Слушая украинские и московские телепрограммы, неожиданно вспомнилась строфа: «Не пропадет ваш скорбный труд и дум высокое стремленье». Это писал Пушкин о декабристах. Нынешняя острая актуализация национального вопроса на телеканалах и в украинском обществе свидетельствует, что не пропадает зря труд группы украинских активистов, которые по инициативе и из-за упрямства Владимира Коваленко и Ивана Ющука два года назад создали при министерстве культуры координационный совет по вопросам внедрения украинского языка как государственного. Ведь именно на минкульт правительством возложена ответственность за языковую политику.

Министр Евгений Нищук принял нашу делегацию, после чего подписал такой желанный нам приказ. На первом же заседании координационного совета была создана рабочая группа по подготовке нового языкового закона, которая, избрав своим председателем профессора Владимира Василенко, сразу взялась за работу. Я представлял в рабочей группе просветительский центр национального возрождения имени Евгения Чикаленко. Группа почти полностью состояла из молодежи: представителей различных общественных организаций, поэтому этот закон и назывался «общественным».

Либеральная статья 30

Отталкиваясь от ранее зарегистрированных в Верховной раде языковых законопроектов, мы дотошно и бурно обсуждали каждую статью. Как сейчас вспоминается это обсуждение тридцатой статьи закона, которая сейчас активно дискутируется в средствах массовой информации и в обществе. Статья получилась слишком либеральной.

Ведь мы прописали, несмотря на то, что продавец, кассир или официант должны обратиться к покупателю или клиенту на украинском языке, но по их просьбе они могут обслуживаться на другом языке. Остро обсуждался вопрос штрафов. После того, как кто-то в шутку сказал, что при отсутствии санкций наш закон можно будет повесить в туалете на гвоздик, мы штрафы оставили.

Распространено мнение, что инициатором нового языкового закона был Петр Порошенко. Из изложенного выше следует, что это не соответствует действительности. Президент Порошенко в последний период своей каденции успел с удовольствием подписать наш закон. Подписи президента предшествовало прохождение закона через комитет духовности и культуры. Здесь представителем рабочей группы и толкователем ее позиций был координатор движения «Пространство свободы» Тарас Шамайда. 7 июня 2017 года профильный комитет согласовал проект закона под известным ныне названием «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

Несмотря на отчаянные усилия врагов украинского национального возрождения из ОПЗЖ украинца Василия Немченко и украинизированного (как пишет «Википедия») Нестора Шуфрича, закон был принят Верховной радой. Это историческое событие могло бы и не состояться, если бы не принципиальная патриотическая позиция Председателя Верховной Рады Андрея Парубия и его заместителя Оксаны Сыроед, помощница которой была секретарем нашей рабочей группы, отредактировавшей окончательный текст нашего варианта законопроекта.

Вот такая краткая история языкового закона, которая еще не закончилась, поскольку упомянутые выше враги национального возрождения и вся их фракция ОПЗЖ опротестовали его в конституционном суде. Время покажет, кого он поддержит — украинскую нацию или ее врагов.

Виктория Жданова побеждает

Тридцатая статья закона стала звоночком, который разбудил тех украинцев, которые теперь вынуждены задуматься: они украинцы или «українці». Тех «украинцев», которые не только вольно или невольно предали язык своей нации, но даже ненавидят ее, наш языковой закон очень разозлил, и они стали вопить о дискриминации русскоязычных. О дискриминации нервно зашипели пропагандисты московских телеканалов, будто мы на Украине не украинский язык защищаем, а с их «языком» боремся.

А как они хотели? Они замалчивают десятки царских указов и приказов царских министров о запрете украинского книгопечатания, о вытеснении украинского языка из образования и богослужения.

Неужели они забыли Эмский указ и циркуляр царского министра внутренних дел Валуева: «Никакого украинского языка не было, нет и быть не может, а есть некультурное сельское наречие…» Отношение к украинскому языку, как к деревенскому, колхозному было окончательно сформировано в период коммунистического правления.

Второй звоночек зазвонил от профессора педагогического университета имени Драгоманова Евгении Бильченко. Нашу попытку напомнить украинцам, что они украинцы, а не малороссы, преподаватель культурологии, доктор наук, украинка Бильченко назвала фашизмом.

Ее загадочное заверение, что она так любит Россию, что никогда не уедет из Украины, привлекло внимание общественности, у которой лишний раз появилась возможность убедиться, каких усилий приложила российская империя, чтобы вытравить из украинцев их национальное достоинство, заменив ее неполноценностью.

А уже третий звоночек не просто зазвонил: он «заколотил». Событие в школе №137 города Днепра затронуло не только языковой вопрос, но и национальную проблему во весь ее рост. Учительница младших классов Виктория Жданова, мужа которой российские наемники убили в АТО, рассказывала своим ученикам, что русский язык — это язык врага, и говорить надо не на русском, а на нашем языке, государственном.

Мать одного из второклассников в своем интервью телевидению жаловалась, что ее сын после этого требует от родителей общаться с ним на украинском языке. Самое интересное то, что она выражала свое искреннее возмущение поведением учительницы с безупречным украинским языком.

