Это вопрос всех вопросов. Если можно было отстоять Крым, тогда не было бы 14 тысяч убитых наших граждан, полтора миллиона ВПЛ и потери части территории в Донбассе. Не было бы общей душевной депрессии среди миллионов украинцев, которые до сих пор не могут смириться с потерей полуострова и отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

Что кардинально ухудшало ситуацию на Крымском полуострове: Верховный главнокомандующий Янукович убежал из страны, чем полностью деморализовал Вооруженные силы и их личный состав; во времена Януковича ВСУ были в нищенском положении и в феврале 2014 года Украина имела только 5 тысяч боеспособных воинов; на казначейских счетах государства не осталось денег; на российско-украинской границы была сосредоточена 150-тысячная российская военная группировка, готовая в любой момент начать вторжение…

Очевидно, что приказ бежать из Киева Янукович получил из Москвы от своих кураторов, подтверждение тому в последний год своего президентства многие из его окружения заметили серьезное изменение в поведении и подконтрольности его некоторым телефонным звонкам неизвестного происхождения. Касательно падения боеготовности ВСУ во времена Януковича, то это было очевидным. Но росла ли она во времена президентства В. Ющенко (2005-10 гг.) и какой была в 1992-2005 гг.?

Цифры говорят, что на начало 1992 года на Украине размещались 950 тысяч бывших советских войск и третий по величине ядерный потенциал в мире. В то время как РФ имела 1 180 000 солдат, которые были размещены на ее огромной территории. То есть, в военном смысле в 1992 году Украина была сильнее РФ. Но Киев начал масштабный процесс сокращения армии и поддался давлению полного демонтажа ядерного вооружения.

В 2014 году Украина имела 130 тысяч войск, а РФ — 920 тысяч. Но даже при таких обстоятельствах Киев мог встать на защиту Крыма от ползучей российской агрессии. 26 февраля 2014 года возле стен Верховной Рады АРК удалось отбить нападение пророссийских сил. Здесь особую роль сыграли крымские татары. Но в отличие от Майдана в Киеве все проукраинские силы на ночь разошлись, хотя было понятным, что этим обязательно воспользуется противоположная сторона. Уже в четыре утра 27 февраля российский спецназ без опознавательных знаков в количестве 100-120 человек захватил помещения крымского правительства и парламента. Все затаили дыхание, как Киев будет реагировать на такую невиданную по своим размерам провокацию. Прошло четыре часа — реакции ноль. Прошло восемь часов — снова без украинского реагирования. И уже когда через 12 часов Киев не мобилизовал специальные подразделения для возвращения жизненно важных Верховной Рады и Совета министров АРК, оккупанты собирают в крымском парламенте депутатов автономии. И хотя, очевидно, что не имели кворума, однако фальсифицируют явку и под дулами автоматов принимают «решение» об отставке правительства Могилева и формирования нового правительства во главе с Аксеновым. Киев мог бы за это распустить Верховную Раду АРК и так называемое новое правительство, но не делает этого. Вечером 27 февраля уже открыто, хотя в ограниченном количестве, начинают прибывать кадровые подразделения РФ на территорию полуострова. 28 февраля новообразованное крымское правительство начинает говорить о проведении Всекрымского референдума об определении будущего статуса полуострова. Российские солдаты без опознавательных знаков начинают блокирование украинских воинских частей, руководство которых постоянно звонит в Минобороны и Генштаб требуя дать указание для использования оружия, получая ответ действовать по обстановке и руководствоваться воинским уставом.

Утро 1 марта 2014 года было крайним временем, когда украинская сторона могла еще эффективно отреагировать на начинающуюся российскую агрессию. Прошли «золотые 48 часов». Для возвращения зданий парламента и правительства АРК хватило бы 500-600 подготовленных бойцов из континентальной Украины и еще столько, чтобы стояли в резерве. Думаю, что россияне оставили бы захваченные административные здания, как только получили информацию о подходе украинских подразделений, решительно настроенных на штурм. Однако начало весны в Крыму начинается за российским сценарием. Днем 1 марта в Симферополе проводится постановочная акция о якобы убийстве мирных граждан украинскими праворадикалами. Новообразованное правительство Аксенова обращается за помощью к Путину. Здесь и Янукович, находясь в бегах в Ростове, вроде как тоже просит российского президента направить войска в Украину для восстановления порядка, а уже вечером этого дня парламент РФ дает разрешение на использование российских войск за пределами РФ для избегания жертв среди мирного населения Крыма. Со следующего дня (2 марта), с расширением массового прибытия российских войск начинается полная деморализация и процесс сдачи украинских военных объектов. В Крым прибыло до 10 тысяч российских войск. Еще 15-16 тысяч базировались в Севастополе и некоторых других местах полуострова. Украина имела на полуострове 18 тысяч армейцев и могла направить дополнительно 4-5 тысяч военных и 3-4 тысячи представителей других силовых и правоохранительных ведомств. Однако этого не было сделано. Все оружие по приказу с Центра оставалось закрытым в оружейках.

Неплохая попытка украинского сопротивления была 8-го марта, когда самолеты с украинскими десантниками были направлены для захвата Джанкойского аэропорта, но на подлете к полуострову их развернули назад. Для перелома ситуации в Крыму операция может и готовилась с опозданием, но для установления украинского контроля над северной частью полуострова — это был хороший оперативно-тактический ход. Однако 9-го марта россияне устанавливают контроль над Джанкойским аэропортом, и все украинское в Крыму стало быстро тонуть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.