В холодных балтийских водах датского острова Борнхольма развернулась сложная игра в кошки-мышки. Лишенная привычного международного обслуживания и логистической поддержки флотилия российских судов пытается завершить строительство газопровода «Северный поток — 2» из России в Германию, который удвоит пропускную способность своего предшественника. Достроить остается менее 150 км из 1 230 км — в основном в датских водах. Тем временем, американское правительство, вооружившись постоянно ширящимся законодательством о вторичных санкциях, внимательно наблюдает, вычеркивая одну за одной компании, заподозренных в причастности к строительству «Северного потока — 2». Судьба трубопровода зависит от исхода этой гонки.

Предметом резкой критики «Северный поток — 2» стал еще в 2015 году, когда российский газовый гигант Газпром и пять европейских энергетических компаний сформировали консорциум стоимостью 9,5 миллиардов евро (11 миллиардов долларов) для прокладки нового трубопровода по дну Балтийского моря параллельно существующему. Америка газопроводу противится из опасений, что он усилит пагубное влияние Кремля, и это сопротивление — редкий пример единодушия обеих партий. Многие европейцы, особенно на востоке, опасаются, что проект упрочит зависимость ЕС от российских энергоносителей и навредит Украине, лишив ее транзитных сборов от нынешнего трубопровода. На этой неделе Франция вновь заявила о своем несогласии. Европейская комиссия, которой годами удавалось сдерживать амбиции «Газпрома» в Европе, настроена скептически, а Европейский парламент — категорически против. Их мнение разделяют многие немцы и недоумевают, почему их правительство несмотря ни на что движется вперед.

А оно движется — еще как. Министры позаигрывали было с идеей отменить «Северный поток — 2» после отравления российского диссидента Алексея Навального в августе прошлого года, но вскоре передумали. После недавнего ареста Навального в Москве канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что не изменила своего мнения о «Северном потоке — 2», и подчеркнула, что сама Америка, несмотря ни на что, охотно покупает российскую нефть. Чтобы обойти американские санкции, правительство Мекленбурга-Западной Померании, безлюдной земли на северо-востоке Германии, где трубопровод выходит на берег, даже учредило фонд — в основном на деньги Газпрома — который будет служить посредником «Северным потоком — 2» и компаниями-подрядчиками. Как ни нелепо, во имя «защиты климата» (Настоящие климатические активисты, разумеется, в ужасе).

Но эта попытка, похоже, обречена на провал. А настойчивые старания Америки сорвать завершение «Северного потока — 2», напротив того, приносят плоды. Конгресс принял два пакета санкций против трубопровода, причем за последние семь месяцев сфера действия обоих сильно расширилась. В декабре 2019 года элементарная угроза санкций вынудила швейцарскую фирму по глубоководному строительству Allseas отозвать свои суда с проекта. Строительство встало на год, и это обошлось Газпрому в сотни миллионов. Другие — от инженерных компаний до страховщиков — перепугались не на шутку.

Строительство возобновилось лишь в декабре. Однако жар все равно нарастает. 19 января, в последний полный рабочий день администрации Трампа, американское правительство ввело санкции в отношении «Фортуны», российского судна, перепрофилированного для укладки труб. Несколькими неделями ранее Конгресс одобрил поправку к другому пакету санкций, принятому в 2019 году. Новый закон резко расширил круг компаний из санкционного списка, включив туда страховщиков, сертифицирующие органы и любые другие организации, поддерживающие «трубоукладочную деятельность». Это может переломить ход партии, считает Матеуш Кубяк (Mateusz Kubiak), аналитик Esperis, консалтинговой компании из Варшавы. Даже с задержками и дополнительными расходами Россия в конечном счете сможет завершить трубоукладочные и наладочные работы сама. Но сертификацию — техническую процедуру, подтверждающую, что трубопровод соответствует международным стандартам безопасности и проектирования — «нельзя просто так взять и передать какой-то мутной российской компании».

Второй вопрос — время. Даже при самом благоприятном исходе России будет непросто завершить все работы, включая сертификацию, до 26 сентября — дня выборов в Германии. В правительство в компанию христианских демократов Меркель под руководством Армина Лашета, сторонника проекта, могут попасть Зеленые — ярые его противники. Трубопровод грозит стать яблоком раздора на переговорах по формированию коалиции. «Я бы посоветовал г-ну Лашету не вступать в фан-клуб Путина и «Северного потока — 2», если он хочет вступить в блок с нами», — говорит высокопоставленный «зеленый» Джем Оздемир (Cem Özdemir), которого многие прочат в министры иностранных дел.

Настырная санкционная политика администрации Трампа встревожила даже стойких противников «Северного потока — 2» в Европе (и усложнила жизнь таким, как Оздемир). Байден, безусловно, будет действовать мягче. Но и он критиковал «Северный поток — 2» еще будучи вице-президентом Барака Обамы, а на прошлой неделе его пресс-секретарь назвала его «невыгодной сделкой для Европы», добавив, что новая администрация все еще рассматривает соответствующие законы. Тем не менее, как отмечает координатор санкций Госдепартамента при администрации Обамы Дэн Фрид (Dan Fried), окончательный текст нового закона сформулирован так, что отказаться от них президенту будет проще. «Это намек на то, что Конгресс хочет договориться».

Как это будет выглядеть? Одно из предложений — это механизм, по которому санкции против Газпрома будут введены автоматически, если Кремль нарушит пятилетние обязательства по обеспечению поставок газа через Украину, взятые на себя в 2019 году при посредничестве Меркель. Другое — грандиозная сделка, при которой Америка откажется от санкций в обмен на широкие обязательства Германии укрепить энергетическую безопасность в Восточной Европе. Проволочки из-за санкций открывают пространство для переговоров. Однако пока  правительство Германии особого интереса к этому не проявляет. «Мало того, чтобы США пришли и предложили Германии сделку. Надо, чтобы и Германия захотела с нами играть», — говорит Фрид.

Некоторые до сих пор надеются, что немецкая канцелярия передумает. «Еще не поздно отказаться от проекта», — говорит посол Польши в Германии Анджей Пшилебский (Andrzej Przylebski). Но Меркель не станет убиваться, если Америка откажется от проекта, полагает Сара Пагунг (Sarah Pagung) из Немецкого совета по международным отношениям в Берлине. «Северный поток — 2» стал главной головной болью немецкой внешней политики. Гибель проекта от санкций избавит правительство Германии от необходимости признавать вину — и, вероятно, от гигантских компенсационных счетов тоже. Это будет бесславный конец бесславного проекта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.