Пресс-секретарь президента против языкового закона

В эфире телеканала «Дом» Мендель, говорившая на русском, напомнила, что закон «О функционировании украинского языка» был принят во время президентской избирательной кампании 2019 года. «Спекуляции на тему языка являются лицемерным способом удерживать политических поклонников… От принятого в разгар предвыборной гонки 2019 года закона о языке вся страна так и не заговорила на украинском. Зато политические любимцы регионов, в которых преимущественно звучит русская речь, по всем углам начали рассказывать о насильственном насаждении государственного украинского языка», — заявила Мендель, комментируя языковой закон.

Пресс-секретарь президента добавила, что украинский язык должен быть защищен. «И сегодня он защищен. Но должны быть защищены и граждане. И не важно, какой язык они используют в быту. Ведь самая большая ценность — это человек», — сказала она. По словам Мендель, в борьбе за язык «некоторые украинцы превратились в ангелов с запенившимися губами, которые вступают в бой за правое дело». Она добавила, что эти украинцы «порождают дух ненависти в борьбе за правое дело». «Но дело в том, что нельзя ненавистью бороться за правое дело. Это невозможно. Невозможно насаждением заставить полюбить язык. А узаконенными искусственными формами из прошлого распределять патриотов на лучших и худших», — заявила она.

По мнению пресс-секретаря президента, «Украине давно уже пора подняться над проблемой языка». «Всю энергию борцов хорошо бы направить на изучение обычной грамматики, это я вам говорю как кандидат филологических наук. И эту грамматику нужно учить как молодым поколениям, так и старшим поколениям. Мне кажется, тогда вопрос был бы закрыт», — уверена Мендель.

«Украинский русский язык»

Мендель также заявила, что «Россия не является монополистом на русский язык», сравнив его с английским. По ее словам, украинцам нужно «демонополизировать» русский язык и «сказать громко, что на Украине есть украинский русский язык». Пресс-секретарь президента отметила, что «русский, точнее, украинский русский — это часть культурного разнообразия нашей страны».

Критика языкового омбудсмена

5 апреля языковой омбудсмен Тарас Креминь в эфире телеканала «Прямой» выразил несогласие с заявлением Мендель об «украинском русском языке». Креминь также раскритиковал заявление пресс-секретаря президента на своей странице в Facebook. В эфире «Прямого» он заявил, что понятие Мендель о «кодификации русского языка» на Украине никак не совпадает с понятиями, которые выражал профессор Юрий Ковалев, бывший научным руководителем Мендель во время написания ею научной диссертации, передает Интерфакс-Украина.

«Это (заявление Мендель — прим. ред.) никоим образом не коррелирует даже с позицией Тимоти Снайдера (историк, профессор Йельского университета, специалист в истории Восточной Европы — прим. ред.), который впервые в 2019 году предложил говорить о варианте «украинского русского языка», — добавил Креминь.

Омбудсмен подчеркнул, что «украинский русский» изначально является бесперспективным. «Кодификатором русского языка в мире является Российская Федерация, соответственно понятие кодификации русского языка на Украине невозможно… Поэтому я никоим образом не разделяю подобных заявлений и считаю их такими, которые не имеют никаких перспектив. Вместе с тем, хочу добавить, что статьей 10 конституции Украины, которой будет 25 лет, определено, что единственным государственным языком на Украине является украинский. Если кто-то переживает за язык нацменьшинств и коренных народов, им предоставлено право, условия для лучшего развития, которые определены основным законом», — заявил Креминь.

Он добавил, что государственные власти обязаны содействовать развитию и функционированию украинского языка как государственного, особенно на фоне внешних угроз. «Ведь мы прекрасно знаем, что „русский мир" приходит не только из-за рубежа, он приходит, в том числе, с проведением конкурса Тараса Шевченко в городе Киеве (конкурс, организаторы которого называли Шевченко российско-украинским поэтом — прим. ред.), сетью „русского мира" и кабинетами Россотрудничества в разных уголках Украины. появлением маргинальных общественных объединений и организаций, которые говорят о так называемых притеснениях прав национальных меньшинств и коренных народов. Нужно работать. Нужно эффективно заниматься государственной языковой политикой», — отметил языковой омбудсмен. По словам Креминя, украинцам нужно «подняться над своими политическими „деятелями", в кавычках, которые сегодня заговаривают „языковой вопрос", не разрабатывая взамен лучших условий для развития (украинского языка — прим. ред.)».

