Когда Вещий Олег захватывал славянские княжества, образовывая Киевскую Русь, он повсеместно встречал родоплеменную организацию жизни. Это были общности, возглавлявшиеся племенными князьями, но наиболее важные вопросы решались ими не единолично, а совместно с народными вечевыми собраниями. При определенных обстоятельствах, например, при неумелом военном руководстве, вече могло сместить князя. Племенные князья и вечевые институты были двумя взаимодополняющими и взаимоотрицающими полюсами архаичной сакральной власти.

Такая организация жизни была присуща всем народам на так называемой догосударственной стадии их развития. Но трудно найти в Европе другую такую страну, в которой инерция этой примитивной социальной организации была бы столь сильной и столь долгой, как в Украине.

Те же варяги не сумели сломать примитивный княжеско-вечевой характер власти, и были вынуждены воспроизводить его по всей Киевской Руси, что и предопределило, в конце концов, ее крах.

После распада Киевской Руси авторитарно-вечевой уклад был на много веков унаследован казачеством с их гетманами и казачьим кругом. В деревнях функции управления также распределялись между помещиком и крестьянским сходом. Казацкий вечевой уклад жизни на фоне высокоразвитой парламентской Польши смотрелся архаично. Поэтому конфликт между ними и уход казаков в близкую по религии и по духу Россию был практически неизбежным.

Успех большевиков на Украине был обусловлен в первую очередь тем, что они предложили украинцам с одной стороны бесплатную раздачу земли, а с другой — понятную и привычную для крестьян вечевую форму управления в виде советов. Украинская социал-демократическая и либеральная интеллигенция, а также Петлюра с его заточенностью на один только национализм, с треском проиграли большевикам именно потому что не понимали украинского архетипа. А большевики понимали, поэтому никто, кроме несчастных студентов под Крутами, не захотел воспрепятствовать продвижению Муравьева на Киев.

Все наши майданы — это в сущности также рудименты вечевого догосудаственного примитивного устройства жизни. Украинцы в большинстве своем верят, что у них есть право смещать гетмана на общем Вече, как было в Киевской Руси, как делали казаки. Отсюда и потешные отчеты министров о проделанной работе на самом Майдане — Вече и принятие самых разных резолюций прямого действия на майдане, как будто в стране нет Конституции, и постоянные клятвы депутатов что они "верны заветам майдана" и призывы всем собираться на майдане, когда обществу что то не нравиться и т.п., что в современной Европе рассматривалось бы как какой-то дремучий анахронизм времен крестовых походов. Но для украинцев Майдан сакрален, как для древних славян сакрально было Вече.

Когда Саакашвили повел людей на Киев и заявил, что он готов сразу же возглавить правительство без всяких там выборов и он уже набрал хороших людей по Украине, которые тоже готовы занять кресла министров, он тем самым обращался к глубинным архаическим традициям украинцев и у многих это находит понимание и одобрение. "Хватит нам этих партийных выборов! Наелись! Мы на Майдане-Вече сами выберем себе Гетмана! Он нашенский будет. Михо за нас будет!"

Это все архаика, которая корнями своими уходит еще в докиевскую Русь и поразительно долго присутствует в сознании и жизненном укладе украинцев. На периферии, в глубинке, повсеместно можно встретить примитивную вечевую форму организации жизни, в какие бы современные формы она не куталась. Майдан это просто перенесение на национальный уровень архаичных племенных форм власти из глубинки. Все майданы начинались именно как крестьянские набеги преимущественно из западных областей, которые приносили с собой свои архаичные догосударственные представления о жизни.

Но догосудаственность означает раздробленность, фрагментарность, — то есть отсутствие современного государства. Телевизор и принуждение сейчас пока еще лучше объединяет украинцев в единое целое, чем современные государственные институты. Вечевая форма правления может охватывать только малые общности, где все друг друга знают в лицо. А государственная форма организации людей подразумевает охват огромных обществ, где никто друг друга не знает.

Включенность людей в большое многомиллионное общество предполагает их способность оперировать абстракциями, безличными функциями. Например, для современного западного общества такими абстракциями являются: разделение властей, частная собственность, субсидиарность, представительская демократия, права человека, верховенство права, равенство всех перед законом, независимая работа государственных органов власти друг от друга, парламент, коалиция, оппозиция, премьер-министр, ограничение власти президента, конституционный суд, импичмент и многое, многое другое. Если эти абстракции не понимать, то современно государство и современную экономику не построить. Даже само понятие "государство" является достаточно сложной абстракцией, которое людям с архаичными представлениями просто не дается для понимания.

Казацко-крестьянская вечевая культура очень консервативна и блокирует развитие способности к абстрактному мышлению. Будучи по своей природе синкретичной, внутренне нерасчлененной, она исключает дифференциацию социальных, профессиональных и других ролей и функций, что не позволяет создать современное государство западного типа.

Выставить палатки на майдане и сместить президента украинцам понятно. Но потребовать от депутатов принять закон об импичменте, который бы позволял легко отстранять президента и предавать его суду в случае его злоупотреблений,- непонятно. Это слишком абстрактно. Для этого надо сначала создавать политические партии и ответить себе на вопросы:

  • А к какому общественному классу я сам принадлежу?
  • Кто я в социальном плане?
  • Каковы мои конкретные классовые интересы?
  • Для чего мне нужно государство?
  • Какие законы я хочу, чтобы моя партия приняла, придя к власти?

Это сложно, Майдан как-то привычнее! А государство нужно чтобы все было поровну и чтобы всего было больше бесплатного.

Отсталость Украины от западного мира объясняется именно тем, что переход от догосудартсвенных укладов жизни к государственным формам в Украине еще далеко не завершен. В Европе он закончился где то 500-600 лет назад.

Сколько не делай Украину парламентской республикой, украинцы все равно будут смотреть только на президента, потому что это близко к Вечевой форме. И требовать от него того, что он по Конституции не вправе делать. Украинцы сами, своими руками отберут у любого непонятного им парламента власть и сами своими руками передадут ее назад президенту, которого ОНИ выбрали. Как это они сделали и с Порошенко и в еще большей степени с комиком Зеленским. А если он им не понравится, украинцы знают, что всегда можно выйти на майдан — Вече, особенно если Запад еще подсобит. На кой ляд нам той импичмент?!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.