В недавнем интервью агентству Axios на канале HBO президент Украины Владимир Зеленский сказал, что хотел бы спросить президента США Джо Байдена: «Почему Украина до сих пор не в НАТО?»

Вопрос президента Зеленского вызвал немало споров и в итоге достиг широкой аудитории. С тех пор меня начали спрашивать украинские журналисты: «А почему Украина до сих пор не в НАТО?» Когда я ответил на этот вопрос в третий или четвертый раз, я понял, что мне действительно нравится ход этой дискуссии.

Действительно, почему Украина не в НАТО?

Сегодняшняя Украина в своем регионе — не только получатель безопасности, но и ее донор. Украина успешно противостоит российской агрессии уже почти семь лет, защищая не только себя, но и обширный регион между Балтийским и Черным морями. Украина приобрела бесценный опыт сдерживания российской агрессии не только на традиционном поле боя, но и в сфере гибридной войны, которая простирается от кибератак до дезинформации и гораздо дальше. Эти факторы делают Украину сильным кандидатом на членство в НАТО.

Это рациональная сторона ответа на вопрос президента Зеленского. Но следует учитывать и сторону эмоциональную. Пожалуй, лучший способ понять эту диалектику — принять нейробиологический подход и изучить как рациональный, так и эмоциональный подход к будущему членству Украины в НАТО.

Ни один рациональный анализ не обойдется без дальнейшего повышения оперативной совместимости украинских вооруженных сил с их коллегами по НАТО. Мы внедрим стандарты НАТО и продолжим масштабный процесс евроатлантических реформ.

Это непростой список задач, но все поставленные цели абсолютно достижимы. В самом деле, с 2014 года Украина уже добилась значительных успехов на этом поприще, и в последнее время этот процесс получил дополнительный импульс в ряде областей.

Эмоциональная сторона уравнения уже не так прямолинейна. Когда слова «Украина» и «НАТО» встречаются в одном предложении, выстреливает целая череда мифов и страхов. Зачастую этот ураган эмоций противоречит всякой логике и здравому смыслу. В отличие от полностью рационального списка задач, этот эмоциональный отклик вводит в опасное заблуждение и требует соответствующего подхода.

В последние годы Россия сочетает военные операции с дезинформационными кампаниями, призванными оправдать ее агрессивные действия. Стержневой стала идея, что Россия по сути своей обороняется, и ей приходится защищать свои границы от «расширения НАТО».

Вся эта история строится на давно опровергнутых мифах о якобы «обещании» Запада Советскому Союзу не расширять НАТО на восток после падения Берлинской стены. По российской версии событий, госсекретарь США Джеймс Бейкер в 1990 году пообещал советскому лидеру Михаилу Горбачеву, что НАТО не двинется дальше на восток, если СССР позволит Восточной и Западной Германии воссоединиться.

Архивные документы подтверждают, что такой клятвы не давалось. Даже сам Горбачев в октябре 2014 года признал, что в то время эта тема не обсуждалась.

Это вполне логично. В начале 1990-х никто всерьез не рассматривал даже теоретической возможности, чтобы страны Варшавского договора претендовали на членство в НАТО. Дискуссии о расширении НАТО касались конкретно Восточной Германии.

Этот несколько примитивный, но вполне типичный обман позволил Москве уцепиться за миф о двуличности и экспансионизме НАТО. С другой стороны, России удобно играть роль жертвы, которой приходиться оккупировать земли соседей, чтобы защищаться. Увы, многие люди по всему миру до сих пор в плену этого обмана.

Миф, будто осажденная Россия отважно отбивается от натовской экспансии, — краеугольный камень более широкого аргумента, что Западу не стоит «провоцировать» Россию. Однако один из главных уроков 2000-х и 2010-х годов заключается как раз в том в том, что ничто так не будоражит агрессию Кремля, как призывы «не провоцировать» Россию.

На самом деле Москва всегда ловко торговала страхом. Надо внимательно прислушиваться к сигналам России, но нельзя позволять им диктовать наши стратегические решения. С точки зрения нейробиологии, Россия всегда стимулировала лимбическую эмоциональную систему союзников по НАТО, в то время как Украина апеллировала к их лобным долям и рациональному мышлению. Лимбическая система важна, но ведь это лобные доли двигают человечество вперед.

