Прошедшая в среду встреча не позволила снизить накал страстей между Европейской комиссией и англо-шведской фармацевтической компанией AstraZeneca, которые перекладывают друг на друга ответственность за задержки в поставках доз вакцины от covid-19. «Мы с сожалением отмечаем неясности с графиком поставок и требуем от AstraZeneca четкого плана для обеспечения быстрых поставок того количества вакцины, которое мы зарезервировали на первый квартал», — сообщила еврокомиссар по здравоохранению Стелла Кириакидес.

По итогам этого конфликтного дня Еврокомиссия потребовала от AstraZeneca обнародовать условия подписанного компанией с ЕС предварительного соглашения о поставках вакцины (европейские власти готовы сделать это как вторая сторона договора). Власти также потребовали от предприятия задействовать два расположенных в Великобритании завода для выполнения обязательств по поставкам, если находящихся на континенте мощностей для этого недостаточно. «Скажу начистоту: в договоре между этими заводами не устанавливается никакая иерархия, нет никакой дифференциации (…). Британские заводы являются частью договора о предварительном заказе и должны поставить ожидаемые дозы», — заявила еврокомиссар прессе.

«Как можно быстрее»

После требования объяснить причины задержек гендиректор AstraZeneca перешел во вторник в контрнаступление в рамках большого интервью европейским изданиям: он заявил о невиновности предприятия и указал на ответственность самой Еврокомиссии.

В частности, по словам Паскаля Сорио, компания «не отбирает вакцину у европейцев, чтобы с прибылью продать ее кому-то еще». Именно таково главное обвинение Брюсселя, который требует, чтобы AstraZeneca предоставила данные по объемам выпущенной вакцины и поставок в другие страны, прежде всего, в Великобританию. Так, Лондон ждет 2 миллиона доз в неделю, и британский премьер Борис Джонсон вчера вновь подтвердил уверенность в сохранении объемов.

Кроме того, как говорит гендиректор, компания не гарантировала Европе более 100 миллионов доз до конца марта. AstraZeneca обязалась лишь постараться как можно быстрее выполнить обещанное, но не устанавливала конкретную дату, например, 15 февраля или 1 марта. «В договоре все очень четко. Наше обязательство, цитирую, в том, чтобы приложить все усилия, — объясняет Паскаль Сорио.

На прошлой неделе предприятие сообщило о снижении производства на одном из европейских заводов, что, по мнению европейского источника, может быть чревато поставкой только четверти обещанных доз в первом квартале. Этого явно будет недостаточно для европейцев, которые полагаются на эту вакцину больше, чем на продукты Pfizer и Moderna, из-за меньшей цены и более простой транспортировки.

Судебное преследование

Точные формулировки договора о предварительном заказе станут ключевым моментом для потенциального судебного преследования, о котором уже говорила Италия. К большому разочарованию потребовавших прозрачности евродепутатов, содержание соглашения защищено деловой тайной, и для его разглашения требуется согласие обеих сторон. Если AstraZeneca не получится привлечь к ответственности за задержки, дело примет неприятный оборот для Еврокомиссии, которую все чаще обвиняют в том, что она не смогла обеспечить необходимые объемы, тогда как американцы и англичане уже вовсю ведут вакцинацию.

Увы, европейцам остается винить лишь самих себя, уверяют в AstraZeneca. Чтобы избежать затруднений с поставами, нужно было делать заказы раньше, как британцы. «Договор с Великобританией был подписан за три месяца до соглашения с Европой. Поэтому у нас было на три месяца больше времени для урегулирования возникающих проблем с британцами», — напоминает Паскаль Сорио. С понедельника Брюссель в свою очередь напоминает компании, что договор предусматривает выделение 336 миллионов евро (часть это суммы уже была перечислена) только на подготовку масштабного производства сразу же после выдачи разрешения вакцине (оно ожидается в пятницу).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.