетерий, расположенный на 6-м этаже, и они минут 20 пили кофе, разговаривая о том о сем.

Хотя каких-то больших оперативных результатов то «вторжение» Тотрова в американское посольство и не принесло, оно еще долго обсуждалось среди советских разведчиков в Токио.

Забытый смелый поступок

С началом 2000 годов тогдашний смелый поступок Юрия Тотрова его коллеги начали порицать. Тогда у меня возникла возможность встретиться с Борисом Смирновым, одним из старых кадров КГБ, который стал в то время руководителем токийской резидентуры Службы внешней разведки России (СВР) в Токио.

На мой вопрос: «Вы знакомы с господином Тотровым?» Смирнов ответил: «Он вряд ли скажет обо мне что-то хорошее».

Нельзя исключать, что упомянутое «вторжение» во владения американской резидентуры в Токио Юрий Тотров осуществил на свой «страх и риск» и даже получил какое-то порицание от начальства. Если в ЦРУ о Тотрове говорили: «Это парень с характером», то в КГБ могли быть совсем другие оценки. Но Тотров остался на службе и работал еще долго.

В любом случае, весьма вероятно, что на массовых мероприятиях «любования цветением сакуры», проходившим в Токио под эгидой японских премьеров, встречались разведчики не только из России и США, но и многих других стран. Наверное, среди них ходило много анекдотов об этих мероприятиях. Японские дипломаты и сотрудники разведки тоже активно пользовались этими мероприятиями для получения полезной информации.

При премьере Дзюнъитиро Коидзуми такие мероприятия собирали до 11 000 гостей. Среди них был цвет японской нации, а также иностранные дипломаты. При Синдзо Абэ упор стал делаться на приглашении тех японцев, которые «добились заметных достижений в различных областях». При этом дипломаты уже не упоминались. Число гостей при Абэ возросло до 18 000.

А потом разразился скандал, связанный с тем, что Абэ стал использовать мероприятия "по любованию сакурой" в своих политических целях для расширения своей электоральной и политической базы. Затем премьера вообще обвинили в нечистоплотности в тратах на проведение этих мероприятий, и ему даже пришлось чуть ли не задним числом вносить деньги за участие в них. До сих пор оппозиция не снимает соответствующих подозрений с Абэ и его личного секретаря.

А как же обстоит дело с дипломатами и разведчиками? Пока разговоры об их участии в «любовании сакурой» как-то утихли. Неужели они лишаются такой прекрасной возможности пообщаться, пообмениваться информацией и выудить что-нибудь полезное друг у друга?

__________________________________________________________________________________________________________

Микио Харуна — известный японский политолог, президент НКО «Научно-исследовательский институт разведывательной информации». Долгое время работал в информационном агентстве Kyodo News, в том числе дважды — шефом вашингтонского бюро. Был профессором университета Нагоя и приглашенным профессором Университета Васэда. Известный писатель. Среди его книг: «Введение в ядерную геополитику», «Жертвы атомной бомбардировки в США», «Секретные досье», «Холодная война между США и Китаем и Япония», «Изнанка японско-американского союза».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.