В пятницу 5 марта, когда Китай открывает свое самое важное политическое событие года, ежегодную сессию Всекитайского собрания народных представителей, все внимание будет приковано к обсуждению необычно долгосрочного плана развития страны, который должен получить одобрение высшего законодательного органа КНР. Этим планом Китай будет руководствоваться вплоть до 2035 года.

Цели, которые президент Си Цзиньпин ставит на предстоящий 15-летний период, должны подсказать ответ на то, как долго он намеревается оставаться у власти.

Именно в этом контексте в рамках плана на 2035 год появился сногсшибательный проект, связанный с Тайванем: высокоскоростная железная дорога и скоростная автомагистраль, соединяющие Пекин и Тайбэй.

Национальный комплексный план развития транспортной сети, разработанный совместно Коммунистической партией Китая и правительством КНР, ясно демонстрирует, что транспортная сеть проходит через Тайваньский пролив до Тайбэя.

Когда министр транспорта Ли Сяопэн появился на пресс-конференции 1 марта, чтобы общих чертах рассказать об этом проекте, у него была с собой карта высокоскоростных железных дорог и других транспортных сетей, которые планируется завершить в течение следующих 15 лет. Одна зеленоватая линия тянулась до Тайваня.

Идея строительства туннеля под Тайваньским проливом существовала еще в прошлом. Но дальше бумаги дело тогда не пошло, поскольку ни у кого не было политического капитала, чтобы довести до конца такой грандиозный и дорогостоящий проект.

На этот раз ситуацию отличает как раз то, что у Китая появился сильный лидер со значительной властной базой. Включение данного проекта в супер-долгосрочный план развития страны до 2035 года — это свидетельство того, что Си Цзиньпин планирует остаться у власти после обычных десяти лет — вызвало потрясение по обе стороны пролива.

На материке реакция в социальных сетях варьировалась от суперпозитивной — «2035 год наступит очень скоро, и мы настроены очень серьезно» — до таких вопросов, как «сбудется ли этот проект на самом деле через 15 лет?».

На Тайване реакция была в подавляющем большинстве отрицательная. «Это просто несбыточная мечта», — писали пользователи сетей.

То, что ни одна из сторон не находится с другой на одной волне, никого не удивляет, тем более что диалог между двумя берегами пролива давно прерван.

В январе 2020 года президент Китайской Республики Цай Инвэнь из Демократической прогрессивной партии Тайваня, выступающей за независимость, получила второй президентский срок, одержав громкую победу на выборах над своим соперником от Гоминьдана, Китайской националистической партии.

В отличие от Китая, Тайвань заслужил международное признание за свой изначальный ответ на вспышку коронавируса. Это, в сочетании с бурным развитием тайваньской экономики, позволило Цай Инвэнь получить относительно высокие рейтинги общественного одобрения.

Позиция Китая заключается в отказе от диалога с Тайванем до тех пор, пока, администрация Цай не признает, что существует «только один Китай».

Тем не менее, поскольку Цай Инвэнь будет оставаться у власти до 2024 года, реальность такова, что Пекин располагает немногими козырями. Похоже, что на данном этапе и Китай, и Тайвань зашли в тупик.

И вот появляется амбициозный проект транспортного коридора Пекин-Тайбэй.

Если проект будет реализован, то как будет выглядеть дальнейшее развитие ситуации?

Поскольку Тайвань не признает китайскую формулу, то трудно себе представить, что состоится дружеская церемония закладки этой транспортной артерии, что порождает такую острую мысль: «Если Китай серьезно настроен завершить проект через 15 лет, планирует ли он осуществить также и свой прорыв на остров?»

Вся цель «запуска» планов строительства транспортных магистралей до Тайбэя вполне может состоять в том, чтобы поставить тайваньцев в трудное положение и заставить их задуматься над некоторыми тяжелыми вопросами. Это была бы вполне разумная психологическая тактика.

И масштабы продвижения проекта в медиа-пространство китайскими государственными СМИ намекают на возможность этого.

Если Си Цзиньпин останется верховным лидером Китая после национального съезда партии в следующем году и рассчитывает в конечном итоге продлить свое правление примерно до 2035 года, воссоединение Тайваня с материковым Китаем, вероятно, станет отдельным пунктом его повестки дня.

В ноябре 2015 года в Сингапуре прошла историческая встреча высших руководителей Китая и Тайваня. Си Цзиньпин и тогдашний президент Тайваня Ма Инцзю из партии Гоминьдан пожимали друг другу руки целых 80 секунд.

