Пандемия covid-19 и связанные с ней карантинные меры подорвали продовольственную безопасность многих стран. Европа не стала исключением: в связи с нарушенным транспортным сообщением и закрытием границ сельскохозяйственные производители были вынуждены менять режим работы. Поставки резко сократились ввиду повсеместного закрытия ресторанов, кафе и сельскохозяйственных рынков, в то время как по инерции продолжалось массовое производство сельхозпродукции, рассчитанное на растущий внутренний рынок и экспорт. Еще одним ударом по сельхозпроизводителям стала невозможность привлекать сезонную рабочую силу для работы на полях — будь то сбор спаржи в Германии, апельсинов в Испании или оливок в Греции.

В условиях локдауна европейские потребители также изменили свои привычки и стали запасаться продуктами длительного хранения — крупами, консервами и сухофруктами, а также полуфабрикатами глубокой заморозки. В Европе резко снизилось потребление свежей рыбы, мяса и овощей.

Таким образом оказалась нарушена вся цепочка производства, транспортировки и потребления сельскохозяйственной продукции, сложившаяся за последние десятилетия. Для Европы новым явлением стали «хомячьи» закупки (hamsterkauf) и запасание продуктами длительного хранения впрок. Аналитики считают, что «новые» потребительские привычки могут в значительной степени сохраниться и в дальнейшем, хотя для России, перенесшей социальные катаклизмы и войны, они во многом являются привычными.

Панические закупки прошлого года показали, что Европа, как и Запад в целом оказались не готовы к чрезвычайным ситуациям, в первую очередь в области продовольственной безопасности. Весной 2020-го года полки европейских супермаркетов были буквально опустошены — не было ни макарон, ни туалетной бумаги, ни других товаров первой необходимости.

В условиях закрытия ресторанов и продовольственных рынков в Европе больше всего пострадали «длинные» цепочки продовольственного обеспечения, рассчитанные на крупные и стабильные поставки скоропортящихся продуктов — мяса, молока, рыбы, свежих овощей. Прошли времена, когда средний европейский ресторан мог заказывать десятки килограммов мяса на один вечер, теперь поставки сельхозпродуктов переходят на более мелкий и локальный формат. Таким образом covid-19 способствовал регионализации и минимизации продовольственных рынков, разбивая «длинные» цепочки поставок.

Налицо тенденция ухода от нестабильного глобального рынка в сторону принципа «произведено и сделано в регионе». В более широком историческом аспекте это вписывается в логику «деглобализации» и распада экономических систем на зоны и регионы. В каком-то смысле наблюдается возврат к ситуации, которая существовала вплоть до 50-х годов прошлого века. Так, парижская агломерация обеспечивалась в то время основными продовольственными товарами из окружающей зоны в радиусе 100 километров. Исключение могли составлять вина, рыба, сыры и продукты премиального уровня. Однако в 60-е годы началось создание глобального рынка, который в случае Парижа увеличил радиус поставок со ста до 800 километров, а затем вообще снял все географические ограничения.

Ряд аналитиков считает, что, несмотря на кризис, крупные продовольственные сети Европы (Auchan, Metro, Aldi и др.) попытаются подстроиться под новые тенденции и даже укрепить свою гегемонию. В условиях разорения мелких хозяйств и продовольственных магазинов гиганты ритейла обладают необходимыми средствами для того, чтобы обеспечить надежность поставок и их продажу. Таким образом, налицо борьба двух тенденций. С одной стороны — развитие местных рынков и региональных продовольственных объединений, с другой — укрепление позиций гигантов сетевого ритейла.

Сторонники экологического равновесия и биоразнообразия считают, что в идеале необходимо переходить на региональный и сезонный продукт, поддерживая таким образом местных производителей, что обеспечит более высокое качество и надежность поставок продовольствия, укрепит продовольственную безопасность каждой страны и региона.

Еще одна тенденция последнего года — усиление роли государства в обеспечении продовольственной безопасности. С учетом резкого падения жизненного уровня населения в некоторых регионах Европы, государства выделяют деньги на создание так называемых «банков продовольствия», в которых продукты раздаются бесплатно либо по символической цене. Организуются также «столовые для бедных». Таким образом, удается смягчить социальную напряженность в обществе и спасти от уничтожения излишки сельхозпродукции.

За пределами Европы «постковидная» ситуация складывается куда более драматично. Если в Европе население беднеет и «ужимает» свою продовольственную корзину, удовлетворяя при этом базисные потребности, то другим регионам мира грозят подлинный голод и недоедание. По данным специализированных агентств ООН, около трех миллиардов людей на планете не обеспечены здоровой и сбалансированной пищей.

Главная причина неполноценного питания — бедность. По оценке специалистов, здоровое и сбалансированное питание стоит в пять раз дороже, чем режим, основанный на потреблении дешевых калорий. Всего в мире голодают от 690 миллионов до 820 миллионов человек — около 10% мирового населения. Тенденция к нехватке продовольствия сохраняется, несмотря на современные агропромышленные технологии.

По мнению аналитиков ФАО — продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН — поставленная ранее цель искоренить голод к 2030 году не будет выполнена. В значительной степени это связано с экономическими и санитарными последствиями пандемии covid-19. Кризис привел к росту цен на продовольствие, нарушил цепочки поставок и разорил сельхозпроизводителей. По ряду оценок, нынешний кризис может увеличить число голодающих на 132 миллиона человек.

Наряду с пандемией коронавируса на мировую продовольственную ситуацию продолжают негативно воздействовать природные факторы, такие как засуха, нехватка воды, нашествия саранчи и прочих вредителей, наводнения и болезни скота. В докладе Института мировых ресурсов (World Resources Institute) говорится, что к 2030 году четверть населения Земли будет испытывать серьезную нехватку воды. В особо тяжелом положении окажутся 17 стран с населением в сотни миллионов человек.

По данным Всемирного банка, с января 2020-го по январь 2021 года мировые цены на продовольствие выросли на 20%. Одним из главных факторов роста цен стали ограничения на экспорт продовольствия и перебои с поставками зерна. Наряду со снижением зарплат, безработицей и инфляцией это привело к тому, что в 45 странах мира резко выросло число лиц, чей рацион питания ухудшился количественно и качественно. По оценкам Всемирной продовольственной программы ООН, в результате пандемии covid-19 число таких лиц выросло за последний год на 272 миллиона человек.

Международные организации выделяют «горячие точки» (hot spots), в которых угроза голода наиболее высока. Речь идет о 12 странах Азии и Африки, в числе которых Афганистан, Буркина Фасо, Эфиопия, Гаити, Демократическая республика Конго, Нигер, Нигерия, Сомали, Судан, Южный Судан, Йемен и Зимбабве. В этих странах главной причиной голода стали внутренние вооруженные конфликты. Как заявил генсек ООН Антониу Гутерреш, если не будут приняты срочные меры, то с большой вероятностью наступит глобальный продовольственный кризис, последствия которого испытают на себе сотни миллионов детей и взрослых.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.