В Пекине в эти дни собрались депутаты Всекитайского собрания народных представителей — псевдопарламента, чьи решения, однако, играют ключевую роль для будущего развития Китая и всех международных отношений. В частности, должен быть представлен новый пятилетний план, который определит рамочные условия экономической политики страны на период до 2025 года.

В минувшие годы отношения в мире претерпели серьезные изменения. Политические перемены времен Трампа, потрясения, вызванные пандемией коронавируса, и ослабление Запада — все это влияет на наши отношения с Пекином.

Новое американское руководство во главе с президентом Джо Байденом считает Китай главным вызовом XXI века в таких областях, как международная политика, экономика и безопасность. Таким образом, мы сейчас наблюдаем развитие американской политики, типичное для времен Барака Обамы: США частично утратили интерес к Европе и уделяют основное внимание Китаю.

Они пытаются сдерживать Поднебесную и вредить ее экономике. К Европе США обращаются с недвусмысленным требованием: присоединиться к американцам и выступить против Пекина. Но умный ли это шаг с нашей стороны? Отвечает ли он нашим интересам? Может быть, все-таки есть альтернативы новой холодной войне?

Конечно, мы не должны иметь иллюзии по поводу политики Китая. В Гонконге Пекин жестоко подавил демократическое движение. По всей стране подвергаются гонениям религиозные и этнические меньшинства. В Южно-Китайском море невозможно не замечать поползновения Пекина к экспансии и аннексии территорий. Кроме того, Пекин постоянно наращивает вооружения, в частности ракетный и ядерный арсенал.

Китай может позволить себе эту контролируемую наступательную стратегию, потому что действует сразу в двух направлениях. Во всем мире Поднебесная — желанный торговый партнер и инвестор, с готовностью помогающий развивающимся странам. Реакция на вредительство со стороны США в отношении китайской экономики также очевидна.

Следуя своей концепции «двойного экономического круговорота», Пекин старается добиться независимости от иностранных технологий — и в ближайшие 10-20 лет ему это удастся, потому что его успехи в развитии 5G-технологий, искусственного интеллекта и биотехнологий чрезвычайно велики.

На Западе, в том числе и в Германии, долго отказывались замечать, что Китай еще со времен Дэн Сяопина следовал масштабной политической, военной и экономической стратегии. К 100-летнему юбилею Китайской Народной Республики Пекин намерен стать ведущей индустриальной державой в мире. Однако вспышка нового коронавируса проявила не только сильные, но и слабые стороны китайской модели.

В число структурных недостатков входит, в частности, непрозрачный административный аппарат, который во многих регионах страны живет собственной жизнью. Именно он серьезно помешал оперативно отреагировать на распространение вируса. Однако дальнейшее развитие событий показало, что китайцы борются с пандемией успешнее и последовательнее, чем европейцы. Это имеет и экономические последствия: Поднебесная в экономическом плане оправилась от вспышки коронавируса быстрее, чем другие регионы мира.

Немецким компаниям выгоден рост Китая

В 2020 году Китай добился роста ВВП примерно на 2%. Это оказалось выгодно, в частности, немецким компаниям, которым за счет экспорта продукции в Китай удалось компенсировать потери от просевшего сбыта на других рынках. Так, немецкие автопроизводители в настоящий момент продают в Китае около 40% всей своей продукции.

Хотя Китай — сложный политический партнер, мы, европейцы, не должны позволять втягивать себя в торговую холодную войну, которую США ведут с Китаем. Установка администрации Байдена, будто речь идет о фундаментальном конфликте между «демократией и автократией», — неверный путь.

Эта внешняя политика морализаторства, которая в одностороннем порядке ставит ценности над интересами, упирается — все больше и в отношениях с другими странами — в свои границы. В контексте глобальных вызовов она выглядит несовременно. Изменение климата, пандемии или потоки мигрантов — национальные границы все это не могут сдержать. Только совместными усилиями международное сообщество государств способно справиться с этими вызовами.

Например, борьба с потеплением климата. На Китай приходится примерно 30% мировых выбросов углекислого газа. Китайский лидер Си Цзиньпин заявил, что страна к 2060 году будет иметь нейтральный климатический статус. Эта цель амбициозна, но с поддержкой европейских компаний и технологий ее можно достичь еще раньше. Какой смысл бойкотировать Китай?

Нужно вовлекать Пекин

Те, кто утверждает, что одностороннее давление или вовсе военные средства более действенны, чем диалог и поиск консенсуса, наивны и безответственны. Но кто же всерьез считает, что есть только одно-единственное международное решение без участия стран, обладающих правом вето, и ядерных держав — Китая и России?

Что касается будущих отношений с Китаем, есть несколько важных моментов. Во-первых, необходимо активнее вовлекать Пекин в международные структуры, регулирующие механизмы и институты, потому что нас объединяет заинтересованность в устранении нечестных рыночных условий в Китае. Инвестиционное соглашение между ЕС и Китаем показывает, что ЕС вовремя осознал это.

Во-вторых, растет роль ВТО. Она может гарантировать основы свободной торговли и сформировать более справедливые торговые отношения с Китаем в рамках международных правил. Избрание Нгози Оконьо-Ивеала на пост главы ВТО создает большие возможности.

В-третьих, лозунг «перемены через торговлю», который в последнее время часто критикуют, остается многообещающим, поскольку экономический обмен также открывает возможности для общественных и социальных изменений. В Китае население еще несколько десятилетий назад жило в нищете, миллионы людей голодали. Начавшееся в 1978 году открытие страны привело к ее развитию.

Конечно, Китай, как и прежде, далек от стандартов западных демократий, но процессы трансформации требуют времени. Мы можем поддержать этот процесс, например, при помощи диалога, основанного на государственности.

Европа должна стать самостоятельным игроком

В-четвертых, мы должны обратить внимание на наш европейский суверенитет в отношениях с Китаем и США. Это ни в коей мере не означает равноудаленности, поскольку трансатлантический союз, даже если он срочно нуждается в реформировании, продолжает существовать. Европа хочет и должна стать самостоятельным игроком рядом с двумя полюсами международной политики — Китаем и США.

Однако это удастся, лишь если страны-члены ЕС в ходе фундаментальной реформы откажутся от части национальных суверенных прав. Именно во времена больших трансформаций и перемен мы должны обращать внимание на стабильные международные отношения и защищать наши собственные интересы. Ценности также к этому относятся, но они не должны становиться единственным критерием нашей внешней и экономической политики.

Вместо этого нам следует проводить диалог и укреплять многосторонние структуры. Это позволит сотрудничать в том числе и со сложными партнерами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.