Спустя шесть лет после вторжения на Украину Россия снова что-то замыслила, угрожая своему соседу и подрывая нашу общую безопасность. Сегодня на границах Украины и территориях, которые Россия присвоила в 2014 году, сосредоточилось рекордное подкрепление в 85 000 военнослужащих и несколько тысяч танков, грузовиков с ракетными установками, бронетранспортеров и дальнобойных орудий — огромный арсенал. Но для чего они там?

Западным чиновникам Россия объясняет, что это всего лишь учения. Кремлевская пиар-машина утверждает, что это ответ на украинскую агрессию. Но и то, и другое неверно. От запросов насчет характера, масштабов и продолжительности этих мер Россия отмахнулась, нарушив правила уведомления и прозрачности в сфере контроля над вооружениями. Украина ни на кого не нападает и не планирует. Она хочет вернуть утраченные в 2014 году территории — но мощью примера, а не силой оружия. Украинцы рассчитывают, что их страна покажется милее, чем жизнь под пятой Кремля.

Западные аналитики ломают голову насчет российских намерений. Реформы на Украине в последнее время набирают обороты, в частности, началось преследование прокремлевских олигархов. Возможно, военное запугивание — попытка пустить их под откос. Пораженной пандемией экономике и измученным войной людям лишние неурядицы не нужны. Возможно, Россия рассчитывает, что Украина пойдет на уступки насчет Крыма, этот трофей Россия заполучила в 2014 году и мнит образцом геополитических чар Владимира Путина. Сегодня Россия заливает там бетон в огромных масштабах — как полагают некоторые, возводит объекты для ядерного оружия. Но под российской оккупацией полуостров иссох и обезлюдел. Этим летом крымчан ждет нормирование воды. Россия могла бы укрепить свою хватку, захватив канал на территории Украины, который раньше снабжал Крым.

Возможно, более краткосрочная цель — разместить российские войска на линии соприкосновения между восточными сепаратистскими регионами и остальной частью Украины. Мало кто из посторонних возмутится из-за этого. Кремль скажет, что это — «миротворцы», хотя лучше было бы их назвать «мародерами». Вопреки установленному прекращению огня, в последнее время вспыхнули боевые действия, в результате которых только в этом году погибли более 20 украинских солдат, из них четверо — в течение суток.

Чтобы оправдать дальнейшие военные шаги, Россия может изобрести провокацию со стороны Украины или заявить, что военного вмешательства потребовала чрезвычайная гуманитарная ситуация. Кремль вообще охотно выдумывает подобные сюжеты себе в оправдание. Недавно Россия заявила, что в результате удара украинского беспилотника погиб ребенок. Ее представитель при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) со штаб-квартирой в Вене назвал водную блокаду «попыткой геноцида». Кроме того, Россия регулярно заявляет, что «фашистский» режим Украины готовит массовые убийства этнических русских (это было бы очень странно, учитывая, что президент Украины Владимир Зеленский — еврей, а родной язык у него русский).

Тем не менее полномасштабные боевые действия — отнюдь не неизбежность. До начала стрельбы военная доктрина России предусматривает масштабные кибератаки, пропаганду, подрывную деятельность и другие вредоносные действия. Ничего из этого пока не было. Недавняя переброска — показуха, тогда как настоящая операция требует секретности. И война будет рискованной: Украина будет сопротивляться. США поставили Украине современное вооружение — например, противотанковые ракеты «Джавелин» (Javelin) — при условии, что они будут находиться вдали от линии фронта. Эти правила могут измениться. Британия уже тренирует украинских солдат. Мы можем их обучить новым трюкам. Российская публика жаждет славы, а не трупов.

Еще война подчеркнет давние предупреждения других российских соседей, что та никак не примирится с независимостью ее бывших колоний. При малейшей возможности она их дестабилизирует, захватывает их территорию и подрывает их суверенитет. Еще одно доказательство этого лишит европейцев их самонадеянности.

Однако больше всего на руку Кремлю то, что сегодняшняя Европа конфликтов боится больше, чем волнуется за свободу. Похоже, наше бестолковое министерство иностранных дел хочет, чтобы проблема решилась сама собой. Совет национальной безопасности украинский кризис еще не обсуждал. Франция и Германия увильнули от вызова, призвав к деэскалации обе стороны, словно преступник и жертва агрессии — субъекты одного порядка, отмечает аналитик аналитического центра Четем-Хаус Орыся Луцевич. Эммануэль Макрон и Ангела Меркель на прошлой неделе обсудили кризис с Владимиром Путиным — в обход украинцев. Это деморализующий сигнал для остальной Европы и обнадеживающий — для Кремля: в критический момент Берлин и Париж ставят собственные интересы выше общественных.

Политики в Вашингтоне наблюдают за этим с тоской и злостью. США направили в Черное море два военных корабля: напоминание о решимости Байдена противостоять иностранным интригам России. Кроме того, команда Байдена рассчитывает перезагрузить Атлантический альянс, предложив Европе помощь против России в обмен на дипломатическую и экономическую поддержку усилий США по сдерживанию Китая. Но США не могут сделать для европейской безопасности больше самой Европы.

Китай наблюдает. Если Запад подведет Украину, во что встанет Тайвань? Саммит НАТО этим летом в Брюсселе высветит нашу неразбериху. Украина снова призвала обеспечить ей четкий путь к членству. Отказ подчеркнет бесхребетность альянса, согласие — подчеркнет раскол. Дональд Трамп, как известно, был нетерпим к своим европейским союзникам. Нам это не нравилось. Но не исключено, что Джо Байден вскоре разделит его точку зрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.