В последнее время в Евросоюзе особую актуальность приобрела проблема чеченской организованной преступности. Поступает все больше сообщений о жестоких разборках между арабскими и чеченскими преступными кланами. Начав с обслуживания «старых» ближневосточных авторитетов, чеченцы приобрели самостоятельный статус и хотят теперь получить свою долю теневого бизнеса. Европейские аналитики обращают внимание на тот факт, что главным каналом чеченского проникновения в Европу стала Польша.

Начиная с 90-х годов прошлого века через Польшу в Германию прибывало значительное количество чеченцев — иногда до двух тысяч человек в год. Большинство из них получало убежище в качестве лиц, бежавших от гражданской войны и ее последствий. По условиям Дублинского протокола они должны были остаться в Польше — первой стране прибытия, однако поляки успешно «выдавливали» их дальше в Европу. В результате, в Германии, Франции, Бельгии, Норвегии и Австрии возникли компактные общины чеченцев, которые стали известны благодаря многочисленным эксцессам, таким как прошлогодние беспорядки в Дижоне и Берлине.

Особенно остро стоит «чеченская» проблема в Австрии. Согласно венской «Прессе» (Die Presse), чеченская община в альпийской республике превысила 35 тысяч человек, из которых половина проживает в Вене. Интеграция чеченцев протекает тяжело, они приносят на новое место жительства проблемы и конфликты, связанные с их исторической родиной, довольно часто происходят межчеченские «разборки», как на экономической, так и политической почве, совершаются убийства. Особенно сложно обстоят дела с чеченской молодежью, которая выходит из-под контроля родителей и тейпа, среди них распространяются идеи радикального исламизма, многие уехали воевать в Сирию на стороне джихадистов.

Проблема нелегального проникновения выходцев с Кавказа в Евросоюз остается на повестке дня европейских правоохранителей. Венская «Штандарт» (Der Standard) пишет, что граждане Грузии продолжают добиваться политического убежища в Австрии, Германии, Швеции и Франции, хотя не имеют для этого никаких оснований. После того как в 2017 году был установлен безвизовый режим между Грузией и Европейским союзом, получение беженского статуса для грузин значительно усложнилось. По установленным правилам гражданам Грузии разрешается пребывание в Шенгенской зоне не более трех месяцев — при условии наличия средств. Безвизовый режим не дает права на проживание, трудоустройство и обучение в Европе. Кроме того, приезжающие по «безвизу» не имеют права на политическое убежище, поскольку их страны признаны «демократическими».

Однако продолжающиеся попытки грузин, чеченцев и других выходцев с Кавказа закрепиться в ЕС любыми способами вызывают растущее возмущение в Евросоюзе, который ужесточает требования по «безвизу» и грозится отменить этот режим в случае продолжения нарушений. Хотя соглашение о «безвизе» вступило в силу в 2017 году, уже в следующем году около 3,5 тысяч грузин подали в Германии заявку на получение политического убежища.

Немецкие правоохранительные органы обращают внимание на следующее обстоятельство: хотя в численном выражении в Германию прибывает меньше грузин, чем лиц других национальностей, процент правонарушителей среди них непропорционально высок. Это связывается с тем, что после распада СССР сотни грузинских «воров в законе» обосновались во всех странах Европы. Немецкие СМИ называют их «ворами-разбойниками», «мстителями Сталина» и «угрозой с Востока».

Грузия вот уже более десяти лет пытается стать членом ЕС и НАТО, однако, по мнению европейских обозревателей, не имеет для этого никаких шансов. Вместе с тем получение гражданами этой республики после 2017 года свободного въезда в Евросоюз привело к тому, что десятки тысяч грузин попытались закрепиться в Европе путем прошения «убежища» (нем. Asyl). Большинство стран ЕС проявляют жесткий подход в этом вопросе и отказывают в подавляющем большинстве случаев. Однако соискатели убежища прибегают к юридическим хитростям, и во многих случаях им удается закрепиться в странах ЕС — на «гуманитарных основаниях». Таким образом смог остаться в Германии, даже не получив убежища, чеченский террорист Зелимхан Хангошвили, имеющий грузинский паспорт. Хангошвили, выдачи которого добивалась Россия, был застрелен в Берлине в августе 2019 года. После этого его жене и детям немецкими властями был предоставлен статус политических беженцев.