Это была первая встреча руководителей КНР и Тайваня с момента раскола Китая в 1949 году после гражданской войны между коммунистами и националистами. Это также вызвало предположения о том, что Си может стремиться к долгому правлению под знаменем воссоединения Тайваня.

Такое воссоединение необходимо для того, чтобы осуществить «великое обновление китайской нации» — политический лозунг, который выдвигался на первый план с начала эпохи Си Цзиньпина.

Еще тогда, когда проходила историческая встреча Си с Ма, уже говорилось, что Си Цзиньпин может выиграть третий срок в качестве высшего лидера Китая в стремлении претворить этот разрекламированный лозунг в реальность.

Шесть лет спустя становится все более вероятным, что срок пребывания Си Цзиньпина на посту лидера Китая будет продлен. В национальную конституцию были внесены поправки, которые больше не ограничивают полномочия китайских президентов двумя пятилетними сроками.

На предстоящем Всекитайском собрании народных представителей начинается новая политическая битва между Си Цзиньпином и его соперниками за то, останется ли Си лидером в обозримом будущем. Как представляется, проблема объединения Тайваня и амбициозный проект транснациональной транспортной сети являются глубоко инкорпорированными в эту предстоящую кампанию.

Отправной точкой пересечения Тайваньского пролива станет остров Пинтань в Фучжоу, столице провинции Фуцзянь. Отсюда до Синьчжу на северо-западе Тайваня примерно 130 км.

Китай в прошлом уже заявлял, что соединение острова Пинтань и Синьчжу подводным туннелем технически вполне возможно.

У Си Цзиньпина есть сильные ностальгические чувства по отношению к туристическому острову Пинтань — возможной отправной точке автомобильно-железнодорожной магистрали на Тайвань. Он провел 17 лет в провинции Фуцзянь, прежде чем уехать в провинцию Чжэцзян в 2002 году. В последние дни своей жизни в юго-восточной провинции он жил в Фучжоу в качестве главы администрации провинции.

Примерно в то же время, как сказал один высокопоставленный местный чиновник: «Он иногда посещал берега острова Пинтань.  Кажется, это было его любимое место».

После начала эпохи Си на острове Пинтань был запущен национальный проект с прицелом на его совместную разработку с Тайванем. Бурными темпами продвигались работы по строительству моста, порта и другой инфраструктуры.

На материковой стороне остров Пинтань связан с Фучжоу высокоскоростной железной дорогой. Также здесь была создана специальный экономическая зона для привлечения тайваньских компаний.

По мере того, как остров модернизируется, он полностью преображается по сравнению с тем, что было в 1990-х годах.

Остров Пинтань служит также и линией фронта между Китаем и Тайванем. В марте 1996 года, когда между двумя сторонами пролива Тайваньского пролива возникла высокая напряженность, Китай провел там комплексные военные учения с участием своей армии, флота и авиации.

Ситуация обострилась, когда ВМС США недавно направили в воды около Тайваня две боевые группы авианосцев.

1 марта, когда было объявлено о проекте строительства транспортной сети Пекин-Тайбэй, Китай ввел запрет на импорт тайваньских ананасов, заявив об обнаружении в них вредителей.

Запрет Китая, несомненно, нанесет серьезный удар тайваньским фермерам, выращивающим ананасы и отправляющим большую часть своего урожая в континентальный Китай.

Неожиданный шаг Китая может привести к изменению политики страны по активному импорту тайваньской сельскохозяйственной продукции, которая продолжается со времен бывшего Председателя КНР Ху Цзиньтао, предшественника Си Цзиньпина.

Администрация президента США Джо Байдена, продолжая линию предыдущей администрации, поддерживает тесные связи с Тайванем.

Возможно, именно принятие Байденом тайваньской эстафеты от бывшего президента Дональда Трампа и сохранение прежнего курса США в отношении острова, и объясняет, почему Пекин решил и дальше оказывать давление на экономику Тайваня и заговорил о проблемах, касающихся его безопасности. 

Амбициозный транспортный коридор и ананасы могут быть предвестниками накануне Всекитайского собрания народных представителей, когда Китай начнет раскрывать детали этого необычайно долгосрочного проекта.

_____________________________________________________________________________________

Кацудзи Накадзава — обозреватель и редактор штаб-квартиры Nikkei Asiam в Токио. Он провел семь лет в Китае в качестве корреспондента, а затем руководителя китайского бюро. Накадзава является лауреатом Международной премии имени Вона-Уэда, полученной в 2014 году за международную журналистику.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.