Если бы перед встречей с Сергеем Лавровым наш дипломат Жозеп Боррель удосужился изучить собеседника, то мог бы почитать стихотворения этого ветерана Министерства иностранных дел Российской Федерации. Так, в редкую минуту отдыха Лавров написал: «И слезами не портите порох». Эта строчка из одного из самых известных стихотворений дипломата. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назвал Сергея Лаврова «одним из самых уважаемых дипломатов» нашего времени. Однако, когда Сергея Лаврова назначали министром иностранных дел в 2004 году, некоторые дипломаты стран Запада, которые уже встречались с ним за столом переговоров, были недовольны. В интервью BBC источник, который пожелал остаться неизвестным, отметил: «Сергей Лавров чаще критикует мнение других, чем пытается найти решение». Кроме того, «ему доставляет невероятное удовольствие портить планы других».

Возможно, во время пресс-конференции после двусторонней встречи, которая стала апогеем первого официального визита в Россию Жозепа Борреля в качестве Верховного представителя Союза по иностранным делам и политике безопасности ЕС, Боррель мог обидеться на Лаврова. Боррель мог, наконец, осознать: его российский коллега — разом и советский «динозавр», и вполне современный апостол «фальшивых новостей» эпохи постмодернизма. В присутствии самого Жозепа Борреля Сергей Лавров сравнил оппозиционера Алексея Навального с нынешними сепаратистами, «борцами» за независимость Каталонии. Хотя политик прекрасно понимает, что самая нетерпимая страна, где движения за независимость даже в теории запрещены законом, — это как раз Россия.

Сергей Лавров всегда следует правилам советской дипломатической школы. Поэтому он занимает жесткую позицию по отношению к Западу, не сомневается в силе своего президента, не доверяет чужим предложениям, умело расставляет дипломатические ловушки и близко к сердцу воспринимает любую ситуацию, в которой, как ему кажется, игнорируют интересы России. Сергей Лавров, конечно, скучает по советским временам. «Тогда существовали две империи: западная и советская, каждая из которых подогревала конфликты с соперником на территории третьих стран. Но никогда не на своих границах и никогда напрямую. Даже публичная риторика была мягче. Тогда оба лагеря не переходили грани дозволенного. Сегодня никаких правил больше нет», — рассуждал Сергей Лавров в интервью четыре года назад.

Он бывает раздражителен: во время его службы в ООН введение запрета на курение в общественных местах в Нью-Йорке, включая здание ООН, вывело министра из себя. Сергей Лавров производит впечатление высокого, коренастого, опытного и ироничного дипломата. Ему не чужды ценности западного мира: он обожает песни «Битлз» и Фрэнка Синатры. Однако, как и президенту Владимиру Путину, ему не нравится, когда бывшие советские республики, например, Украина и Грузия, находят смелость петь «My way» (Мой путь) и становиться независимыми от влияния Москвы.

В вопросе независимости Сергей Лавров, словно фокусник, умело жонглирует правдой и ложью. Сейчас из-за отравления и тюремного заключения Алексея Навального руководство России считают агрессором и диктатором по отношению к собственным гражданам. Когда в 2017 году кампания за независимость Каталонии пронеслась по Испании подобно урагану, Сергей Лавров спокойно наблюдал за недавно избранным президентом США Дональдом Трампом, который отдалялся от дел Европы, и сдержанно комментировал ситуацию, отдав все нити управления ситуацией российским СМИ.

Для министра иностранных дел самым тяжелым стал 2014 год, когда Россия нарушила международное право. Тогда Крым стал российским, оппозиция потеряла сторонников из-за прилива патриотических чувств, а Сергей Лавров практически бросил курить, вместо полутора пачек сигарет в день выкуривал всего лишь четыре сигареты. В те годы США и ЕС пытались изолировать Россию, поэтому Сергей Лавров совершал настоящий подвиг, представляя страну на международной арене.

До работы в министерстве Сергей Лавров был постоянным представителем России в ООН в период с 1994 по 2004 год. В Нью-Йорке он отстаивал интересы России во время кризисов в Косово и Ираке и видел, как США действовали вне закона. Возможно, некоторые его считают циником. Однако близкие и знакомые утверждают, что у Сергея Лаврова просто хорошая память. В Организации Объединенных Наций он запомнился тем, что быстро реагировал, всегда был в курсе дел и простой фразой мог изменить ход заседания. На прошлой неделе Жозеп Боррель убедился в этом на собственном опыте.

Сергей Лавров свободно говорит на трех иностранных языках: сингальском, английском и французском. Будущий министр родился в 1950 году в Москве, в 1972 году окончил престижный Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) и начал карьеру на советской дипломатической службе в посольстве на острове Шри-Ланка. Западный мир он знает не понаслышке. С 1981 по 1988 годы Сергей Лавров работал старшим советником Постоянного Представительства СССР при ООН в Нью-Йорке. Как и Владимир Путин, он не застал перестройку Михаила Горбачева в России. После распада СССР в 1991 году он начал работать в Министерстве иностранных дел. Выступать он привык: в течение многих лет у Сергея Лаврова в кармане пиджака были карточки с главными идеями того или иного выступления. Так что Боррель зря недооценил его. И про Каталонию Лавров тоже помнил: это российские СМИ могли забыть о борцах за независимость Каталонии, но не Сергей Лавров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.