Что еще пишут о высказывании Мендель об «украинском русском языке»

Колумнист и инвестиционный банкир Сергей Фурса в своей колонке для НВ пишет, что тезис о праве Украины на русский язык «агрессивно популяризируют» и он «заходит», потому что украинцам нравится чувствовать себя лучше других, особенно лучше россиян. Фурса подчеркивает, что язык формирует информационную среду, «и если вы говорите на русском, то читаете на русском, смотрите фильмы на русском, загружаете YouTube на русском», а «смыслы в русскоязычной среде формирует Россия». «И всегда будет формировать. У нее больше ресурсов. Вот и все. И если вы остаетесь в русскоязычной среде, то остаетесь под влиянием России», — уверен банкир.

По его мнению, вырваться из информационного поля русского языка важно потому, что «монопольное положение на рынке русского языка имеет Москва». «И люди, чистые листы, особенно дети, просто впитывают это. И не понимают, почему нельзя говорить „гражданская война", почему в современном мире важно бороться с расизмом и толерантность не пустое слово. И они становятся тем магнитом, который удерживает Украину в лапах „русского мира"», — объясняет Фурса.


Он подытоживает, что именно поэтому важно, чтобы как можно больше людей переходили на украинский язык и учили английский: «И если через тысячу лет у нас будет украинский английский язык, и мы будем спорить с Лондоном, у кого лучше акцент, тогда и можно будет вернуться к теме русского языка». Фурса также критикует заявление Мендель о том, что «вся страна не заговорила на украинском» после принятия языкового закона. По его словам, простого решения, которое сразу приведет к цели, не существует, «но как-то глупо начинать бежать марафон, а через 100 метров остановиться, потому что еще не добежали».

Экс-заместитель министра информационной политики Дмитрий Золотухин на своей странице в Facebook обращает внимание на то, что «волна хейта по отношению к последним словам о языке из уст Мендель больше, чем после аналогичного заявления от Авакова». О том, что «русский язык не принадлежит России» глава МВД Арсен Аваков заявил в интервью «Гордону», опубликованном 2 марта. А 30 марта Аваков опубликовал об этом длинный пост на своей странице в Facebook. Золотухин считает, что меньшая волна критики главы МВД связана с тем, что к Авакову «уже немного привыкли» и, кроме того, «критиковать его все равно безрезультатно».

«Во-вторых, многие забыли, что на самом деле украинизированный русский иногда спасал нас в самые непредсказуемые моменты. Вспомните, хотя бы кино под названием „За поребрик…" Питерское слово „поребрик" убедило в российской агрессии больше людей, чем десятки заявлений официального Киева», — пишет экс-заместитель министра информационной политики. Он также отмечает, что большое число исследований показывало, что люди на востоке Украины все равно будут предпочитать русскоязычный контент.

В то же время Золотухин критикует Мендель и Авакова. «Но начинать надо не так, как это делают Арсен Борисович и Юля. Если бы Юля начала вести образовательную передачу (как кандидат филологических наук) о том, насколько украинизированный русский лучше, древнее и более русский, чем русский — это был бы реальный мощный троллинг Кремля и развитие украинского русского…», — считает он.

Нардеп от «Европейской солидарности» и соавтор языкового закона, против которого выступила Мендель, Николай Княжицкий на своей странице в Facebook пишет, что украинского языка стало больше в публичном пространстве, хотя закон еще даже не полностью начал действовать. «Он (языковой закон — прим. ред.) принимался не для того, чтобы после голосования все вдруг заговорили в публичном пространстве на украинском, а для того, чтобы через 10 лет украинский в Харькове и во Львове был слышен одинаково повсеместно», — отметил Княжицкий. Он также предложил офису президента заботиться об украинском языке, вместо того, чтобы переживать за «украинский русский», так как это единственный способ забыть о колониальном прошлом.

Нардеп от Слуги народа Максим Бужанский напомнил о законопроекте в Раде об отмене штрафов за отказ обслуживать на украинском языке, соавтором которого он является. «Прекрасные тезисы, правда немного запоздавшие», — пишет он о заявлениях Мендель. Он добавил, что «со школами тоже придется что-то делать», так как «ни Венгрия, ни Румыния, ни Польша не согласятся с существующими языковыми нормами в образовании, а менять их только для школ, работающих на языках стран ЕС — неосуществимый перебор даже для нашей страны».

