Хуже уже не будет — так можно было бы подумать после первого акта. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель отправился с визитом в Москву, чтобы возобновить диалог между ЕС и Россией. Но Россия не придумала ничего лучше, чем в день его визита выслать из страны трёх дипломатов ЕС. Кроме того, министр иностранных дел Сергей Лавров устроил разнос Боррелю перед собравшейся на мероприятии прессой.

Слабые аргументы, которые он приводил, пытаясь поставить на один уровень действия государства против демонстрантов в поддержку Навального и полицейские меры против «желтых жилетов», устраивавших беспорядки в Париже, были по сути несостоятельными. Неприятно только, что Боррель не мог или не хотел ответить тем же.

Похоже, Россия сейчас не заинтересована в улучшении отношений с ЕС. Легкомысленно, даже очень легкомысленно! Это ставит под угрозу не только в краткосрочной, но и в средне- и долгосрочной перспективе политические и экономические отношения на европейском континенте. Как нам на это реагировать?

1) Следовать основным принципам и четким ответам. Грубые нарушения международного права со стороны России, такие как противоправная аннексия Крыма и продолжающиеся военные действия с участием нерегулярных войск на востоке Украины, никогда нельзя будет принять. Россия до сих пор не понимает свою главную ошибку, когда ставит под сомнение европейское послевоенное устройство. Здесь не может быть компромиссов — только однозначная политическая и правовая позиция.

Также неприемлемы нарушения Венской конвенции о дипломатических сношениях, на которую опирается Совет Европы. Это относится к реакции Москвы на дело Навального.

Необходима европейская солидарность

Совет Европы, его суд по правам человека, а также комитет министров и парламентская ассамблея, должны на это четко отреагировать. Германия будет действовать в рамках своих возможностей в русле европейской солидарности. Это касается и ЕС, который должен начать активные действия, введя санкции против судей и представителей министерства внутренних дел, чтобы наказать за жесткие действия против демонстрантов.

2) Параллельно Европа должна постараться сохранить то, что осталось от сотрудничества. Поскольку внешняя политика оказалась в ситуации конфликта, необходимо не допустить обострения конфронтации. Внешняя политика заключается в том, чтобы при защите собственных минимальных интересов искать шансы на разрядку там, где интересы расходятся.

С Россией, в которой исторически и культурно сильна европейская составляющая, это возможно. В этом есть смысл, поскольку имеются общие экономические интересы (поставки сырья, технологии, экспорт и валюта). Это также в долгосрочных интересах Европы, поскольку ее системным соперником является, в общем-то, Китай.

Вот почему остановка строительства «Северного потока — 2» станет ошибкой. Газовые поставки из России для немецкой и европейской газовой сети — это не только необходимость в духе «ты мне — я тебе». Прежде всего это обоюдная зависимость. По сути, в нынешних дискуссиях никто не ставит под вопрос то, что Европа, как и США, должна закупать ископаемое сырье в России. Так что нет смысла сомневаться в необходимости этого транспортного маршрута.

Речь не о санкциях США

Кстати, строительство газопровода не означает, что по нему постоянно и без каких-либо условий будут идти поставки. Чтобы Россия не использовала газ в качестве политического инструмента, для «Северного потока — 2» можно, например, предусмотреть специальный механизм отключения, при помощи которого можно будет остановить поставки российского газа, если Москва перекроет кран Украине. Вот что важно, а не сделки с СПГ в попытках избежать американских санкций. О таком предложении стало известно из письма министра финансов.

Прежде всего, необходимо преодолеть безмолвие и бездействие. Такой низшей точки в отношениях не было даже во времена холодной войны с 1983 по 1986-1987 годы после наращивания вооружений НАТО. Тогда, в отличие от сегодняшнего времени, ситуация в мире была более предсказуема: речь шла о конфликте между Востоком и Западом, и, кроме политических руководителей с обеих сторон, влиятельных игроков больше не было.

Сегодня же наблюдается непрозрачность и непредсказуемость при многочисленных вызовах. Поэтому ЕС, несмотря на все разочарования, должен работать над сотрудничеством с Россией по отдельным вопросам. Это не наивность, а здравый реализм. И ЕС должен сделать так, чтобы эта позиция утвердилась в Москве.

Сотрудничество в борьбе с коронавирусом

Крайне актуальная тема — сотрудничество в борьбе против пандемии коронавируса. Российская система здравоохранения давно находится в плачевном состоянии, и оно продолжает ухудшаться. Здесь может помочь Европа. И наоборот, Россия может помочь Европе поставками вакцины «Спутник V». Бесспорно, в этом есть необходимость.

Единство наблюдается в понимании необходимости борьбы с изменением климата. У России уже сейчас есть проблемы из-за таяния вечномерзлых грунтов. ЕС может предоставить ей свои ноу-хау. Это касается и необходимости модернизации отсталой (в международном сравнении) экономики России в целом. И наоборот, ЕС нуждается в экономическом сотрудничестве с Россией, причем не только в области ископаемого топлива.

Мы стоим на распутье. Легко поддаться недавним неслыханным провокациям и отреагировать со всей жесткостью. Но все в Берлине и Брюсселе, а также в Москве должны понимать: хуже может быть всегда. Обратное — в интересах обеих сторон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.