Новоприбывшие доставляют немало проблем европейским правоохранителям. Грузины и чеченцы организуют криминальные сообщества, наводят страх на законопослушных бюргеров. Как отмечает уголовный департамент (Kriminalamt) земли Северный Рейн-Вестфалия, в этом им активно помогают уже закрепившиеся в Германии земляки. Только по официальным данным, в ФРГ проживает более 25 тысяч грузин. Выходцы с Кавказа специализируются на организованных ограблениях, рэкете и квартирных кражах, а в последнее время и на подпольных букмекерских тотализаторах.

Телеканал ARD показал репортаж о «букмекерской мафии», основу которой составляют выходцы с Кавказа, превратившиеся в одну из самых опасных криминальных группировок Европы. В Германии полицейские уже говорят о единой «кавказской мафии», включающей грузин, армян, ассирийцев, курдов и чеченцев. В этой связи МВД Германии уже неоднократно требовало ужесточить условия въезда в страну для лиц, пользующихся «безвизом».

В последнее время в Берлине участились кровавые разборки между чеченскими и арабскими криминальными группировками. Согласно берлинскому уголовному департаменту (Landeskriminalamt), чеченские ОПГ стали неотъемлемой составной частью преступного мира Берлина. С 2013 года они стали известны во всех сферах преступной деятельности — от шантажа и рэкета до торговли оружием и наркотиками. Если в первое время они были «на подхвате» у более старых арабских группировок, то теперь вышли из-под их контроля и захватили свою долю рынка не только в Берлине, но и на всем северо-востоке Германии. Концентрация именно в этом регионе объясняется близостью Польши, так как большинство прибывших в Германию чеченцев использовало «польский транзит».

С 90-х годов прошлого века Польша принимала большие количества чеченцев, бежавших в результате гражданских войн на Кавказе. Поляки действовали первоначально из принципа «враги России — наши друзья». Однако затем до них дошло, что чеченцы — мусульмане и потому являются чужеродным элементом в католической Польше. В результате польские власти начали всеми способами вытеснять чеченцев в соседнюю Германию. С 2002 по 2017 годы запрос на политическое убежище в Германии сделали 36 тысяч чеченцев.

Как сообщил берлинский телеканал RBB, лишь к 2017 году немецкие власти поняли, что в рядах чеченских беженцев и соискателей убежища в Германию проникло большое количество террористов, в том числе членов ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в России, — прим. ИноСМИ), а также обыкновенных преступников. В немецкой прессе появились тревожные сообщения об угрозе безопасности в связи с массовым проникновением чеченцев через польско-германскую границу. По данным Федерального ведомства уголовной полиции Германии (Bundeskriminalamt-BKA), через чеченские ОПГ в Германии осуществляется финансирование террористических организаций на Ближнем Востоке.

Особую опасность, по мнению немецкой полиции, представляет тот факт, что многие члены чеченских ОПГ имеют боевой опыт, они обладают высочайшим уровнем сплоченности в отличие от других криминальных этнических группировок в Европе. В качестве примера приводятся события во французском Дижоне, когда летом 2020 года «по свистку» старейшин на «разборку» с арабскими наркоторговцами в течение суток прибыли чеченские «бойцы» из Франции, Германии, Бельгии и Австрии. ВКА отмечает, что чеченцам свойственна решимость применять крайние меры насилия и оружие, что ставит под угрозу силы полиции и службы охраны порядка

Важнейшей «площадкой» для грузинских криминальных кланов еще с 90-х годов прошлого века стала Испания. Эта страна привлекала грузинские ОПГ своим климатом, южным гостеприимством и — на первых порах — либеральным законодательством. По данным испанской полиции, грузинские ОПГ создали криминальную сеть по всей стране — прежде всего в Мадриде, Барселоне, Малаге, Севилье, Аликанте и Бильбао.

Резкий рост квартирных краж вынудил испанскую полицию открыть следствие, которое переросло в 2016 году в операцию Aikon I, в ходе которой были арестованы 50 лиц грузинской национальности. С тех пор испанская полиция регулярно проводит спецоперации, в которых также стали участвовать грузинские правоохранители. В 2017 году в ходе операции Aikon II был арестован 61 участник грузинской ОПГ. В операции приняли участие Европол, испанская, французская и грузинская полицейские службы. В 2019 году в Испании были задержаны более ста криминальных авторитетов из разных стран, среди которых было 25 граждан Грузии, в том числе «воры в законе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.