В конце января инициатива «БайПол», объединяющая противостоящих Лукашенко бывших сотрудников силовых структур, сообщила в Телеграм (он стал для оппозиции основным каналом распространения информации), что белорусские военные готовятся к отправке на миссию в Сирию.

Рассказывается о том, что Западное и Северо-западное оперативное командование в Белоруссии получили приказ сформировать два подразделения по 300 человек каждое. Предполагается, что в сентябре 2021 года их направят в регион конфликта. Там они получат задание патрулировать местность. Командующим группировки назначен майор Игорь Гиль. Несмотря на хорошее по белорусским меркам вознаграждение на уровне 2 тысяч долларов в месяц, желающих принять участие в миссии мало. Военные, получившие такое предложение, как сообщается, пытаются перевестись в другие подразделения или уходят со службы, а сам Гиль хочет перейти на штабную работу. Другие настроения царят в рядах элитных Сил специальных операций, часть их бойцов уже завербовали.

Белорусское министерство обороны не подтверждает эту информацию, а в официальном заявлении рассказывает только о «ведении консультаций» по вопросу расширения участия вооруженных сил Белоруссии в заграничных операциях. Об этом говорил в ноябре прошлого года министр обороны Виктор Хренин. Сейчас за границей служат всего 10 белорусских военных: половина — в Ливане в рамках миссии ЮНИФИЛ, половина — в Донбассе в рамках миссии ОБСЕ.

Разворот в международной политике Минска?

Отправка белорусских военных в Сирию означала бы резкий разворот в международной политике Минска. Лукашенко неоднократно подчеркивал, что армия должна заниматься только обороной собственной страны. Несмотря на многократные обещания, он не отправил военных даже на «миротворческую» миссию на Украину. Белоруссия — одна из тех стран Европы, у которых меньше всего опыта в этой сфере.

Правда, в ее армейских структурах есть состоящее примерно из 100 человек подразделение, предназначенное для участия в миротворческих операциях, но для подобного мероприятия этого недостаточно. Что интересно, командует ротой упоминавшийся выше Игорь Гиль, который, успев обучить солдат, теперь хочет по неизвестной причине из нее уйти.

После заключения в мае 2017 года астанинских соглашений, предусматривавших создание «зон деэскалации» в Сирии, россияне неоднократно предлагали членам Организации Договора о коллективной безопасности помочь в стабилизации соответствующей российской зоны. На призывы откликнулась только принимающая самое активное участие в деятельности ОДКБ и зависящая от России Армения, отправив туда контингент медиков и саперов.

Лукашенко несколько раз заявлял, что он делать этого не будет. Если сообщения инициативы «БайПол» окажутся правдой, встанет вопрос, что склонило его изменить позицию, тем более на фоне продолжающихся уже не первый месяц протестных выступлений белорусов, которые, пожалуй, не придут в восторг от такого шага?

Благодарность Лукашенко

Белорусский президент может посредством отправки военных в Сирию отблагодарить Путина за поддержку, полученную после президентских выборов, результатов которых не признала оппозиция. Именно благодаря этой поддержке Лукашенко до сих пор сохраняет власть. В первую очередь, однако, это была бы уступка Москве.

Россияне давно требуют углубления интеграции РФ и Белоруссии, а также создания российской военной базы на белорусской территории. Лукашенко до сих пор выступал против этих идей, говоря, что от восточного соседа он хочет получать оружие, а не людей. Однако после выборов его позиция пошатнулась, и ему стало все сложнее противостоять требованиям России. В такой ситуации, даже с учетом настроений белорусов, для Минска может оказаться более выгодным отправить свой ограниченный контингент за границу, чем принимать российских военных у себя.

Отправка на миссию нескольких сотен военнослужащих вписывается также в логику отношений Лукашенко с армией. Вооруженные силы никогда не пользовались полным доверием диктатора, не выступали основной опорой его власти. Оппозиционные настроения, несомненно, распространяются сейчас в том числе в армейских рядах. Судя по описанной в сообщении инициативы «БайПол» реакции офицеров, те не горят желанием встречаться с минами-ловушками сирийских джихадистов. Власть получит удобную возможность держать непокорных военных подальше от центра событий или заставить их покинуть ряды армии.

Белорусские Силы специальных операций

Другое дело, упомянутые выше Силы специальных операций. Больший энтузиазм, с которым их представители отреагировали на перспективу участия в сирийской операции, удивления не вызывает. Эти войска, численность которых составляет примерно 6 тысяч человек (около 10% от численности всей армии) играют особую роль в системе обороны страны, три их элитные бригады выступают в роли сил специального реагирования и используются в нестандартных миссиях. Одно из их подразделений, 103-я Витебская отдельная гвардейская воздушно-десантная бригада, по приказу Лукашенко было в августе 2020 года переброшено в район Гродно из-за якобы сложившейся у границы «напряженной обстановки».

Еще до выборов, по всей видимости, ожидая массовых беспорядков после обнародования их результатов, он объявил, что Силы специальных операций будут использоваться для предотвращения дестабилизации страны, если начнется «цветная революция» или гибридная война. В итоге 5-я бригада специального назначения из Марьиной горки помогала органам правопорядка на начавшихся после выборов демонстраций в Минске, а 38-я отдельная гвардейская мобильная бригада — в Бресте. Непосредственно в разгоне протестующих они участия не принимали, их присутствие служило демонстрацией силы.

Лукашенко наверняка всерьез относится к перспективе перерождения кризиса в открытый внутренний конфликт. Он дал это понять недавно на встрече с руководством белорусских вузов, подчеркнув, что волнения инспирируются из-за рубежа, и даже сравнив Белоруссию с Сирией и Ираком, для которых столкновение интересов больших держав закончилось трагедией.

Возможно, белорусскому диктатору пришла в голову еще одна идея. На миссии в Сирии верные ему Силы специальных операций в ходе совместных действий с российскими партнерами приобретут практический опыт, который окажется полезным в контексте стабилизации ситуации в Белоруссии. Это намекает также на направление, которое может избрать режим, реагируя на протестные выступления, если весной они вспыхнут с новой силой.

Кроме того, имеющие опыт участия в реальном ассиметричном конфликте военные могут инициировать в армии перемены, нацеленные на адаптацию к новым условиям ведения боевых действий (этим занимаются сейчас российские вооруженные силы). Такой опыт будет бесценным для армии, которая, как повторяет президент, готовится противостоять угрозам.

Действительно ли белорусские силы примут участие в миссии в Сирии, каким будет состав этого контингента, мы узнаем в ближайшее время. Тогда станет понятнее, каковы истинные намерения Лукашенко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.