Спустя пять месяцев после того, как сотрудники ФСБ попытались убить его нервно-паралитическим ядом типа «Новичок» (тем же самым, что в 2018 году применялось против британских граждан), Алексей Навальный вернулся в Россию. Выйдет ли он из тюрьмы живым?

Может, да, а может, и нет. В Москве оппозиционного журналиста арестовали сразу же после паспортного контроля. После задержания по обвинению в хищении (сфабрикованному Кремлем), Навальный будет заключен в тюрьму до судебного заседания.

Навальный очень рискует. Журналист-расследователь знает, что его возвращение в Россию — не только политический, но и личный вызов власти Путина. Российский президент хотел убить Навального, но когда это не удалось, рассчитывал, что его враг останется в Германии. Вернувшись же домой, Навальный доказал Путину и всем россиянам, что он не уступит. Вызов, который Навальный бросает примату власти, который пестует Путин, единолично решая, кто получит ту или иную должность, а кто ее лишится, кто сядет в тюрьму, а кто останется на свободе, и кто погибнет, а кто будет жить — в высшей степени необычен. Для российского лидера, который отнюдь не столь уверен в себе, как принято считать, возвращение Навального — плохо замаскированный средний палец. В суровой российской культуре даже противники Навального одобрительно кивают в знак уважения к его мужеству.

Теперь перед Путиным стоит трудный выбор. Освободит ли он Навального, еще больше повысив его популярность за счет новых разоблачений коррупции? Или заключит в тюрьму на неопределенный срок, рискуя превратить его в политического мученика? А может, прикажет сбросить Навального с тюремного балкона или устроить ему неожиданный сердечный приступ? Гибель Навального, даже якобы случайная, сделает западные санкции еще более вероятными. Но не исключено, что Путин убежден, что это единственный способ напомнить России, кто здесь главный.

Бывшему офицеру КГБ предстоит принять непростое решение. Докторант технологического центра Келлогга в штате Виргиния и приглашенный научный сотрудник Атлантического совета Мария Снеговая объяснила дилемму Путина так: «Что бы ни произошло дальше, — сказала она мне в воскресенье, — после покушения со стороны Кремля, расследования собственного отравления и последующего возвращения в Россию Навальный стал бесспорным лидером российской оппозиции». Снеговая продолжила: «Очевидно, Кремль боится, что статус Навального в России продолжает крепнуть (его популярность уже заметна даже на федеральном уровне, хотя доступ к государственным телеканалам ему закрыт). Вероятен долгий срок лишения свободы либо различные попытки изгнать его из страны — или даже еще одно покушение. В конечном счете все будет зависеть от того, насколько сплотится общество. Если последуют многочисленные протесты, которые заметно подорвут популярность Путина, Кремль вряд ли захочет преследовать его в судебном порядке».

Америка не должна здесь сидеть сложа руки.

Избранный президент Джо Байден должен исправить слабость президента Трампа в отношении Навального. После того, как его советник по национальной безопасности наконец-то осудил арест Навального, Байден должен ввести дальнейшие санкции в отношении всех корпораций и их дочерних компаний, причастных к завершению путинского газопровода «Северный поток — 2». Крах «Северного потока — 2» станет не просто серьезным ударом по внешнеполитической стратегии Путина, но и долгожданным сигналом нового сопротивления его агрессии. Но если Байден не вмешается, этого не произойдет. Евросоюз, как и в случае со своей политикой умиротворения Китая, предпочитает ублажать Путина. Канцлер Ангела Меркель в какой-то момент пригрозила было прикрыть «Северный поток — 2», но от претензий на лидерство с тех пор отказалась. Канцлер вообще часто говорит о руководящей роли США и ЕС в области международного права, так пусть же Байден поймает Меркель на слове.

Навальный показал пример мужества. Что бы ни случилось, международное сообщество должно его поддержать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.