Когда в прошлом году третьего апреля кран снял с постамента бронзовое изваяние советского маршала Ивана Конева, районное мероприятие Праги 6 превратилось в международный скандал. В хранилище будущего Музея памяти ХХ века отправился не только памятник командующему Красной армией, но и, образно выражаясь, чешско-российские отношения.

Россия восприняла перенос памятника как очередную попытку переписать историю. Ответ из России не заставил себя ждать. Российские руководители сделали ряд резких заявлений, а также распорядились возбудить уголовное дело против старосты Праги 6 Ондржея Коларжа, который инициировал перенос памятника. Российские националисты напали на дипломатические представительства ЧР в Москве и Санкт-Петербурге.

Даже по прошествии года Москва не смирилась с переносом памятника, хотя страсти в СМИ утихли. Эта проблема превратилась в серьезное препятствие, мешающее нормализации отношений между Чехией и Россией. «Наши отношения с Чешской Республикой и чехам не заслуживают такой печальной перспективы», — сказал «Лидовки» зампред российской Государственной думы Петр Толстой, член правящей партии «Единая Россия».

По его словам, перенос памятника для россиян по-прежнему неприемлем. Проблема заключается не в памятнике как таковом, а в подходе ко Второй мировой войне, который отражает отправка памятника в хранилище. «Чехия примкнула к прибалтийским государствам, которые усердно пытаются стереть память о Второй мировой войне и освобождении. Как будто их и не было. Как будто Красная армия не освобождала чехов от немцев», — не скрывает разочарования заместитель председателя нижней палаты российского парламента.

Толстой сказал, что ранее беседовал о переносе памятника маршалу Коневу с председателем Палаты депутатов Радеком Вондрачеком. Он постарался донести до российского коллеги, что данный вопрос — в компетенции городского района.

Русские привыкли, что чехи относятся к памятникам с пиететом

«Ситуация вокруг переноса памятника маршалу Коневу ранила россиян, причем сильно», — заявил «Лидовки» Олег Солодухин, в прошлом заместитель директора Российского центра науки и культуры в Праге, а ныне профессор московской Высшей школы экономики. «Произошедшее воспринимается острее, так как все случилось в Праге. Русские привыкли, что чехи относятся к русским памятникам и военным захоронениям с пиететом. Тем самым я не имею в виду, что что-то изменилось. Русские захоронения на чешской территории — в прекрасном состоянии. Однако перенос памятника Коневу произвел негативное впечатление», — объяснил Солодухин.

В начале текущего года попытку изменить ситуацию вокруг памятника Конева предпринял бывший министр иностранных дел Карел Шварценберг. В комментарии для газеты «Право» он предложил установить памятник в месте, где ему не угрожало бы очередное поругание. Это может быть одно из памятных мест, связанных с Красной армией или другими военными героями и фигурами чешской истории. «В России знают об инициативе Карела Шварценберга, которую поддержал премьер Бабиш и другие чешские политики, также уверенные, что памятник нужно установить в достойном месте. Его можно разместить на Ольшанском кладбище или на Виткове», — говорит Солодухин.

«За прошедший год мы поняли, что это дело Чехии. Россия может высказать пожелания, но перенос памятника маршалу Коневу — дело чехов», — сказала «Лидовки» Анна Конева, внучка советского героя войны. Семья Коневых дистанцировалась от уголовного преследования старосты Коларжа и подавать на него иск не собирается.

Вероятно, поэтому сейчас это дело в России стоит на месте. Им было бы приятнее, если бы памятник остался в Чехии. «Заслуги моего деда в освобождении Чехии и Европы велики, и поэтому мы хотели бы, чтобы памятник остался на чешской земле. Думаю, лучшее место для него — Ольшанское кладбище», — сказала Конева.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.