Россия движется к созданию глобальной империи энергетики и ведет большую игру, к которой мы должны относиться с осторожностью. Надо понимать, во что нас втянут, если кое-кому удастся добиться участия россиян в достройке наших энергоблоков. Для самостоятельной страны в этом нет ничего хорошего. И дело тут, конечно, не только в электричестве.

Внимание в основном привлекают военные операции России, в том числе участие в войне в Сирии, оккупация украинского Крыма и необъявленная война против Украины, которую российская пропаганда называет гражданской. Есть еще российские наемники из разных частных отрядов, на существование которых Кремль явно смотрит сквозь пальцы. Российские спецслужбы время от времени кого-нибудь травят. Все это видно. Об этом говорят. Это можно сфотографировать и снять на видеокамеру.

Помимо этого, Россия ведет гибридную пропагандистскую войну, которую труднее зафиксировать и которая маскируется. Есть еще экономическое влияние, которое может маскироваться под взаимовыгодное сотрудничество, якобы не отягощенное какими-либо идеологическими аспектами. Но экономика — тоже сила. Это относится и к отрасли энергетики.

После фукусимской катастрофы некоторые страны решили отказаться от дальнейшего развития атомной энергетики. Но поскольку не все собираются масштабно развивать альтернативные источники, открываются возможности для тех компаний, кто может строить АЭС там, где их еще хотят и где построить их самостоятельно не могут. Это страны третьего мира и государства Центральной и Восточной Европы. Там русские, которые стояли еще у истоков атомной энергетики и давно наладили связи в ряде стран, пытаются запрыгнуть в (по-прежнему) идущий поезд.

Еще в октябре 2015 года сервер Globalriskinsights.com писал, что «в последние пять лет Росатом по-тихому загнал рынок атомной энергии в угол и системно претендует на договоры и соглашения почти с 30 странами, которые заинтересованы в строительстве АЭС. Российская дипломатия атомной энергетики, таким образом, широко распространилась. Страны, которые подписали договоры с Росатомом, есть во всех регионах мира, и среди них такие стратегически важные игроки, как Аргентина, Египет, Саудовская Аравия и Турция. С 2014 года планируется строительство 29 российских реакторов за рубежом, и Росатом предсказывает, что их число в течение „нескольких лет" возрастет примерно на 80 %».

Соединенные Штаты и Франция также располагают ядерными ноу-хау, необходимыми для экспорта ядерных технологий за рубеж, но ни один субъект не пытался так агрессивно сыграть на международном спросе на атомную энергию, как Россия. В среднесрочной перспективе это будет иметь серьезные геополитические последствия.

«Отправка атомных технологий за рубеж, разумеется, приносит Москве экономическую прибыль. Министерство торговли США предполагает, что к 2025 году атомные технологии принесут 740 миллиардов долларов. Учитывая, что Росатом не может похвастаться ни одним сопоставимым международным конкурентом, огромная часть этих доходов осядет в кремлевских карманах. Причем атомные технологии займут место рядом с нефтью и газом как один из элементов в целом хиреющей экономики», — писал далее сайт.

Но речь идет не только об экономике. «Поясним, что влияние, которое Россия получает благодаря каждому двустороннему ядерному соглашению, нельзя недооценивать. Во-первых, строительство АЭС, как правило, ведется долго, а значит, у России будет представительство в любой стране, с которой она подпишет договор в этой области, в течение как минимум нескольких лет. Кроме того, Москва заключила особые комплексные контракты с очень важными стратегическими странами, такими как Турция, на условиях „самостоятельной эксплуатации". Речь идет о системе, при которой Россия строит, владеет и сама эксплуатирует АЭС».

Таким образом, «российские АЭС за рубежом больше похожи на посольства или даже военные базы, чем на обычный двусторонний инфраструктурный проект. Долгосрочное или постоянное присутствие, которым обусловлен экспорт российских атомных технологий, обеспечивает Владимиру Путину большое влияние в ключевых для региональной политики странах».

Влияние Запада будет впоследствии подорвано в таких ключевых странах, как Египет, Турция и Алжир. Это якобы оправданное российское присутствие за рубежом даст возможность Москве вести разведывательную деятельность, которая в другом случае была бы затруднена и рискованна. Знания российских специалистов в определенной форме потребуются и при эксплуатации и обслуживании объектов, в том числе в тех странах, которые не согласятся на принцип «собственной эксплуатации».

В общем, ситуация ясна. У России появится рычаг, который означает, что такие государства будут зависеть от нее из-за своих энергетических потребностей.

Проекты развития атомной энергетики, в которых участвует российская государственная корпорация «Росатом», сопряжены с геополитическими проблемами и рисками для безопасности. Об этом шла речь 19 ноября 2020 года на семинаре, который проводил эстонский аналитический Международный центр обороны и безопасности (МЦОБ) в сотрудничестве с литовским посольством в Таллине.

«Доктор Ханна Смит, глава отдела стратегического анализа и реакции из Европейского центра по противодействию гибридным угрозам подчеркнула, что проекты в области атомной энергии могут стать векторами гибридных угроз для национальной безопасности. Учитывая глубоко укоренившиеся общественные и политические опасения по поводу ядерной безопасности, подобные проекты потенциально выгодны для поляризации и дестабилизации общества посредством дезинформационных кампаний. Они могут также служить прикрытием для разведывательных операций или даже создания армии и угрожать коррумпированием государственной и коммерческой культуры или созданием финансовых рычагов давления на принимающие страны. Оно может быть скорее побочным продуктом, нежели изначальным замыслом проектов, которыми управляют такие корпорации, как Росатом, и создают уязвимые места, которыми воспользуются в будущем, вместо того чтобы использовать уже существующие. Тем не менее мы должны следить и оценивать деятельность корпораций из авторитарных государств будь то в атомной энергетике или в других отраслях, таких как информационные технологии, с максимальной осторожностью, так как эти субъекты должны соблюдать законы о национальной безопасности, которые приняли режимы, преследующие масштабные геополитические цели».

Что это все означает для нас, вполне понятно. Впустить в страну Росатом — значит усилить российское влияние. Россия — авторитарная страна, где ни о какой демократии и речи не идет. Не стоит слишком упрощенно преподносить сложившийся там порядок как диктатуру одного человека, бывшего офицера КГБ Владимира Путина. Там правит особая тройка сил: армия, спецслужбы и государственная бюрократия. Все это переплетено со слоем ультрабогатых олигархов и организованной преступностью. Их симбиоз и соперничество порождают монстра, которого иногда хоть и трудно понять, зато легко предугадать, что позволить ему пустить свои щупальца в нашу страну — верх безрассудства.

Чешское правительство по-прежнему не собирается исключать российский Росатом из тендера на достройку АЭС «Дукованы». Этого не хотят сторонники Кремля в нашей стране, прежде всего Милош Земан, который уже давно выступает в роли российского и китайского лоббиста, а не в роли главы государства. Этим же объясняются и его попытки провести кадровые замены в правительстве и Государственного института по контролю лекарств, поскольку он считает, что они тормозят одобрение российской вакцины «Спутник V». Земан много раз критиковал Службу безопасности и информации ЧР (чешская контрразведка — прим. перев.), так как она разоблачает подрывную деятельность российских элементов в нашей стране.

Чехия — одно из видимых доказательств того, как Россия пытается оказать влияние на управление страной и адаптировать местные порядки к московской концепции «ограниченного суверенитета».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.