На саммите в Бухаресте в 2008 году НАТО ясно дала понять, что Украина и Грузия рано или поздно станут ее членами. Альянс поддержал заявки обеих стран на присоединение к плану действий по членству (ПДЧ) и согласился, что это будет следующим шагом на пути к вступлению.

После саммита в Бухаресте прошло уже 13 лет, а Украина и Грузия все еще ждут.

Больным вопросом, этаким слоном в комнате, всегда была Россия. Еще в 2008 году как-то утихомирить русского слона казалось хорошей идеей, но теперь ясно, что это была ошибка.

После саммита в Бухаресте в 2008 году Украина и Грузия обе подверглись военному нападению со стороны России, потеряв немало жизней и лишившись значительных территорий. Эту агрессию удалось сдержать, но дорогой ценой. Защищаясь от российского нападения, Украина потеряла более 14 000 жизней.

Ни одна из стран не склонила голову перед российской агрессией. Но при этом не отказалась и от стремления влиться в ряды НАТО. Напротив, обе страны провели многочисленные реформы, чтобы приблизиться к альянсу, и получили статус партнеров НАТО с расширенными возможностями. Если рассматривать текущую ситуацию в долгосрочной перспективе, вполне естественно, что так много украинских журналистов интересуется, почему альянс до сих пор не предоставил Украине ПДЧ.

Я глубоко признателен генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу за его четкое напоминание, что «ни одна внешняя страна не имеет права вето, и время сфер влияния прошло».

На пресс-конференции в штаб-квартире НАТО в начале февраля с премьер-министром Денисом Шмыгалем генеральный секретарь Столтенберг отметил, что «дверь в НАТО остается открытой». Он напомнил, что еще в 2008 году альянс принял решение о членстве для Украины, и подчеркнул, что НАТО придерживается его и поныне. Это важно, но, похоже, всем членам альянса пора сделать долгожданный шаг вперед и предоставить ПДЧ как Украине, так и Грузии.

Давайте не будем превращать этот шаг в заложника мифов и страхов, которые омрачают наше стратегическое мышление и вмешиваются в наши рассуждения.

Доверие между альянсом, Украиной и Грузией неуклонно растет. Последним примером было наше с моим грузинским коллегой Давидом Залкалиани участие в недавнем закрытом министерском заседании НАТО по безопасности на Черном море.

Стоит подчеркнуть, что Украина ускорила внутренние евроатлантические реформы. В частности, в прошлом месяце украинский парламент принял в первом чтении долгожданную реформу Службы безопасности Украины в соответствии с рекомендациями НАТО. Крепнущее доверие между спецслужбами Украины и стран-членов НАТО, наряду с повышением оперативной совместимости между вооруженными силами, имеет жизненно важное значение. Мы считаем, что настало время для дополнительных шагов в этом направлении.

Украинцы понимают, что План действий по членству — это не то же самое, что членство, но, тем не менее, это стало бы четким сигналом, что будущее членство в НАТО — не просто декларация. Этот шаг докажет, что альянс выполняет обязательства, взятые на себя в Бухаресте в 2008 году. Он станет четким сигналом, что НАТО привержена защите ценностей демократии и свободы, где основополагающую роль играет право наций самим определять свое будущее. Более того, успех Украины и Грузии покажет другим, что свобода и демократия стоит того, чтобы за них бороться.

Украина и Грузия важны для НАТО. Даже в своем нынешнем статусе партнеров, а не членов, они уже де-факто защищают восточный фланг альянса и играют решающую роль в безопасности Черноморского региона.

Украина десятилетиями вносит свою лепту в миссии НАТО. А совсем недавно кризис covid-19 показал преимущества обоюдной поддержки Украины и НАТО. НАТО предоставила Украине медицинское оборудование, необходимое для борьбы с пандемией, а уникальный парк грузовых самолетов «Антонов» позволил членам альянса срочно получать медикаменты.

Я приветствую повышенное внимание к стремлению Украины в НАТО в свете недавних комментариев президента Зеленского. Поэтому в следующий раз, когда вы услышите вопрос: «Почему Украина до сих пор не в НАТО?», — постарайтесь отбросить мифы и подойти к вопросу рационально. В конечном счете единственный разумный ответ состоит в том, что Украине действительно следует предоставить ПДЧ, и в конечном итоге она присоединится к альянсу. И это не нейробиология.

Дмитрий Кулеба — министр иностранных дел Украины

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.