Дискуссии и полемики, вызванные языковым законом, еще раз показали, что, несмотря на то, что Украина вышла из Российской империи, но империя вышла далеко не из всех украинцев, и что именно те, из кого она не вышла, сопротивляются нашему закону, главная цель которого заключается в том, чтобы напомнить им, что они не малороссы и хохлы, а украинцы, государственным языком которых является один из самых мелодичных языков, который Российская империя вытравила из них, который засорила и засеяла вульгарщиной.

Есть по этому поводу какой-то совет? Прежде всего удивляет беззубость нашего украинского телевидения. Те телеканалы, которые принадлежат членам ОПЗЖ, нарушая требования закона о языковых квотах, тем самым продолжали русифицировать украинцев, мол, ничего не изменилось и не изменится. В ОПЗЖ хорошо усвоили, что всякая речь изучается не по учебникам, а благодаря частому восприятию ее на слух, потому что лексика и интонации записываются нейронами головного мозга в звуковом коде. Впрочем, кое — что изменилось — с хорошим результатом для общества.

Три телеканала, которые можно считать украинскими («5-й», «Еспрессо», «Прямой») приглашают на языковые дискуссии только действующих нардепов, забывая привлечь к ним профессионалов, имеющих опыт многолетней борьбы с насаждением русского языка, прежде всего представителей сферы образования, вследствие чего такие дискуссии ведутся главным образом вокруг «притеснения» русскоязычного населения и его прав. Украинцы здесь преимущественно оправдываются.

Ни разу не пришлось услышать, что украинские активисты борются не с русским языком, а с ним как с основным инструментом русификации украинцев и противостоят ликвидации украинской нации как геополитического фактора, что было и остается мечтой и практикой российского империализма и шовинизма, чьи весомые достижения видны на примере профессора Бильченко и многих украинцев Донбасса, стреляющих по нашим воинам под команду «По украм огонь!» из российского оружия.

В этой связи именно через телевидение стоит ввести и распространить понятие «измена нации». Ведь украинец, который носит украинскую фамилию, но отказывается от украинского языка и борется с ним, на самом деле отказывается быть украинцем, а значит, изменяет свою нацию и переходит в другое этническое состояние. За измену Родине предполагается статья, а измена нации у нас до сих пор предусматривает создание для измены благоприятных условий, например, обучение украинских детей русскому языку или даже в «русских» школах.

Много ли в России есть украинских школ для украинской диаспоры и изучают ли там украинский язык? Там закрыли единственную украинскую библиотеку. Жаль, что украинский институт этнополитических исследований имени Ивана Кураса никак не решится исследовать, остаются ли украинцы, которые сознательно отказались от языка своей нации, украинцами, или они уже образуют какой-то отдельный подэтнос.

Слуга какого народа?

Особым резервом для популяризации государственного языка являются руководители государства. Имеем шестого президента и двадцатого премьер-министра. Часто ли они публично напоминают украинцам, что они украинцы, и призывают их не сторониться родного национального языка?

В свое время Томаш Масарик в Чехии и Юзеф Пилсудский в Польше провозгласили в своих странах курс на национальное возрождение и призвали свою национальную буржуазию его поддержать. Пилсудский предложил уволиться из Войска Польского всем офицерам, отказывающимся говорить на польском языке. Зато на Украине даже практиковалось восхваление того, что наши офицеры являются русскоязычными, а защищают, видите ли, Украину от российского агрессора.

Много сделал для национального пробуждения Виктор Ющенко, истолковывал о роли языка в создании нации, отвечая на острые вопросы журналистов. Впрочем, многочисленная тогда парламентская коалиция не была активирована на принятие языкового закона, хотя в Верховной Раде были зарегистрированы два его проекта.

Назначенный президентом вице-премьер по гуманитарным вопросам Иван Васюник занимался подготовкой к финальной части европейского футбольного чемпионата. Разговорная речь у него была не ко времени.

Уникальную возможность войти в украинскую историю как украинский создатель нации имеет шестой президент Владимир Зеленский. Он убедительно продемонстрировал, как легко может человек, выросший в русскоязычной среде, перейти на украинский язык, если бы у него появилась потребность в этом.

Такая потребность возникла у Зеленского, когда он стал президентом Украины. Такая потребность могла бы сейчас возникнуть и у миллионов русскоязычных украинцев, если бы президент поощрял их выполнять закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». А глава государства ведет себя так, будто такого закона не существует.

Президент с еврейскими корнями забыл опыт еврейского государства Израиль, в котором, на момент создания, было всего несколько стариков, умеющих читать, написанные на иврите, религиозные тексты. Сейчас же Израиль является настоящим национальным государством, в котором ивритом владеют все его граждане.

Украина пока национальным государством не стала. И пока она будет оставаться государством национально гермафродитным, ни яростного врага, ни коррупцию, ни взяточничество, ни казнокрадство и офшорничество ни одному из президентов преодолеть не удастся. Это будет достигнуто только национальным патриотизмом и чувством национальной ответственности всех украинцев. Поэтому актуализированный ныне языковым законом национальный вопрос должен перерасти в провозглашение государственного курса на украинское национальное возрождение.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.