Десять дней назад состоялась ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности, одно из важнейших событий в своем роде. Часто по ней сверяются, какое место во внешней политике сейчас занимает то или иное государство, крупное или малое. Правда, в этом году конференция прошла исключительно в онлайн-формате, и тем не менее она принесла некоторые очень важные вещи. Особое внимание заслужила речь нового президента Соединенных Штатов Америки Джо Байдена, который воспользовался случаем, чтобы объявить миру о великом возвращении «американской исключительности», американской силы и о восстановлении трансатлантического союзничества. Многие страны приняли эту весть с радостью, в особенности Германия… Но у нее также есть основания, чтобы бояться. Правда, не того, что сказал Байден, а скорее того, что он не сказал.

Интересно, что Байден, затронув разные темы и заявив практически по шаблону о возрождении мирового лидерства США (разве кто-то другой «руководил» миром при Трампе?), ни словом не обмолвился о «Северном потоке — 2». Он не сказал ничего, но немцы то знают, что он о нем думает.

Теперь перед ними стоит еще большая дилемма, чем прежде. У них есть почти завершенный газопровод, но что с ним делать, непонятно. Ясно одно: газопровод, который дополнительно свяжет Россию и Германию по дну Балтийского моря, даже если будет завершен, торжественного открытия не дождется. В целом перед Германией стоит следующая дилемма. Немцам нужен «Северный поток — 2», так как они видят в нем гарантию собственной энергетической безопасности. У них нет оснований, чтобы жаловаться на русских в том, что касается коммерческих отношений. С другой стороны, немцы очень хотят поймать позитивную «волну», которая катится с той стороны Атлантики. Они хотят полностью восстановить пошатнувшиеся отношения с Вашингтоном. Почему? Потому что это соответствует их интересам. Экономическим, но, что главное, оборонным.

Итак, немцы хотят, чтобы и «волки были сыты, и овцы целы», то есть им нужна энергетическая безопасность с востока и физическая безопасность с запада. Разве это не попытка усидеть на двух стульях одновременно? Конечно, и, возможно, для этого они сейчас стараются больше всех в мире, только не хотят подавать виду. Если бы они могли выбирать, то были бы самыми ярыми союзниками США на публике, но при этом оставались бы лояльными партнерами русских за кулисами. Одного из участников этой «игры», Россию, такое положение может устроить. Москва, конечно, осознает тектонические изменения, произошедшие в Германии за последние три десятилетия. Времена ГДР давно прошли, и Россия не хочет возвращать себе эту сферу влияния, то есть она смирилась с присутствием там американских войск и с тем, что эта ситуация быстро не изменится. Все, чего хочет Москва, это дополнительные возможности для поставок газа, так как речь идет, в том числе, о ее собственной безопасности (не только экономической, но и политической, так как коммерческие договоренности могут на какое-то время отсрочить эскалацию).

США же игрок, который не согласен на такой расклад, и в этом позиция администрации Байдена очень похожа на трамповскую. Разница в том, что практик-изоляционист Трамп был готов дистанцироваться от Германии (и Европы), подняв идеологическо-экзистенциальную панику в правящих кругах Берлина, а Байден — это лидер, которому незачем пробовать «новое». Он по сути идеолог холодной войны. При Байдене американское влияние в Европе обязательно в рамках концепции «восстановления американской силы», и это влияние зачастую начинается и заканчивается как раз в Берлине.

Итак, начинается новый «медовый месяц» в трансатлантических отношениях, и это всячески пытаются донести до государств Старого континента. Великобритания, которая освободилась от ЕС, попытается сформировать новый симбиоз в отношениях с Вашингтоном. Франция без колебаний поддержала недавний американский авиаудар по Сирии. Германия же понимает, что на данном этапе восстановления отношений находится в самом плохом положении, так как от нее ждут лояльности не только на словах, но и на деле. На примере Турции Германия убедилась, что США неумолимы, и если сравнивать связь с Россией через новый газопровод с закупкой российских зенитно-ракетных комплексов, первое — значительно больший «грех».

США утверждают, что газопровод «Северный поток — 2» опасен, поскольку ограничит роль Украины, через которую тоже ведут газопроводы из России в Европу. Американцы говорят, что Россия, получи она два газопровода в Германию, сможет шантажировать Украину или просто бросить ее «замерзать».

Конечно, Германия согласилась на строительство газопровода «Северный поток — 2» (главный инвестор — российский Газпром, но участвуют и европейские энергетические компании) не для того, чтобы ухудшить положение Украины. Немцы преследуют, в первую очередь, свои интересы, а все эти разговоры о повышенной уязвимости Украины — побочный продукт, с которым Берлин готов согласиться на фоне всех других обстоятельств.