Главный редактор сатирического сайта UaReview, публикующего вымышленные новости, Роман Голубовский продолжил мысль Мендель об «украинском русском». «Когда кто-то пишет „Kiev" — это украинский английский русский язык», — отметил он на своей странице в Facebook.

Журналист «Букв» Стас Козлюк на своей странице в Facebook напомнил, что защита русского языка стала предлогом для агрессии Кремля. «Просто хочется напомнить, что в 2014 году один президент одной северной страны под предлогом „защиты" русского языка аннексировал Крым и начал войну в Донбассе», — говорится в его сообщении.

А управляющий партнер BURO Creative Lab Сергей Моргунов называет «украинский русский язык», о котором упомянула Мендель, «оксюмороном». «Да, до войны мне приятно было слышать от русских коллег о моем особом русском. Сначала „такая красивая мягкость и тягучесть", „как песня, хочется слушать и слушать". Затем в завершение всегда было что-то о „вообще, русский в провинции имеет свой шарм", „на юге России всегда русский звучал благозвучно"», — вспоминает он комментарии россиян о своем языке. По его словам, позже один из этих россиян позвал его в оккупированный Крым — на свою дачу под Севастополем и познакомить «с соседями, которые, как и он „просто хотим вернуть Крым на родину", „посмотришь сам, никто здесь зла не желает ни тебе, никому"». Моргунов отмечает, что на этом их знакомство оборвалось. «В 2017 году я начал писать и во всех публичных выступлениях высказываться на украинском. Потому что любой продукт на русском — будет российским. Это и является основой „русского мира". Не существует никакого украинского русского. Есть только русский с „русским" Королевым, „русским" Малевичем, „русским" Тарковским-старшим, „русским" Шевченко и др. Это абсолютно имперский подход, в котором мы были колонией. И будем оставаться в дальнейшем, пока не будем создавать продукта вне контекста „русского"», — уверен он. Моргунов также ответил Мендель, что «у России есть монополия на русский язык», так как Россия этот язык «принесла сюда и навязала репрессиями» и «пока украинский продукт будет использовать русский язык, это будет русский продукт, созданный на Украине».

***

16 января 2021 года вступила в силу норма языкового закона, согласно которой вся сфера обслуживания на Украине должна перейти на украинский язык независимо от формы собственности. По просьбе клиента его могут обслужить на другом языке, если такой язык приемлем для обеих сторон. Кроме того, производители товаров и услуг (а также их исполнители и продавцы) могут дублировать на любой другой язык информацию об изделиях (товарах), работах или услугах, которая представлена на украинском.

16 февраля уполномоченный по защите государственного языка Тарас Креминь заявил, что массово закон о государственном языке не нарушают — есть лишь единичные случаи.

25 января народные депутаты от партии Слуга народа зарегистрировали два законопроекта, которые предлагают отменить штрафы за нарушение закона о функционировании украинского языка как государственного.

Они утверждают, что «взыскание в сфере обслуживания населения является примером чрезмерного вмешательства государства» в хозяйственную деятельность.

Креминь 15 февраля выступил против этой инициативы, отметив, что государство должно иметь действенные инструменты наказания «злостных нарушителей прав граждан».

Он напомнил, что штраф может быть наложен омбудсменом только в случае отказа устранить нарушение и если оно фиксируется повторно в течение года. Тогда могут составить протокол, который можно обжаловать в судебном порядке.

«По состоянию на сегодня, мной как уполномоченным не наложен ни один штраф, как и не зафиксировано ни одного злостного нарушителя, который бы упорно и системно нарушал права граждан Украины. Все присланные нами в адрес физических или юридических лиц требования об устранении нарушений языкового законодательства были выполнены», — сообщил он.

Министр культуры Александр Ткаченко выступал за отсрочку введения штрафов за нарушение языкового закона — «чтобы была возможность для тех, кто его (украинского языка — прим. ред.) не знает, — изучить, понять и, возможно, полюбить».

Согласно исследованию КМИС, 61,7 процента украинцев поддерживают обслуживание на украинском языке, тогда как 34 процента выступают против.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.