• Не думаю, что русские полюбят меня и партию EKRE просто так
  • Очень многие русские поняли, что центристы их просто предали
  • Русских раздражает гей-повестка, которую поддерживают центристы
  • Стоит ли ждать, чтобы Ида-Вирумаа превратился в Крым?
  • Как бывший партнер центристов по правительству — партия EKRE оценивает новый Коалиционный договор, перспективы русской школы и настроения русскоязычных избирателей?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире вице-председатель оппозиционной партии EKRE, экс-министр внутренних дел Март Хельме.

Выдержки из беседы:

Postimees: Недавно группа эстонских журналистов и аналитиков во главе с Прийтом Хыбемяги объявили, что русский язык эстонским детям не стоит учить, потому что Россия — недружественная страна. Вы разделяете эту позицию?

Март Хельме: (Смеется). Меня очень сильно критиковали за то, что якобы я сую свой нос во внутренние дела других государств. Я не хочу давать оценок тому, насколько дружелюбна Россия к Эстонии или недружелюбна. Ясно то, что между нашими странами есть разногласия. Что касается русского языка, то я сказал бы следующее. Если Эстония в течение 30 лет говорит о том, что именно мы являемся экспертами по России, то как же здесь обойтись без знания русского языка?

Нельзя быть экспертами по России, не зная русского.

— Врага надо знать в лицо?

— Почему врага? Россия — крупная страна, глобальный игрок, сосед Эстонии.

Если мы будем хорошо знать, что происходит во внутренней политике России, как это может влиять на отношения с ЕС, США, НАТО и Северными странами, то будем более четко представлять, какую политику нужно проводить нам самим.

Это было бы странно, если бы мы в Эстонии вдруг сказали, что больше не будем учить русский язык. Это означало бы, что мы пытаемся сказать, что будто бы России для нас не существует. Но Россия существует!

— Заметно, что в последнее время тон русскоязычных комментариев резко потеплел по отношению к EKRE. Как Вы думаете, почему?

— Очень многие русские поняли, что центристы их предали. В первую очередь это касается моральных ценностей. Русских раздражает гей-повестка, которую начала поддерживать Центристская партия.

EKRE, как известно, придерживается в этом вопросе совсем другой позиции.

Во-вторых, центристы начали поддерживать зеленую повестку ЕС, и это тоже влияет на настроения. Жители Ида-Вирумаа боятся, что в регионе вообще прикроют весь энергетический сектор, люди лишатся заработка и гордого статуса энергетика.

— Вы сами довольно мрачно оцениваете перспективы Ида-Вирумаа?

— Да, без гибкого и умного подхода к проблемам региона, который бы означал, что сланцевый и энергетический сектор нельзя закрывать сразу и резко, Северо-восток ждут проблемы.

В Ида-Вирумаа может разразиться социальная катастрофа. Я даже высказал мнение в присутствии Каи Каллас в Рийгикогу: неужели вы ждете, чтобы Ида-Вирумаа превратился в Крым?

Жители региона видят, что за рекой — на российской стороне — и шахты работают, и электричество производится, и порты задействованы. А что делать нашим жителям? Жить на мизерные пособия?

— Вы действительно верите, что Ида-Вирумаа может превратиться в Крым?

— Может, я немного и преувеличиваю, но надо понимать, что население Ида-Вирумаа — преимущественно русскоязычное, и здесь нужно проявлять осторожность и не оскорблять этих людей.

— И как же быть? Идти против зеленого ветра?

— Да нет же. Постепенно этот сектор так или иначе свернется. Но происходящее нужно компенсировать за счет капиталовложений, строительства новых заводов, производства сланцевого масла и так далее. Это позволит энергетикам переключиться на другие области, сохранив при этом свой статус и рабочие места. Отмечу, что данные проблемы не сбалансировать европейскими деньгами.

— Рассчитываете ли Вы на поддержку русскоязычных избирателей?

— Не думаю, что русские полюбят меня и нашу партию просто так. Люди — прагматики. Они оценивают высказывания и действия политиков.

Смею утверждать, что до сих пор мы занимались вопросами Ида-Вирумаа и сохраняли там рабочие места, насколько это было возможно. Мы озабочены проблемами региона.

Вопрос не только в Крыме и в отношениях с Россией. Это и вопрос энергетической независимости Эстонии, и налоговых поступлений. Если Ида-Вирумаа приносит в госказну огромные деньги, просто глупо всё это закрывать.

— Может ли EKRE в чем-то заменить русскоязычным избирателям Центристскую партию?

— В течение 30 лет у нас очень много говорилось об интеграции, но из этого ничего не вышло. Очевидно лишь то, что и эстонцы, и русские хотят, чтобы Эстония была Эстонией, сохранилась как страна. И в этом смысле для многих жителей Нарвы или Силламяэ EKRE может стать альтернативой.

— Чуть более двух лет назад Вы заявляли в этой студии, что предпочли бы сохранить русскую школу. Как Вы оцениваете перспективы русской школы в Эстонии при нынешней коалиции?

— Думаю, что реформисты сделали в этом вопросе большой шаг назад. Еще пару месяцев назад они требовали в большом зале Рийгикогу принятия законопроекта о переводе русских школ на эстонский. Теперь они говорят, что, да, действительно, государство к этому еще не готово, нужно выделить больше денег, мол, давайте притормозим процесс перехода.

Мы сказали то же самое уже два года назад: мы не готовы, нужно увеличить финансирование, заниматься подготовкой кадров, учебных материалов и так далее. Правительство Ратаса выделило 8,5 миллионов евро, чтобы решить эти вопросы и найти выход из тупика. Поживем — увидим!

— Принято считать, что у нас только центристы отстаивают русскую школу. Ваша оценка их новой позиции?

— Позиция центристов осталась приблизительно такой же. У них нет пространства для маневров. В Таллинне они при власти, и здесь же — самое большое количество русских школ. Кылварт и власти Таллинна вряд ли предпримут какие-то резкие шаги в этой области.

Статус-кво русской школы пока сохранится, как того и хотят центристы.

— Как Вы оцениваете новое Коалиционное соглашение ваших бывших партнеров-центристов с Партией реформ? Что бы Вы выделили в этом соглашении?

— Такому туманному тексту практически невозможно дать оценку. Трудно выделить какие-то цели реформистов и центристов. Правительство формировалось в спешке, и если бы они начали спорить по острым вопросам… Как сказал мне Ратас, у нас сотрудничество было хорошим, и мы могли бы его продолжать. Думаю, что реформисты очень боялись спора по острым вопросам — русскоязычному образованию и так далее. Центристы могли бы им сказать, что продолжат сотрудничество с прежними партнерами по правительству.

Думаю, что обе стороны нервничали, поэтому договор получился таким туманным.

— Партия EKRE со своей настойчивостью, в том числе в вопросе референдума о браке, оказалась за бортом правительства. Насколько закономерен такой итог?

— Оглядываясь назад, могу сказать, что два года — это привычный срок для многих правительств Эстонии. Это нормально, что мы почти два года были в правительстве и добились там довольно многого. Снизили цены, налоги и вышли с разными инициативами в МВД, которое я возглавлял.

Пару дней назад я встречался с Юри Ратасом, мы обсуждали будущее и оба сошлись во мнении, что многого бы хотелось добиться еще, но… получилось, как получилось.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.