Коронавирус приобрел множество форм и мутаций, однако худшее его применение — в качестве метода пытки. По слухам, после ареста критикам белорусского президента Александра Лукашенко сообщают, что они не выйдут из тюрьмы, пока не заразятся. Даже если человек просто помахал красно-белым флагом Белоруссии, этого уже достаточно, чтобы его закрыли на 15 суток в умышленно переполненной камере, где нет вентиляции.

Охранники периодически переводят арестантов с положительным результатом теста на коронавирус из одной камеры в другую, чтобы заразить как можно больше людей — многим из которых уже за 70. В отчаянной попытке удержаться у власти Лукашенко использует коронавирус в качестве оружия. Он использует его, чтобы наказать заключенных, которых кроме этого еще избивают, насилуют и не дают им видеться с родственниками.

Россия отправляла и деньги, и своих людей, чтобы помочь Лукашенко подавить антиправительственные демонстрации. Россия создала в этой стране пророссийские СМИ и даже организовала блокировку интернета. Теперь Америка пытается вмешаться. Где-то между мерами экономического стимулирования, мерами по борьбе с распространением коронавируса и рядом популистских решений, которые попали в недавно принятый федеральный бюджет США, оказался так называемый «Акт о демократии в Белоруссии» (Belarus Democracy Act). Его подписал президент Дональд Трамп. В нем прописаны санкционные механизмы, а также меры по поддержке изучения белорусского языка и противостоянию интернет-цензуре и слежке. «То, что мы наблюдаем в Белоруссии, попросту беспрецедентно, но американское руководство по большей части не выказывает поддержки устремлениям белорусского народа, ограничиваясь лишь стандартными заявлениями и встречами с оппозиционным лидером Светланой Тихановской на уровне ниже госсекретаря», — отметила София Орловская, старший руководитель программы по Евразии в организации Freedom House.

Будет ли Джо Байден действовать активнее в этом вопросе, когда станет президентом, пока неизвестно.

Если он всерьез намерен восстановить приверженность Америки идее продвижения демократии, тогда ему необходимо продумать, как Соединенные Штаты могут поддержать Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе в ее попытках посодействовать началу переговоров между Светланой Тихановской и режимом Лукашенко с целью проведения новых, честных выборов. Хотя в Акте о демократии в Белоруссии прописана возможность введения новых санкций, Соединенные Штаты сильно отстают от Европы, когда речь заходит о закручивании гаек в отношении нарушителей прав человека в Белоруссии. У Байдена будет масса возможностей для того, чтобы ужесточить подобные меры и поставить Соединенные Штаты на один уровень с Европой, если он решит ими воспользоваться.

Возможно, Байден будет опираться на свой опыт работы с Украиной. После оранжевой революции 2014 года он был ключевым представителем администрации Обамы в Киеве, работая вместе с новым правительством Порошенко над искоренением коррупции и укреплением демократических институтов. Тот опыт может послужить дорожной картой для налаживания работы с преемником Лукашенко. Но Байден должен помнить, что в случае с Белоруссией речь не идет о цветной революции. Белоруссия — это не Украина-лайт, это страна с уникальной историей и уникальными отношениями с Россией.

Что касается Москвы, ее недовольство в связи с действиями Лукашенко продолжает нарастать. В идеале Лукашенко нужно провести новые выборы и проиграть кандидату, за которого действительно проголосует белорусское большинство. Есть причины полагать, что результаты таких выборов успокоят все стороны, включая Россию, которая вполне может получить белорусского президента, готового сотрудничать с Кремлем. Между тем внесение поправок в конституцию может поставить такой исход под угрозу.

Тихановская и ее помощники утверждают, что их движение вовсе не является антироссийским. Они позиционируют протесты в Белоруссии как исключительно внутриполитическую проблему, в основе которой нет стремления к какой-либо геополитической перегруппировке. По их словам, цель их движения — всего лишь сместить Лукашенко и поставить на его место другого человека, выбранного в ходе свободного и справедливого голосования. Хотя Тихановская много раз заявляла, что она не планирует участвовать в новых выборах, если они все же состоятся, ее видение будущего Белорусии предполагает сохранение конструктивных отношений с Россией и европейскими соседями Белоруссии.

Подобные прецеденты уже были. Президент России Владимир Путин не сразу поздравил Байдена с победой на американских выборах, однако он поспешил поздравить с победой Майю Санду — недавно избранного президента Молдавии. Санду обошла на выборах нескольких пророссийских кандидатов, позиционируя себя как защитника интересов Молдавии, который не придерживается ни выраженно пророссийских, ни выраженно антироссийских позиций. Между тем Лукашенко не раз разворачивался к Западу, чтобы продемонстрировать России, что у Белоруссии есть и другие варианты.

Любое долгосрочное решение для Белоруссии потребует сначала достичь определенного баланса — неважно, насколько устойчивым он будет, — что обусловлено особенностями европейской географии. Но Россия не может позволить себе потерять лицо, допустив, чтобы народное движение к демократии в Белоруссии оказалось успешным. В этом случае последствия для Кремля внутри России могут оказаться чрезвычайно серьезными, о чем свидетельствуют протесты в Хабаровске, которые не прекращаются с июля.

Лиллиан Познер — ассистент программы по России, Ближнему Востоку и Азиатско-Тихоокеанскому региону в Центре национальных интересов (Center for the National Interest).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.