Как поступит Германия? Если она закончит газопровод, то рискует навлечь на себя американский гнев, и при мысли об этом у немцев трясутся колени. Когда Трамп заявил, что США выводят войска из Германии, в Берлине испытали буквально шок. Там вообще не могли принять это как факт и втайне надеялись, что Трамп не переизберется на второй срок. Их мечта сбылась, но немцы ошибались, думая, что Байден поставит немецкие интересы выше американских. Конечно, он этого не сделает.

Хорошо, давайте исходить из того, что особые союзнические отношения с Соединенными Штатами стратегически исключительно важны для Германии. Могут ли немцы просто отказаться от «Северного потока — 2»? Конечно, могут, и они были бы не первыми, кто в последний момент отказался бы от проекта, опасаясь, что попадет в американский черный список из-за сотрудничества с Россией (вспомним Францию и так и не переданные «Мистрали»). Ясно, что Германия понесла бы финансовые убытки, так как ей пришлось бы выплатить российскому Газпрому огромную компенсацию за остановленный проект.

Но не все так просто. Этот вариант тоже пугает немцев. Да, русские всегда вели себя с Германией корректно, когда речь шла об энергетических договоренностях, о поставках газа. Политическая напряженность между Евросоюзом и Россией непрерывно растет, и тем не менее коммерческие отношения остались нетронутыми. Все работает так, как должно. Но сколько еще это продлится? У российской корректности, наверное, тоже есть свои пределы. Если Германия откажется от «Северного потока — 2», значит, у них останется один только «Северный поток — 1». Но отказ от подобного мегапроекта (для России это нечто значительно большее чем «бизнес»; для нее это проект, имеющий значение для ее стратегического развития) может рассердить русских и, возможно, настолько, что они захотят отмщения.

Ведь если Германия политизирует энергетику, а отказ от газопровода означал бы именно это, то русские восприняли бы это как сигнал о том, что игра становится еще жестче и нужно отвечать.

Что если русские разозлятся и закроют вентили? Кто будет поставлять Германии энергоноситель? Соединенные Штаты? Да, США «позаботятся» о Европе точно так же, как заботятся сейчас о доступности вакцины от коронавируса (есть данные, что ЕС не получил заказанные дозы, поскольку США заплатили фармацевтическим корпорациям больше, хотя договоры с ЕС уже были подписаны!).

Таким образом, у Германии нет идеального решения, по крайней мере с немецкой перспективы. Бывший посол Германии в Соединенных Штатах Вольфганг Ишингер опубликовал статью в «Шпигеле», где предложил новое «решение», которое кажется немецкой внешнеполитической фантазией. Ишингер предложил потребовать от России согласиться на некие «новые условия» для продолжения сотрудничества. Вкратце, ей нужно предложить «улучшить себя» настолько, чтобы США больше не считали ее опасным партнером в этой сфере. Как это «улучшить себя»? Сделать себя лучше во всем, во всех аспектах, а еще Москва должна пообещать, что не навредит Украине своей доминирующей позицией в энергетике. Кроме того, Россия должна изменить свое поведение, сделав то, что ждет от нее Запад, то есть отпустить Навального и прочее.

Несколько наивные рассуждения для человека, который служил послом в Вашингтоне, а быть может (как раз поэтому) нет? Правда, зная атмосферу в Вашингтоне, Ишингер должен понимать и то, что ожидать подобного от России бесполезно. По крайней мере пока в Кремле сидит Владимир Путин.

Во время работы администрации Джо Байдена можно прогнозировать ожидаемые вещи. И то давление, которое ощутила на себе Германия из-за «Северного потока — 2», — одна из этих ожидаемых вещей. Но вот чего точно не ожидается, так это улучшение отношений между Вашингтоном и Москвой.

Что в итоге решит Германия? Если бы Трамп по какой-то случайности переизбрался на второй срок, выбор было бы сделать проще. Вероятно, Германия завершила бы «Северный поток — 2», смело заявив, что США не смеют вмешиваться в ее внутренние дела. С Байденом все сложнее. Немцам стоило бы поторопиться, когда в Белом доме еще сидел Трамп, потому что теперь они смогли бы сказать Байдену что-то вроде: «Джо, мы бы остановили проект, но он уже закончен…»

Мораторий на завершение строительства? Да, кое-кому эта идея приходит в голову, но и Ишингер понимает, что смысла в ней нет, так как это всего лишь отсрочка неизбежного решения. Германия должна определиться, чего хочет, кого готова разозлить и насколько, ведь она довела дело до того, что уже не способна удовлетворить обе стороны. Но Берлин предпочел бы даже не думать о подобном выборе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.